Ещё

«Нам придется здесь выживать»: мусорный полигон будет «питать» ручьи? 

Фото: ИД "Собеседник"
В выходные в Подмосковье вновь намечались митинги против мусорных полигонов. Но в авангарде борьбы против отходов, которые везут из столицы в регионы, выступает все же Архангельская область.
"Россия — не помойка!" «Мусорная реформа» допекла россиян
«Нам придется здесь выживать»
Еще год назад о станции Шиес на границе Архангельской области и Коми знали только местные. Пассажирские поезда на ней не останавливались — кругом тайга, дорог нет в принципе, лишь направления. Поселок Шиес, который строился под добычу леса, опустел еще в 70-е годы. Все изменилось в июле прошлого года, когда жители ближайшего поселка Урдома, что в 30 километрах, пошли в лес и наткнулись на строительную технику.
— Лес был вырублен, — рассказывает житель Урдомы и активист Николай Викторов. — У станции стояло несколько десятков единиц техники. Рабочие рассказали, что на этом месте строится мусорный полигон.
Насколько он огромный, жители поселка выяснили позже и ужаснулись. Пять тысяч гектаров, пятьсот тонн несортированного мусора в полиэтилене в год! Местность в Шиесе болотистая, в ней берут начало ручьи, которые питают Вычегду и Северную Двину, впадающую в Белое море.
— Это будет экологическая катастрофа, — говорит жительница Урдомы Марина Дзюба. — Нам придется здесь выживать. У нас отнимают наше право на благоприятную окружающую среду, гарантированное 42-й статьей Конституции.
Региональные власти строительство «могильника» не комментировали. В августе в Урдоме прошел первый митинг, на который вышла половина ее населения — две тысячи человек. Приехали на него и гости из Сыктывкара.
— От Шиеса до Сыктывкара 95 километров, — говорит предприниматель из Коми Виктор Вишневецкий. — Но дело не в расстоянии, а в розе ветров. 65% выбросов пойдет на Коми.
Виктор впервые приехал в Шиес с друзьями в июле, снял документальный фильм о строительстве полигона, который выложил на ю-туб, и разрушил информационный вакуум вокруг проекта.
Благодаря активистам стройка была приостановлена
«Сталинград» в тайге
В ноябре 2018 года Архангельская область и Москва подписали соглашение, согласно которому столица перечислит в течение трех лет Поморью 6 миллиардов рублей. За что, не уточняется, но у жителей региона объяснение одно: за тонны столичного мусора, который к ним привезут хоронить.
В январе власти и застройщик провели в Урдоме презентацию экотехнопарка «Шиес» — «полигон смерти» носит красивое название. На нее в сельский дом культуры привезли на автобусах студентов и бюджетников. Урдомских и экоактивистов в зал не пустили, но они не дали провести презентацию.
— Им нужна была красивая картинка, что Урдома не против, — объясняет Николай Викторов, который пробрался в ДК и снял начало «шоу».
До сих пор, как утверждают активисты, не проводилось ни общественных слушаний, ни научных изысканий, нет никакой документации, но подрядчики экотехнопарка ведут стройку. Пытаются вести в условиях развернувшейся «партизанской войны». В декабре на станции Шиес активисты из Архангельской области и Коми организовали вахту. У станции они поставили вагончики и разбили палатки, чтобы фиксировать все правонарушения, и не дают бензовозам провозить топливо, без которого стройка невозможна.
— Дорог там никогда не было, это лесные направления, а значит, мы ничего не нарушаем, — объясняет Виктор Вишневецкий.
На вахте круглосуточно дежурят от 15 до 30 человек, в выходные людей больше. Это не только жители близлежащих поселков и городов, на вахту приезжают из Архангельска и Коми. И не только мужчины, но и женщины, они отвечают за быт. Его организовали на народные деньги, на наблюдательных пунктах с символическими названиями «Сталинград», «Ленинград» и других есть всё — от теплых одеял до продуктов и воды в бутылях.
Опознать «партизан» можно по желтым жилетам — их положено носить около железнодорожных путей. Строители и охранники — те, кто по другую сторону баррикад — жилеты не носят. Фронтовая терминология в Шиесе — не пустые слова.
— В последнее время охранники вели себя неадекватно, — рассказывает Виктор Вишневецкий, который часто приезжает на вахту. — Запрещали проходить к стройке даже женщинам.
30 марта порядка ста жителей из Архангельской области и Коми приехали и с ними поговорили, соблюдая законность и порядок. На следующий день часть чоповцев уволились, а оставшиеся так себя больше не ведут.
В ночь с 14 на 15 марта на одном из наблюдательных пунктов случилась провокация. Некий Алексей Козлов сел за руль экскаватора, снес вагончик ковшом и придавил активиста. За Козловым двигались 14 грузовиков «Скания», и активисты утверждают, что пропустили бы их со стройки без проблем. Но виноватым оказался не «экскаваторщик», а они. Якобы избитого Козлова якобы с переломом позвоночника эвакуировали вертолетом в больницу и возбудили уголовное дело по факту побоев. Он, правда, на следующий день ушел из больницы на своих двоих.
Провокации в Шиесе не редкость. Однажды ночью на вахту, когда там было всего пять человек, приехали три десятка мужчин в балаклавах. Шиесские «партизаны» нажали на «красную кнопку» — так активисты называют сообщения в мессенджерах, — и через полчаса перед «балаклавами» стояли четыре десятка крепких поморцев.
— Их убедили на словах, что их действия преступны, — рассказывает Вишневецкий.
Митинг «шелупони»
В начале апреля масла в огонь борьбы против московского мусора подлил губернатор Игорь Орлов. На камеру он назвал сопротивленцев «шелупонью». Это стало последней каплей в чаше народного негодования. 7 апреля на несанкционированный, по версии властей, митинг в Архангельске вышли до 10 тысяч человек.
— За зданиями стояли полностью экипированные люди — Росгвардия, — рассказывает один из организаторов митинга Елена Калинина, многодетная мать из Архангельска. — Полицейские пытались выдергивать людей из толпы, но потом поняли, что этим митинг не остановить.
Не из солидарности силовики не допустили насилия: полицейских было значительно меньше митингующих. На митинге люди выступали против московской свалки, но добавилось еще одно требование — политическое: снять губернатора.
— Все понимают, что у действующей власти есть свой интерес и договориться с ней невозможно, — объясняет Елена Калинина.
Орлов и после митинга не собирается сворачивать строительство, но политологи выразили мнение, что кресло под губером закачалось. В свою очередь жители региона организовали бессрочное стояние на центральной площади и не хотят сворачивать протесты.
В отношении сопротивленцев начались репрессии. Активистов судят за участие в митинге. Конечно, штрафами «шелупонь» уже не остановишь, но и хеппи-энда в этой истории не будет. Уйдет экотехнопарк из Поморья — придет в другой регион. Не все могут организоваться и доказать, что они — не бараны и не согласны дышать московскими отходами.
Кстати
«Власти решили всех заткнуть»
14 апреля, в день рождения губернатора Андрея Воробьева, оппозиционный политик Дмитрий Гудков тоже хотел провести «Единый день экологического протеста» в Московской области.
Митинги планировались в 22 городах Подмосковья, но прошли только в Клину и Сергиевом Посаде.
— Мы получили больше 20 отказов, — рассказывает Гудков. — Губернатор Воробьев, видимо, защищая мусорную мафию, запретил митинговать. Власти решили продавить полигоны, свалки, мусоросжигательные заводы, подавляя жителей. Например, в Коломне прошли обыски у всей инициативной группы.
Митинги не согласовали под разными предлогами. Скажем, в Наро-Фоминске на этом месте устроили первенство по регби, в Чехове митингующим отказали из-за «Весеннего квеста», в Серпухове — из-за фестиваля к Дню космонавтики. Но, по словам Гудкова, большинства заявленных мероприятий по факту не было.
— Дождутся ситуации, как в Архангельске, потому что люди терпеть этого не будут, — говорит политик.
* * *
Материал вышел в издании «Собеседник» №14-2019 под заголовком «Шиес подкрался незаметно».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео