Ещё

В Удмуртии многодетная семья осталась без жилья 

В Удмуртии многодетная семья осталась без жилья
Фото: Российская Газета
Марина Мымрина вместе с тремя детьми четырех, шести и восьми лет и своей матерью жили в однокомнатной квартире в новостройке по улице Баранова в . Дети росли, потому в семье все чаще стал подниматься вопрос расширения жилплощади. Обдумав все варианты, пришли к выводу: нужно обменять квартиру на частный дом в пригороде, купить скот, вести свое хозяйство. «Так и места всем хватит, и затрат меньше», — решили они и начали искать жилье.
Вскоре на объявление откликнулась риелтор и предложила купить дом в селе Киясово в 70 километрах от Ижевска. Из-за немалого расстояния до города семья хотела отказаться от предложения, но после того, как съездили и посмотрели на дом — решили брать. А чтобы ускорить процесс, вместо обмена риелтор уговорила заключить их две сделки купли-продажи.
Однако после заезда в новое жилье все сразу пошло не так. Оказалось, что недобросовестный продавец, обещавший оставить в доме всю мебель, вывез ее. Спустя некоторое время начал разваливаться и сам дом.
— Дом большой, двухэтажный, с косметическим ремонтом. Когда мы приезжали его смотреть, все было чистенько, а вскоре после того, как летом 2015-го въехали, обнаружилось: по стенам идут трещины, появляются щели, горит проводка… Потом перестало работать газовое отопление, — рассказала Марина.
Когда дела пошли совсем плохо и чинить дом в ежедневном режиме стало невыносимо, они позвонили бывшим владельцам и сказали, что будут подавать в суд, чтобы расторгнуть сделки, а их бывшую квартиру попросили пока не продавать. Однако те тут же быстро ее продали.
Перед судом семья провела экспертизу дома. Результаты показали: износ его конструкций и оборудования составляет 70 процентов. При 75 процентах дом уже считается аварийным.
Ленинский районный суд постановил расторгнуть договоры купли-продажи и вернуть полученное по ним имущество. Однако Мымрина решила вместо проданной квартиры взыскать с двух ответчиков ее полную стоимость — 1,8 миллиона рублей. И отказалась расторгать договор купли-продажи квартиры.
"Мымрина настаивала на требованиях в полном объеме, пояснив, что ее семья готова освободить дом хоть сейчас, если ответчики будут оплачивать им съемную квартиру до возврата последних денежных средств", — говорится в документах суда.
В итоге суд расторг только договор купли-продажи дома в Киясове, который снова перешел в руки прежних владельцев. В надежде получить обещанные за квартиру деньги многодетная семья осталась без крыши над головой, а владельцы дома подали апелляцию в Верховный суд Удмуртии. Однако он решение Ленинского районного суда оставил без изменений.
Все бы ничего, но за прошедшие три года владельцы дома не выплатили семье ни копейки. Приставам удалось снять с их счетов лишь 80 рублей. Дом же, который вернулся к ним по решению суда, они снова продали.
Сейчас Марина Мымрина и ее мать живут в одном из бараков Ижевска, кишащем тараканами, и работают в трамвайном депо. Детей до разрешения ситуации с жильем им позволили оставить в киясовском реабилитационном центре.
Корреспондент «РГ» написал официальный запрос на имя председателя Верховного суда Удмуртии с просьбой разъяснить, почему при рассмотрении дела и вынесении решения не учитывалось, что без жилья останется многодетная семья, и почему к делу не привлекли органы опеки. В Верховном суде ответили, что дело рассматривалось в пределах исковых требований, которые суд удовлетворил, судебные постановления Мымрина не обжаловала, а обе стороны заранее предупредили о последствиях. Кроме того, в процессе участвовали адвокаты Мымриной, которые могли бы проконсультировать ее по делу.
"В соответствии с пунктом 4 статьи 1, пунктами 1 и 2 статьи 3, пунктом 2 статьи 6.2 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и закону. В своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны. Председатель Верховного суда Удмуртской Республики не вправе давать оценку порядку проведения судебного заседания и причинам принятия судом того или иного решения", — говорится в ответе на запрос.
Комментарий
Валерий Новичков, юрист
— При заключении таких сделок не надо оформлять два договора купли-продажи. Нужно делать договор мены. В данном случае, если говорить юридическим языком, договоры купли-продажи прикрывали договор мены, поэтому их можно назвать притворными, то есть они ничтожные. Из этого и должно было все исходить и суд обязан был вернуть все в первоначальное состояние. Другой момент: раз квартиру сразу продали и обещали выплатить деньги, не желая в реальности этого делать, получается, что владельцы дома обманули семью, воспользовавшись их юридической неграмотностью. Здесь есть признаки мошенничества — статья 159 Уголовного кодекса. Этим должна заниматься полиция. Кроме того, участвуя в таком деле, подписывать мировое соглашение нужно только при одновременном и полном получении денег. Момент, что семья многодетная, судом не учитывается. Органы опеки участвовать должны, но в случае, если дети являются собственниками недвижимости.
Липовые пенсионеры: чиновник вышел на пенсию в 28 лет
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео