Ещё

«Россия должна решать вопрос с пенсиями мигрантов из ЕАЭС» 

«Россия должна решать вопрос с пенсиями мигрантов из ЕАЭС»
Фото: News.ru
Досрочные выборы президента состоятся 9 июня 2019 года. Об этом 9 апреля сообщил действующий глава государства Касым-Жомарт Токаев. Это решение было согласовано с экс-президентом страны , Конституционным советом и политической элитой.
В тот же день заявление сделал и экс-президент, сейчас возглавляющий Совет Безопасности Республики Казахстан. Как уже писал News.ru, он считает главной задачей, стоящей перед новой властью в стране, обеспечение неизменности внешнеполитического курса в стране, разработанного ранее. С точки зрения политического деятеля, это было особо подчёркнуто, в первую очередь необходимо «обратить внимание на отношения с ближайшими соседями», которые «должны оставаться доверительными». Упомянул Назарбаев и о важности подготовки юбилейного саммита (ЕАЭС), пятилетие которого отмечается в столице Казахстана в январе 2020 года.
Нурсултан Назарбаев, напомним, возглавлял государство с 1990 года, а 19 марта 2019 года подписал указ о сложении с себя президентских полномочий. Документ вступил в силу 20 марта, новым главой республики стал Касым-Жомарт Токаев.
ЕАЭС, как механизм региональной экономической интеграции, является важнейшей структурой для Казахстана, равно как и для других стран сообщества. По данным доклада на официальном портале международной организации за 2018 год, пятая часть внешней торговли Казахстана (20,5%) пришлась на единый рынок ЕАЭС, а закупки казахов на этом рынке составили 40,6% от общего объёма импорта этой страны. Для Евразийского экономического союза характерна высокая товарная диверсификация, что свидетельствует о взаимной дополняемости экономик стран-партнёров.
Что будет с Союзом после того, как официально произойдёт смена власти в Казахстане? Изменятся ли основные товарные потоки внутри ЕАЭС? Стоит ли ждать смены курса, какой-то чувствительной трансформации для достаточно молодой экономической структуры? На эти вопросы News.ru попросил ответить , эксперта по постсоветскому пространству, научного сотрудника Института экономики .
— Александр, в отношении досрочных выборов, есть ли у вас мнение — почему их так сдвинули?
— Политические элиты Казахстана минимизируют возможные риски. Вроде бы серьёзной, организованной оппозиции у Назарбаева (и Токаева) нет, и какой-то волны, которая могла бы прямо сейчас обозначиться, тоже нет. Есть просто разные мнения. Есть группа либералов в Казахстане, достаточно авторитетная и давно известная, которая в принципе не воспринимает никакой сценарий от Назарбаева. Но проблема в том, что они опасаются, что если бы выборы так и оставались назначенными на конец года или даже на 2020 год, то эта неопределённость длиной в полгода или даже почти год — очень рискованная.
— Стоит ли ждать серьёзных перемен для ЕАЭС после смены президента в Казахстане?
— Изменения в ЕАЭС не особенно зависят от выборов, пусть даже и президентских. Для Казахстана в принципе не видно, что ожидается радикальная смена курса. Что касается ЕАЭС, то в среднесрочной перспективе существенное значение будет иметь накопившееся большое количество проблем развития ЕАЭС, вне зависимости от того, кто находится у руля, у власти. Даже если новый президент окажется сторонником интеграции, таким же активным, как Назарбаев, то всё равно это не снимает сложностей взаимодействия по созданию общих рынков.
— Сложности, о которых вы упомянули, были всегда, все четыре года существования ЕАЭС или они наметились недавно?
— Сценарий сопряжения экономик ЕАЭС разворачивается по линии ограничения монополий, и это всегда интеграция за счёт кого-то. В большей степени она идёт за счёт России. Но не только. Это обоюдная работа, которая должна быть выполнена и в России, и в странах-участницах.
— Можете пояснить это на конкретном примере?
— Если, допустим, они от нас ждут, чтобы мы продавали энергоносители по внутренним ценам — по российским плюс региональные надбавки за счёт доставки, то мы от них ждём, в свою очередь, чтобы они сняли ограничения по доступу на их рынок для наших производителей. И вот это та работа, которая разворачивается с самого начала возникновения ЕАЭС, с самого начала Таможенного союза.
— Что сегодня особенно актуально для Союза?
— Сейчас на повестке дня лежит создание общего газового рынка. Много различных нетарифных ограничений или ограничений, которые национальные правительства налагают, включая нетарифные методы. Нетарифные методы — это, допустим, когда ограничения вводит (у нас) или со стороны стран-партнёров возникают какие-то ограничения в отношении нашей продукции. Всё это тоже влияет на интеграционные усилия. Или, допустим, есть вопросы, связанные с общим социальным пространством: выплата пенсий, одинаковое налогообложение или стремление выровнять это налогообложение на заработную плату. Такие вопросы решаются своим чередом, есть динамика. Допустим, для России важно, чтобы российский рынок труда постоянно, на длительную перспективу обеспечивался бы притоком мигрантов из стран ЕАЭС и стран СНГ. Соответственно, мы должны решать вопрос с их пенсиями тоже. Эти обязательства по пенсиям компенсируются теми плюсами, которые российская экономика получает от присутствия внешней рабочей силы. Реализация национальных проектов до 2024 года невозможна без притока мигрантов.
— Совсем недавно эксперты Института социального анализа и прогнозирования опубликовали данные об уменьшении притока трудовой силы в РФ из стран бывшего СССР. Социологи говорят, что в этом отношении был достигнут исторический минимум.
— Исторический минимум по числу мигрантов связан с тем, что у нас экономика не развивается в нужной динамике для того, чтобы повышалась привлекательность. Люди сами решают, ехать им к нам или нет. Это не значит автоматически, что они не поехали в Россию, а поехали в . Хотя для молдаван и украинцев это так.
Просто попробуйте: в Швеции заговорили о людоедстве
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео