Ещё

Словарный запас: эффект «зловещей долины» 

Словарный запас: эффект «зловещей долины»
Фото: Strelka Magazine
Чем больше робот оказывается похож на человека, тем симпатичнее он кажется — но лишь до определённой степени. Слишком натуралистичный робот вызывает тревогу из-за мелких несоответствий: например, слишком пропорционального лица. Это рождает чувство дискомфорта и страха, получившее название эффекта «зловещей долины».
Источник: Osaka University and ATR Intelligent Robotics and Communication Laboratories
Что написано в словаре
Источник: Osaka University and ATR Intelligent Robotics and Communication Laboratories
Эффект «зловещей долины» (uncanny valley) — гипотеза, сформулированная японским учёным-робототехником и инженером Масахиро Мори. Она подразумевает, что робот или другой объект, выглядящий или действующий примерно как человек (но не точно так, как настоящий), вызывает неприязнь и отвращение у людей-наблюдателей. В 1970 году Мори провёл опрос, исследуя эмоциональную реакцию на внешний вид роботов. По его итогам учёный выпустил эссе Bukimi No Tani. В 1978 году текст перевели на английский, назвав Uncanny Valley.
В своей гипотезе Мори пытался объяснить эффект «зловещей долины», обращаясь к бессознательному. По его мнению, похожая на человека машина перестаёт восприниматься как техника. Антропоморфный робот начинает казаться нездоровым или неживым человеком, ожившим трупом, вызывая у наблюдателя страх смерти. Помимо напоминания «memento mori», излишне симметричные лица андроидов вызывают когнитивный диссонанс своей неправдоподобностью, несвойственной живым людям.
Одна из самых популярных гипотез, получившая название «теории неспособности к эмпатии», принадлежит Катрин Миссельхорн. Миссельхорн также обращается к психоанализу, истории психологии и Я-концепции. Катрин говорит о том, что мы по определению не способны понять чувства человекоподобного существа. Это и приводит к тревоге перед неизвестностью.
Откуда пришло
Андроид Эрика из . Источник: facebook.com/ANDROIDERICA
В 1988 году компания Pixar показала анимационный короткометражный фильм «Оловянная игрушка». Оказалось, что ещё во время тестовых просмотров аудитория возненавидела взгляд псевдореалистичного ребёнка Билли. Сильная негативная реакция аудитории убедила Pixar избегать излишне реалистичных человеческих персонажей в своих будущих проектах. C тех пор анимационная студия сосредоточилась на фильмах о живых игрушках, любопытных роботах и говорящих машинах.
Чувство иррациональной тревоги, возникающей от человекоподобного существа с небольшими отклонениями от нормы «человеческого вида», были описаны ещё в 1818 году в романе «Франкенштейн, или Современный Прометей». Психоаналитические истоки явления можно найти и в статье «Жуткое». Основная идея Фрейда заключалась в том, что, вопреки всеобщему мнению, нам становится жутко не от столкновения с чем-то неведомым и чужеродным, а, наоборот, с тем, что нам хорошо знакомо. В своей работе Фрейд отмечает, что эстетика с большим желанием занимается рассуждениями о величественном и прекрасном, нежели о зловещем и отталкивающем, и приводит цитату Фридриха Шеллинга:
«Жуткое — это то, что должно было бы быть скрытым, но обнаружило себя».
​«Теория психопатов», выдвинутая Анджелой Тинвелл, обращает внимание на то, что мы полагаем, будто и сам андроид неспособен к эмпатии. Иными словами, мы воспринимаем подобное создание как психопата. Мы не способны контролировать его эмоциональные реакции, а следовательно, и поведение. Ещё одна близкая к этой теория — «теория восприятия угрозы» — описывает машины как существ, которые находятся в пространстве между категориями «робот» и «человек». Это сталкивает нас с непониманием того, чего ждать от такого существа, и неуверенностью в том, управляем ли мы ситуацией.
Эффект «зловещей долины» был неоднократно исследован с разных точек зрения: от практического интереса робототехников до теоретических подходов философов и психологов. Интерес к этой области растёт пропорционально развитию индустрии производства андроидов: в 2015 году эффект упоминался в 510 научных статьях по сравнению с 35 — в 2004 году.
Несмотря на то, что эффект легко описать и он кажется интуитивно правильным, исследовать подобную субъективную категорию непросто, и дискуссии в академических кругах продолжаются. Точные причины такого психологического феномена не выяснены до сих пор. Тем не менее время от времени появляются научные публикации, предъявляющие убедительные доказательства существования «зловещей долины». Одна из них — недавнее исследование Майи Матур и Дэвида Райхлинга, проведённое на основе 80 существующих роботов и анализа их восприятия людьми.
Что говорят эксперты
Стефани Лей, профессор факультета искусств и социальных наук Открытого университета, исследователь эффекта «зловещей долины»
Стефани Лей Исследованием эффекта «зловещей долины» я занимаюсь с 2006 года. Последнее время изучаю реакции людей на роботов. И обнаружила, что самыми жуткими машинами кажутся те, где счастливые лица объединены со злыми глазами. Это вызывает ощущение, что робот пытается подавить в себе неприятные эмоции.
Производство андроидов быстро прогрессирует, учёные создают всё более реалистичных роботов. Одна из теорий о «зловещей стене» предполагает, что отличить искусственное от человеческого можно будет всегда, несмотря на развитие технологий. Когда роботы станут более реалистичными, мы тоже станем более чувствительными к этим изменениям и всегда сможем понять, если с ними будет что-то не так. Конечно, мы ещё очень далеки от этого.
Тимофей Нестик, заведующий лабораторией социально-экономической психологии Института психологии профессор, доктор психологических наук член этического комитета Ассоциации искусственного интеллекта России
Тимофей Нестик
Мне кажется, важно учитывать то, в какой ситуации человек видит андроида, и род задач, которые решает робот. Одно дело, если речь идёт об автоматизированном промышленном производстве, совсем другое — если о сфере услуг, помощи пожилым людям, вопросах воспитания и заботы о детях.
Существуют данные, которые свидетельствуют о том, что люди с повышенной тревожностью чувствительнее к эффекту «зловещей долины». Экстравертам легче даётся взаимодействие с андроидами. Культурные особенности ещё сильнее влияют на восприятие эффекта. Например, в Японии немного иначе относятся к роботам, чем в Европе. Это происходит в силу того, что в Японии существует древняя система религиозных представлений, где предметы могут быть одушевлёнными.
Больше всего на силу эффекта, конечно же, влияют убеждения и типы технологий. Уровень доверия к самоуправляемым такси выше, чем к роботам-хирургам, которые обеспечивают невообразимо высокую точность операций. Темпы развития технологий в области человекоподобных роботов ещё не настолько велики, чтобы мы столкнулись с их эффектом в повседневной жизни. Эффект «зловещей долины» формируют скорее массовая культура, искусство, фантастические фильмы, вызывая то, что иногда называют «памятью о будущем».
Мы изучали отношение к роботам и искусственному интеллекту у российской молодёжи, и результаты показали, что недружелюбных роботов боятся технооптимисты, которые верят в быстрое развитие технологий, но их меньшинство. Подавляющее же большинство боятся скорее людей, которые программируют роботов, и того, что в руках злоумышленников это приведёт к тотальному контролю и манипулированию общественным мнением.
Сколько выпить: сомнительный ответ о полезных дозах
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео