Ещё

Как опасно порой быть третьим лицом 

Фото: BFM.RU
Генеральная прокуратура пытается изъять в пользу государства имущество бывшего главы Серпуховского района Подмосковья Александра Шестуна. И речь не только об активах, принадлежащих лично Шестуну и его родственникам. Среди ответчиков — люди, формально не имеющие никакого отношения к бывшему чиновнику, и юридические лица, также не связанные с ним напрямую. Все они — третьи лица.
Имущество на сумму 10 млрд рублей Генпрокуратура хочет изъять в пользу государства. Адвокаты Шестуна грустно шутят, что столько не стоит весь Серпуховской район, которым управлял чиновник. Но это не главное. Важно, что взгляд представителей надзорного ведомства упал в том числе на недвижимость и земельные участки, оформленные на людей, не состоящих в родственных связях с Шестуном.
Бывшего главу района обвиняют в мошенничестве, незаконной предпринимательской деятельности, легализации преступных средств, а также получении взяток. Но уголовное преследование не имеет отношения к претензиям прокуратуры: 667 объектов недвижимости в пользу государства прокуроры хотят изъять в рамках гражданского процесса. Доходы чиновника не совпали с расходами и данными, указанными в его декларациях. С этого и начался процесс по изъятию.
Позиция защиты: истец не доказал, что все 15 физических и 20 юридических лиц — ответчиков как-то связаны с Шестуном. Получается, что, если прокуратура почему-то решит, что вашу квартиру купил условный Шестун, люди в погонах придут и попросят отдать ее государству. В деле Шестуна именно так и происходит, говорит его адвокат Андрей Гривцов:
Андрей Гривцов адвокат «Приходит прокуратура и говорит: „Это ваша недвижимость?“ Люди говорят: „Да“. А прокурор говорит: „А мы считаем, что это недвижимость Шестуна, поэтому мы будем все отбирать у него“. Люди говорят: „Позвольте, как же отбирать у него? Вот у меня бумажка есть, свидетельство о праве собственности. Я исправно плачу налоги — вот мои доходы“. Прокуратура говорит: „Ничего не знаем. Будем отбирать, а дальше вы сами как хотите, так и разбирайтесь“.
Справедливости ради прокуратура утверждает, что многие ответчики в своих показаниях признали, что являлись лишь номинальными владельцами тех или иных активов, которые на самом деле купил Шестун. Защита поправляет: „не многие, а некоторые“. Вот что Business FM рассказала жена Александра Шестуна Юлия.
»Там два или три человека соглашаются с иском Генеральной прокуратуры, причем у этих лиц есть и другое имущество, однако Генпрокуратуру интересуют только какие-то определенные, конкретные объекты. Непонятно, почему тогда не вышли с требованием в иске ко всем остальным, так скажем, принадлежащим этим людям объектам. При этом я знаю, что те показания, которые имеются, о том, что они отказываются, давались под давлением. Они были даны в Следственном комитете и никак не в прокуратуре, что прописано в законе».
Тем не менее, в деле есть такие признания. Далее, как пишет «Коммерсант», истец утверждает, что большая часть недвижимости — 315 объектов — была записана на давнего делового партнера и друга Шестуна, местного депутата и его супругу, часть имущества — на друзей детства, риелторов и даже на грузчиков магазина «Браво», принадлежавшего приятелям бывшего чиновника.
Можно ли представить, что некий госслужащий, пользуясь служебным положением, вывел из госсобственности активы и переписал их не только на родню, но и на друзей или друзей друзей? Легко! Риски, конечно, есть, но, если активов больше, чем родственников, можно и рискнуть. Должен ли у государства быть инструмент для того, чтобы в таких случаях возвращать свое? Конечно, должен, считает председатель коллегии адвокатов «Кирьянов и партнеры» Артем Кирьянов:
Артем Кирьянов председатель коллегии адвокатов «Кирьянов и партнеры» «Да, ситуация нетипичная, но при этом нас как раз наши зарубежные коллеги иногда упрекают в том, что нет контроля расходов государственных муниципальных служащих, нет еще целого ряда моментов, связанных с противодействием коррупции. Вот в таком режиме наше законодательство позволяет эти новеллы развивать. Думаю, что буквально через несколько лет уже не будет вызывать такого пристального внимания процесс, идущий по имуществу коррупционеров».
Вопрос в том, сколько людей, на самом деле не причастных к коррупционным сделкам, могут пострадать за эти несколько лет и за годы после. Ну а что касается конкретно кейса, юрист Кирьянов, конечно, должен был учесть тот факт, что официально Александр Шестун коррупционером пока не признан — суда еще не было.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео