Ещё

«Если нас не пустят на выборы, будем с Навальным несанкционированные митинги организовывать» 

Фото: РИА "ФедералПресс"
Дмитрий Геннадьевич, вы заявили о желании участвовать в выборах в Мосгордуму и представили команду из восьми человек, которая также будет бороться за столичные мандаты. Расскажите, пожалуйста, подробнее о программе, с которой вы собираетесь штурмовать московский парламент.
— Мы идем с той же самой программой, которую готовили на выборы мэра. Что решают эти выборы? Они решают, чей будет город — жителей или застройщиков. Очевидно, что Москва будет дальше развиваться, и очевидно, что застройка будет продолжаться. Только она может цивилизованно продолжаться в интересах жителей, а может продолжаться в интересах застройщиков.
Например, если мы берем мой округ Хорошёво-Мневники, то застройка там велась следующими методами. Сначала компания «Крост» построила там одну высотку. Когда люди покупали квартиры в этом доме, им показывали проект, что там будет пруд, парк и прочие удовольствия. Люди покупали квартиры там за очень дорого, даже по сравнению с той недвижимостью, которая продавалась в этом же округе. Люди заселялись туда, потому что вид открывался на Москву-Сити, им обещали парки, детские сады и все прочее. Но когда построили одну высотку, тут же наставили еще высоток, и в итоге получились каменные джунгли без инфраструктуры. Когда я встречался с местными жителями, они рассказывали, что у них как была одна школа, так и осталась. Появилась только школа [главы Сбербанка Германа] Грефа, но она платная. Я уж не говорю о том, что там машину поставить негде. Все дворы превратились в склад автомобилей. Женщины с колясками там пройти не могут.
Или возьмем Кунцево. [Группа строительных компаний] «ПИК» влезает во двор трех пятиэтажных домов, ставит забор в 20 сантиметрах от дома и начинает строительные работы. Понятно, что в этот момент падает цена на недвижимость. Не могут люди по нормальным ценам продать свои квартиры. В итоге все выходят с потерями. При том строительные компании делают коммерческое жилье и жилье для переселенцев. Для последних все делается тяп-ляп — это дома очень плохого качества.
Впереди у нас реновация. Помимо реновации, идет просто программа переселения. Я недавно писал про одну семью, которую выселяют с Цветного бульвара в район Курской. Понятно, что цена на Курской за квадратный метр значительно ниже, чем на Цветном бульваре. Как они поступают: дом объявляют аварийным, сразу падает стоимость квадратного метра, и людей переселяют туда, где примерно такая же цена. Получается, что люди в любом случае в минусе. При этом могут признать половину дома аварийным, а половину нет, и недвижимость распродается под магазины.
Почему так делается?
— Делается это все потому, что у нас царит безнаказанность, никто не выступает против. В городских СМИ купили молчание по определенным темам. Эти строительные компании не всегда заходят с мэрии. Часто заходят они с федерального уровня. Я знаю, что проекты ПИКа, например, не всем нравятся в мэрии, ну а что делать? Если пройдут депутаты от власти в Мосгордуму, то, какими бы они замечательными ни были, они будут нажимать кнопки так, как им скажут. Мосгордума — это лобби застройщиков, и всегда она была таковой.
Сейчас у нас уникальная ситуация, когда рейтинги власти идут вниз, когда есть сильные кандидаты от левых и от демократов. Поэтому баланссил в столичном парламенте можно сильно поменять.
Помимо всего прочего, очень беспокоят вопросы местного самоуправления, с которым мы намучились. Наши депутаты, даже там, где их большинство, ни на какие вопросы не могут повлиять. А во всех цивилизованных странах местное самоуправление может заблокировать ту или иную стройку. Однозначно местному самоуправлению нужно передать часть полномочий, денег.
Очевидно, что и бюджет надо править. 19 млрд рублей на пиар мэра — это слишком круто. Это практически бюджет Казани. Зачем это нужно делать? Бюджет местного самоуправления — 10 миллиардов.
А вообще, чего вы ждете от кандидатов от власти? На что им рассчитывать в то время, когда рейтинги падают, а уровень протестных настроений растет?
— Во-первых, Москва отличается от регионов. В регионах очень сильное падение рейтингов власти. В Москве жизнь намного лучше — это богатый город. Так, как Москва, никакие города не развиваются. Я не могу сказать, что здесь прямо уж совсем протестно люди настроены, но, по крайней мере, ситуация сильно отличается от прошлого цикла.
На что им рассчитывать? Они будут рассчитывать на кандидатов якобы беспартийных. В моем округе, например, идет журналист и ведущий Бабаян. Ну какой он независимый? Или олимпийская чемпионка Киселева по Кунцево идет. Она вообще доверенным лицом президента была. Под видом самовыдвиженцев пойдут люди, связанные с этой системой власти.
Они еще рассчитывают на фильтр по подписям. 6 тысяч подписей собрать очень сложно. Даже мы со своим штабом понимаем, насколько это сложно. В прошлом цикле очень многие независимые кандидаты пытались собрать подписи, например, Маша Гайдар и Оля Романова. Но это не получилось. Мы сейчас, конечно, лучше подготовлены, но понимаем, что на это дано три недели. Нужно собирать по 300 подписей в день и чтобы они были правильно оформлены. Надо понимать, что один человек больше 6–7 подписей в день не соберет. Надо ходить по подъездам, квартирам. Это достаточно сложно, с учетом того, что остальные кандидаты будут так же ходить. Процент открываемости двери будет ниже. Если не так оформил подпись, то бракуется весь список. Они на это рассчитывают.
Об этом я и хотел спросить. Если забракуют подписи, помешают их сбору, откажутся регистрировать кандидатов ваших, то дальше какие действия с вашей стороны последуют?
— Я даже не хочу это обсуждать. Мы настроены на то, что все безукоризненно сдадим. У нас сбором подписей будут заниматься люди, которые уже это успешно делали. Сейчас мы этот процесс уберизируем через нашу специальную программку, когда можно будет проверять подписи на расстоянии. Мы будем так действовать. У нас пока восемь кандидатов, но, может, будет десять — еще двое попросились. Это достаточно серьезные кандидаты. Но каждый должен найти по 100 волонтеров, готовых работать три недели. Они должны быть подготовленными. Конечно, это будет не бесплатно, мы будем платить. Сейчас еще два кандидата присоединятся, и нам понадобится 1000 волонтеров. Надо понимать, что каждый 50-й готов к этой работе. У нас есть база на 60 тысяч, мы их сейчас будет обзванивать. План Б я даже не обсуждаю — его мы будем обсуждать по итогам регистрации не только внутри нашей команды, но и с «Яблоком», командой Навального, Ильей Яшиным.
Технически по беспределу власти нас могут не пустить, но это очень проблематично по Москве делать. Это все надо доказывать, потому что у нас в Москве уже есть в каждом округе порядка двух тысяч сторонников, зарегистрированных на платформе. В принципе, мы любого человека найдем, он придет в суд и подтвердит свою подпись.
По нашей информации, выдвижение кандидатов в Мосгордуму, в том числе оппозиционных, согласуется с мэрией. Вы как-то контактировали на этот счет с властями города? Были ли какие-то попытки со стороны мэрии пообщаться с вами?
— Да они боятся. Я бы и хотел с ними на некоторые темы пообщаться. Например, у меня есть тема, не связанная с выборами, — мусор. Там есть и интересы Москвы. Я даже эту тему не могу обсудить, потому что у них запрет на меня. На меня идет конкретный бан со стороны мэрии. Я не очень понимаю, почему. Это глупость просто. Ну что теперь мне надо делать? Будем с Навальным тогда митинги несанкционированные организовывать. Если хотят, чтобы мы ушли, то окей, мы уйдем на улицу — у нас другого выбора нет.
Помимо вас, в выборах собираются участвовать довольно много ярких оппозиционеров — Соболь, Милов, Жданов от Навального, Митрохин от «Яблока», Свиридов от эсеров. Коммунисты тоже выдвигают сильных кандидатов, среди которых Удальцова, Жуковский, Кумин, Зюганов, Аграновский, Шувалова. И уже известно, что по округам эти лица будут пересекаться, а значит, разрывать между собой протестный электорат. Не кажется ли вам, что это не совсем грамотно и стоило бы выдвигать по одному сильному оппозиционеру в каждом округе, ведь властям выгодно растаскивание протестного электората по нескольким кандидатам?
— Я вот не понимаю, какая договоренность с КПРФ может быть достигнута? Они сказали, что выдвигают кандидатов во всех округах. Если бы они готовы были где-то подвинуться, наверное, и демократам стоило бы идти как-то им навстречу. Но этого не происходит. Это не значит, что в каком-нибудь округе мы не поддержим какого-то коммуниста, если там не будет сильного демократа. Про ЛДПР и «Справедливую Россию» я вообще молчу.
А как же Свиридов?
— Свиридова я никогда в жизни не поддержу, потому что он спойлерил меня и не дал мне выиграть на выборах в Госдуму. Он из Таганки пришел на мой округ и еще встречи мои срывал. Он набрал 6,3%, а мне не хватило для победы 5%. Он был самым активным спойлером. Тем более, в его округе будет выдвигаться Елена Шувалова, он не победит.
Что касается демократов. Я пока не понимаю позицию «Яблока». Они недавно заявили, что тоже будут выдвигать 45 кандидатов. На мой взгляд, это глупость. У них нет столько сильных кандидатов, столько ресурсов. Им бы в 4–5 округах собрать подписи.
Мы, конечно же, ведем консультации и с Навальным, и с «Яблоком». Я понимал изначально, где пойдут сильные кандидаты у Леши Навального. Более того, я тоже хотел идти по 43-му избирательному округу, где Митрохин. Но он меня попросил уступить. Я уступил и ушел в свой округ, который по демократическим голосам уступает 43-му округу. Поэтому мы выдвинули восемь кандидатов с учетом понимания, кто где выдвигается, чтобы не пересекаться. Теперь мы ждем решения от «Яблока». Я надеюсь, что они займут здравую позицию.
Если говорить о 43-м округе, то да, это плохая ситуация, что два кандидата в лице Соболь и Митрохина идут. Но посмотрим, кто дойдет до регистрации. 6 тысяч подписей не каждый сможет собрать.
Почему в решающие моменты оппозиционеры оказываются недоговороспособны по отношению друг к другу? В том числе демократы, те же «яблочники»?
— Это вопрос к «Яблоку». Я пришел к ним с планом создания объединенной коалиции, с политическим убером и другими предложениями. Пока они ничего не решили, я авансом не выдвинул в их округах людей. Надеюсь, что и они так же поступят. Но везде не удастся развести кандидатов, потому что у демократов не так много округов, где шансы очень хорошие. У нас шансы в ЦАО, немножко ЗАО и ЮЗАО. Тем более, не все идут ради победы, кто-то идет на выборы из-за раскрутки.
В чем был секрет успеха оппозиции на муниципальных выборах в 2017 году?
— Синергия, объединение, уход от конкуренции. Главный мотив был в прохождении муниципального фильтра на выборах мэра. Была еще глобальная цель.
Сейчас на выборах в Мосгордуму тоже глобальная цель: если мы с левыми возьмем большинство, то это реванш.
Ну а возможно ли в нынешней конфигурации повторить тот успех на предстоящих выборах в МГД?
— Мы сейчас даже не думаем про выборы. Мы думаем про сбор подписей. У нас кампания начинается 10 июля. До этого момента мы ни о чем другом не думаем. У меня будет 10 кандидатов, у Навального примерно столько же, у «Яблока». Нужно несколько тысяч подготовленных «полевиков». Москва должна поверить нам.
У коммунистов нет проблем с этими процедурами, а у демократов они будут. К каждой запятой будут придираться. Для победы кандидата нужно 12 тысяч голосов, а для регистрации — шесть. Это половина кампании.
В завершении нашего разговора назовите пять самых главных проблем Москвы на сегодняшний день.
— Первая проблема — градостроительная. Как город строится, так он и развивается. Если он неправильно строится, то начинается миграция по городу. Если начинаешь развивать отдельные районы, то создается транспортная нагрузка. Или экономика города начинает развиваться на строительстве огромных торговых центров. Это ошибка. От этого города уходят в сторону маленьких кафе и магазинчиков, чтоб экономика города развивалась равномерно. А сейчас все наоборот. Все эти реновации, застройки пойдут в ЦАО, СЗАО. В таком случае будет транспортный коллапс, миграция, пробки. Это нагрузка на инфраструктуру.
Вторая проблема, которую Москва не понимает, — это экология. У нас четыре мусоросжигательных завода, выбрасывающих диоксид. У нас уничтожают троллейбусы, ездят автобусы. По выхлопам один автобус — как 700 автомобилей. Автобус ездит целые сутки. Тысяча автобусов производят столько же вредных выбросов, как все автомобили в городе.
Третья проблема — транспортная, хотя метро развивается. Я, конечно, пониманию многие меры, которые делаются, например, парковки в центре. Но иногда транспортные шаги правильные, а градостроительные все перечеркивают. Наукой транспортной доказано, что увеличение дорожного полотна увеличивает количество автомобилей. Все эти дороги, магистрали, xoрды сначала автомобилистам нравятся, а потом это стимулирует людей пользоваться частным транспортом, и все встает. Если вы создаете сложности для автомобилистов, вы улучшаете сервис и качество общественного транспорта. Могли бы трамвайные линии строить, а не только дороги. Если по Тверской и по Ленинградке запустить трамвайную линию, то это сильно снизило бы нагрузку. Я был в Париже, Лондоне, Барселоне. Там троллейбусы и трамваи — самый крутой транспорт.
Четвертая проблема — это распределение полномочий в городе. Нельзя в одном кабинете решать, как будет развиваться огромный 15-миллионный город. На месте люди должны влиять на политику.
Пятая проблема — бюджет. Если бы мы отказались от всяких ненужных статей расходов, вроде пиара Собянина, то можно было бы деньги перераспределить в пользу социалки. Можно было бы выровнять районы Москвы. Мы живем в одном городе, а порой возникает ощущение, что мы живем в разных регионах.
Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров