Ещё

Генпрокуратура вступилась за сироту, лишившегося единственного жилья 

Фото: RT на русском
провела проверку в отношении сотрудников администрации Фрунзенского района в связи с историей 36-летнего сироты . По версии Генпрокуратуры, мужчина мог лишиться положенной ему жилплощади из-за действий своей тёти и халатности чиновников. Также в ведомстве намерены провести проверку и в отношении тёти Седова Валентины Холодаевой. Кроме того, прокуратура Ярославля подготовила исковое заявление к мэрии города с требованием предоставить Евгению жильё. История Седова вызвала резонанс после того, как о ней в декабре 2018 года сообщил RT.
В ярославском суде началось рассмотрение дела выросшего в детском доме 36-летнего Евгения Седова. Он лишился единственного жилья из-за собственной юридической неграмотности и слепого доверия родственникам. После того, как RT рассказал о ситуации Седова, вынужденного скитаться по московским ночлежкам и добывать деньги случайными подработками, историей заинтересовались в Генеральной прокуратуре. Там усмотрели нарушения в действиях ярославских чиновников и подозревают их в халатности.
«По результатам прокурорской проверки уже подготовлено постановление о направлении материалов для решения вопроса об уголовном преследовании ответственных лиц, то есть руководства администрации Фрунзенского района Ярославля, — рассказал официальный представитель Генпрокуратуры . — Чтобы восстановить жилищные права Евгения Седова, прокуратура Ярославля подготовила исковое заявление к мэрии города с требованием предоставить ему жилое помещение».
Куренной заверил RT, что в скором времени Евгений Седов получит квартиру, а прокуратура проведёт проверку в отношении его родной тёти, продавшей положенную ему жилплощадь.
«Он получит квартиру или какое-то помещение, по крайней мере, и, будем надеется, что все виновные будут наказаны», — сказал Куренной.
Представитель ведомства отметил, что история с потерей Седовым квартиры является «очень запутанной», но прокуратура приложила все усилия для детального её изучения.
«Это один из тех случаев, когда есть надежда и уверенность, что помочь удастся, — считает Куренной. — Там очень запутанная история на самом деле, это правда. Наши коллеги из прокуратуры Ярославской области этим вопросом детально занимались».
Доверился тёте
Напомним, в декабре 2018 года в редакцию RT поступило письмо от 36-летнего Евгения Седова. Он сирота — когда Евгению было три года, его мать Любовь Седова была лишена родительских прав. Женщина сильно пила и не следила за ребёнком, как-то даже забыла его в коляске на морозе и ушла в гости пить — с тех пор из-за переохлаждения у Евгения проблемы с лёгкими. Впоследствии мать Седова попала в тюрьму за кражу.
Позже опекуном мальчика временно была назначена его бабушка, однако в силу обстоятельств ей пришлось вернуть его в детский дом — женщине необходимо было ухаживать за тяжелобольным мужем и душевнобольным сыном Василием — дядей Евгения. Когда из тюрьмы вышла Любовь Седова, она также стала жить со своей матерью.
После тюрьмы Любовь прекратила пить. Это выводило брата из себя, что в в конечном итоге привело к трагедии: Василий сильно ударил Любовь, и та скончалась от полученных травм.
Бабушка Евгения, у которой к тому моменту умер муж, не смогла перенести смерти дочери, начала пить и через пару лет умерла сама. Её душевнобольного сына отправили на принудительное лечение.
К тому моменту, как Евгений достиг совершеннолетия и покинул детский дом, Василий всё ещё находился на лечении. Незадолго до 18-летия Евгения его опекуном была назначена его родная тётя, Валентина Холодаева.
Как сирота Евгений своего собственного жилья не получал, поскольку был зарегистрирован в квартире бабушки. Он жил то там, то у тёти, однако вскоре из лечебницы выписался Василий.
«Жить в маленькой квартире с шизофреником, который бормочет что-то целый день себе под нос и потом чифирит всю ночь напролёт, с убийцей может и не любимой, но всё же моей родной матери, я, признаюсь, долго не смог», — описывал RT свой быт в те годы Евгений.
Между тем у Евгения копился долг по ЖКХ. По его словам, когда сумма достигла 30 тыс. рублей, к нему пришла тётя и предложила погасить долг, переселить его с дядей в однокомнатную квартиру в аварийном доме, а когда его снесут, он получит новую квартиру. Мужчина согласился.
В 2004 году его с Василием прописали в квартиру в доме, входившем в фонд аварийного жилья. Но Евгений редко там появлялся, поскольку собирался переехать в Москву, а оформление документов доверил тёте. В 2011 дом снесли и Евгению с дядей выделили новую квартиру. Но никто не уведомил об этом Евгения, а прописывать его там Холодаева не стала. По имеющейся информации, новую квартиру его тётя приватизировала на дядю, а вскоре переоформила на себя через дарственную. Квартиру она в результате продала.
Когда RT пытался связаться с Валентиной Холодаевой, то сначала она рассказывала совершенно иную версию этой истории, а потом и вовсе перестала выходить на связь. Родного племянника она заочно называла бездельником, алкоголиком и даже гомосексуалистом. Якобы она долго искала Евгения, пыталась выйти с ним на связь. Но сам сирота это категорически отрицает.
«Да хоть ты там сдохни, — описывал Евгений свой последний разговор с тётей. — Вот так она мне сказала. Я и не возвращался в Ярославль. Но я же ни работы нормальной не могу найти без прописки, ни семью завести без жилья. Я долго терпел, но с меня хватит».
«Мне не нужно, чтобы она сидела»
17 апреля в Кировском районном суде Ярославля состоялось заседание по вопросу нарушений жилищных прав Евгения. На нём выступил прокурор и представитель Холодаевой. По итогам слушания на май было назначено следующее заседание, куда будет приглашён представитель администрации Фрунзенского района Ярославля. Обвинение настаивает на том, что со стороны чиновников в отношении Евгения была допущена халатность — он был лишён собственности незаконно. Администрация должна была уведомить его о получении новой квартиры, попробовать установить его местонахождение или связаться с ним, чего сделано не было.
Сам Евгений сейчас на заседания в Ярославль вынужден ездить на электричке из Москвы. По его словам, на следующий суд он тоже планирует приехать, если позволят средства.
«Я хочу добиться квартиры, — говорит Евгений. — Тёте, вы знаете, Господь ей судья, мне не нужно, чтобы она сидела. Но её я всё равно простить не могу, а квартиру пусть вернёт».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео