Ещё

Садомазо и «второй Пелевин»: что читать из шорт-листа «Нацбеста» 

Садомазо и «второй Пелевин»: что читать из шорт-листа «Нацбеста»
Фото: Москва24
«Четверо» Пелевина, садомазо роман «Славянские отаку» Ольги Погодиной-Кузминой, «Калечина-Малечина» о травле подростка , «Финист — ясный сокол» , «Я буду всегда с тобой» о войне и ГУЛАГе Александра Етоева и очерк об истории  — премия «Национальный бестселлер» объявила короткий список. Выбор жюри комментирует литературный критик Наталья Ломыкина. «Национальный бестселлер» вручается за прозу, впервые опубликованную на русском языке в течение прошлого года. Произведения читают эксперты Большого жюри и выбирают по два понравившихся. Каждое первое место дает номинанту три очка, каждое второе — одно. Потом баллы суммируются и формируется короткий список «Нацбеста». После его оглашения все баллы, которые книги получили от Большого жюри, обнуляются. Теперь принимать решение будет Малое жюри, куда вошел победитель прошлого сезона , директор санкт-петербургского книжного салона Андрей Шамрай, общественный деятель , певица Гречка и другие. Победителя «Национального бестселлера» объявят 25 мая на церемонии в .
В этом году в шорт-листе — шесть произведений.
Михаил Трофименков «XX век представляет. Кадры и кадавры» — 14 баллов Издательство «Флюид FreeFly» Возглавляет шорт-лист авторитетный кинокритик Михаил Трофименков, это единственный нон-фикшен в списке. Трофименков поставил перед собой задачу — через призму искусства взглянуть на мировую историю и политику прошлого столетия и наметить «закольцованные силовые линии ХХ века». Получился структурированный по десятилетиям, субъективный очерк о развитии цивилизации. Кинокритики, за которую мы любим Трофименкова, здесь мало, зато много рассуждений и аналогий.
Андрей Рубанов «Финист — ясный сокол» — 13 баллов «Редакция Елены Шубиной» Эта сказка, переработанная в духе славянского фэнтези, — мой личный фаворит. Андрей Рубанов пишет, как сам говорит, «изустную побывальщину» о малой девке Марье и ее любви к бронзовокожему птицечеловеку Финисту. Свой сказ ведут трое: «лихой глумила», потомственный скоморох Иван Корень, «муж крови», воин и искусный кожедуб Иван Ремень и птицечеловек Соловей, изгнанный за разбой из небесного города Вертограда. Все трое оказались причастны к истории Марьи и Финиста: один был свидетелем зарождения любви и невольно оказался причастен к разлуке, второй видел стертые железные сапоги и решительное упрямство кузнецовой дочери на ее пути к любимому, третий помог Марье попасть в небесный город и научил, как добраться до княжеского сына. И глумила, и воин, и летающий изгнанник размышляют об устройстве мира, пытаются постичь суть всех вещей. Все трое странствуют, наблюдают, сравнивают. И Андрей Рубанов, вживаясь по очереди в образ каждого из трех сказителей, воссоздает на свой лад не просто язык и образ мыслей, но и само сознание наших предков. Прекрасный, цельный, удивительным языком написанный роман.
Евгения Некрасова «Калечина-Малечина» — семь баллов «Редакция Елены Шубиной» Сложная, откровенная и важная книга о травле, внутреннем мире подростка, да, в конце концов, просто о девочке, чьи родители слишком заняты тем, чтобы выжить, поэтому у них не доходит дело до того, что происходит в душе ребенка. Катя учится средне (в дневнике у нее «иногда плавали лебеди или звенели тройки»), отца это приводит в ярость. «После того как папа смотрел дневник, Кате часто приходилось пережидать плохое и повторять про себя: „Катя катится-колошматится, Катя катится-колошматится…“ Ночью, когда с этим днем было понятно и кончено, можно было лежать в свободной невесомости еще восемь часов и краешком надежды думать, что завтра будет получше». Но с «получше» все время не выходит — одноклассники травят Катю, учительница только подливает масла в огонь, публично высмеивая ее безграмотность. Никому по большому счету неважно, о чем Катя мечтает, о чем сочиняет стихи, о чем думает, глядя в окно на залитый солнцем город. И вот когда девочка доходит до отчаяния, в ее жизни появляется воображаемый друг — кикимора со стишком про Калечину-Малечину и вполне реальным умением наказывать обидчиков.
Упырь Лихой «Славянские отаку» — семь баллов Издательство «Флюид FreeFly» Сценарист и прозаик Ольга Погодина-Кузмина указывает на обложке, что это «убедительный, местами очень смешной, местами печальный наш с вами групповой портрет». Но я не готова подписаться под этим высказыванием и быть изображенной на лихом упырском портрете тоже не хочу. «Отаку» в переводе с японского — люди, чем-то фанатично увлеченные. За пределами Японии, в том числе и в России, это слово обычно употребляется по отношению к фанатам аниме и манги. Собственно, герои Упыря фанатеют от японских порномультфильмов хентай (запрещены в России, а на Украине — нет). И не просто фанатеют, но и воплощают в жизнь. Гарный хлопец Коля Дмитрук регулярно выходит в Сеть не для того, чтобы читать новости или писать в соцсетях, а чтобы онлайн резать себе лоб, прижигать ладони и заниматься извращенным сексом на потеху публике. Виртуальные игры довольно быстро переходят в онлайн, а Коля вместе с таким же отмороженным братом Димой переезжают в Россию, где живет их главный мучитель по кличке Москаль. Сложно понять, откуда у этих анальных гомоэротических политических игр семь баллов «Нацбеста». Очевидно, кто-то видит в садомазо свежую метафору российско-украинских отношений и готов читать 345 страниц про извращенные сношения, написанных на смеси компьютерного и хентай жаргонов. Я не готова.
Александра Етоева «Я буду всегда с тобой» — шесть баллов Издательство «Азбука-Аттикус» В моем личном списке это, пожалуй, второй претендент на победу. «Я буду всегда с тобой» — удивительная по силе слога попытка заговорить две сильнейшие травмы — Великую Отечественную войну и ГУЛАГ. В жанре магического реализма Етоев пишет роман о потере ориентиров в атмосфере доносов и подозрительности. В 1943 году старый скульптор Степан Рза получает от начальника концентрационного лагеря заказ высечь из драгоценного караррского мрамора его статую в полный рост. Рза любит работать с любым материалом — резать по дереву, высекать из камня, отливать из металла, но к мрамору особенно неравнодушен. К тому же, чем сложнее человек, тем интереснее художнику браться за дело — в свое время он даже получил Сталинскую премию за огромный портрет вождя, высеченный прямо в скале. Словом, Рза переезжает в лагерь и становится невольным инициатором, свидетелем и участником типичной для того времени и страшной в своей нелепости истории. Рвущийся к власти полковник Телячелов мечтает разоблачить скрытого врага и получить повышение. Он подозревает всех и вся, в том числе Рзу, но жертвой становится помощник скульптора, молодой ненецкий шаман Ванойта. По измышлениям Телячелова, Ванойта — нацистский шпион и готовит восстание против советской власти.
Александр Евтоев сплавляет ненецкие легенды с советскими реалиями, напевную поэтичность языка шаманов — с казенными фразами, а талант видеть прекрасное — со страшной действительностью. Получается самобытный, завораживающий шаманским ритмом роман о том, как легко искажается реальность, как быстро слабый человек теряет волю и сходит с ума и как важно (и трудно) сохранять внутреннюю цельность.
«Четверо» — шесть баллов Издательство «Пятый Рим» Замыкает короткий список «Нацбеста» книга «Четверо» 30-летнего питерского прозаика Александра Пелевина. На сайте премии значится, что это «роман с элементами научной фантастики и неонуара», состоящий из трех сюжетных линий, которые развиваются в разные времена. И что «стилистически он наследует произведениям не литературным, а кинематографическим — „Солярису“ Тарковского и „Твин Пикс“ ». Члены Большого жюри, оставившие рецензии на сайте «Нацбеста», роман хвалят, а писатель даже замечает, что читать «второго Пелевина» становится интереснее, чем первого. Пока мне больше всего понравился разгромный отзыв Татьяны Соломатиной, написанный с едкой иронией в форме диалога с наставником. Тот случай, когда рецензия имеет все шансы стать самостоятельным рассказом.
Спецназ взял штурмом дом вора в законе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео