Ещё

Росгосстрах поборется за жизнь 

Фото: Инвест-Форсайт
Росгосстрах выходит на рынок страхования жизни. С амбициозными целями — к концу года занять место в топ-5 компаний на этом рынке по объему сборов (планируют 25 млрд руб.) и в топ-3 по объемам валового бизнеса. Борьба идет за рынок, который, по оценке самого страховщика, к 2022 году достигнет 1 трлн рублей.
Художник: Юрий Аратовский
Страховка VS депозиты
По словам гендиректора ПАО СК «Росгосстрах» Николауса Фрая, возвращение страхования жизни в линейку продуктов в 2018 году было главной задачей. Прежде Росгосстрах успешно играл на этом поле — была компания РГС «Страхование Жизни», но в 2018 году во время сделки с «ФК Открытие» эта «дочка» оказалась за периметром сделки. Сам товарный знак РГС «Страхование жизни» стал предметом судебного спора с компанией бывшего владельца «Росгосстраха» Артура Хачатурова. Однако сейчас, по словам юриста, от этого товарного знака в Росгосстрахе отказались.
«Наши судебные споры касаются другой ситуации — нерыночной оплаты за лицензионный знак», — говорит главный юрист Наталья Че.
Для возвращения на рынок было два плана — создание стартапа для развития этого направления, для чего летом 2018 года была зарегистрирована компания СК «Росгосстрах Страхование жизни», и поглощение существующего юрлица. На эту роль подошла компания «ЭРГО Жизнь», сделка с которой была закрыта в декабре 2018-го. А 13 марта была зарегистрирована СК «Росгосстрах Жизнь», к которой в ближайшее время присоединится «пустая» компания СК «Росгосстрах Страхование жизни».
Как отмечает гендиректор новорожденной компании «Росгосстрах Жизнь» Алексей Руденко, страхование жизни можно отнести к самым динамичным сегментам финансового рынка. В прошлом году сборы страховщиков выросли на треть и достигли «астрономических 500 млрд рублей», а с 2015 года этот сегмент прирастает на 100 млрд рублей ежегодно. Сегодня примерно треть всего рынка страхования — именно инвестиционное страхование жизни и накопительное страхование жизни. Динамика развития ИСЖ — плюс 70% ежегодно в течение последних четырех лет. На основании чего Алексей Руденко делает вывод, что ИСЖ — локомотив рынка страхования жизни в целом, который тянет за собой и классические накопительные продукты.
«Несмотря на то, что в 2019 году мы видим замедление темпов роста сегмента страхования жизни, что связано с несколькими факторами — это и ужесточение регулирования, и очистка рынка от недобросовестных практик продаж, и негативный информационный фон вокруг ИСЖ, и появление продуктов инвестиционных субститутов, — мы верим, что потенциал сохраняется, — говорит Алексей Руденко. — Он определяется не долей в ВВП, а долей в структуре розничных сбережений. В России эта структура очень консервативна: более 90% — депозиты или наличные, на все альтернативные инструменты, в том числе ПИФы, пенсионные фонды и страхование жизни, приходится чуть более 5%. В то время как в странах ОЭСР этот показатель превышает 60%. Это и есть потенциал нашего роста».
Алексей Руденко уверен, что российский рынок будет дрейфовать в эту сторону. К 2022 году рынок страхования жизни приблизится к триллионной отметке, а через 7 лет перешагнет планку в 2 трлн рублей.
«Открытие» для жизни
Собственную прибыль на продаже инвестиционных и накопительных продуктов по итогам 2019 года компания оценивает в 700 млн рублей. Бизнес «Росгосстрах Жизнь» будет сосредоточен на инвестпродуктах, кредитное страхование «пишется» на материнский Росгосстрах.
В конкурентной борьбе новой компании должно помочь наличие разных каналов дистрибуции. Во-первых, доступ к банкам группы «Открытие», которая является акционером Росгосстраха и на которую приходится 2/3 сборов по партнерскому каналу. В ближайшее время произойдет замещение продуктов внешних страховщиков на те, что предлагают собственные «дочки». Кстати, в России именно через банки продается почти 90% полисов страхования жизни.
«Мы видим существенное увеличение интереса банков-партнеров к накопительному страхованию жизни: банки разглядели этот продукт как с точки зрения увеличения дохода, так и создания уникальной клиентской ценности — страховое покрытие, налоговые вычеты и инструмент долгосрочных накоплений», — подчеркивает Алексей Руденко.
Во-вторых, обширная, в 36 млн человек, агентская сеть материнского Росгосстраха. В компании полагают, что роль агентов в продаже этого вида полисов будет стремиться мировым показателям — 28%.
Рискованная игра в инвесторов
Страховщики во многом пытаются сыграть на страхах и финансовой неграмотности непрофессиональных инвесторов, проще говоря, населения, которое не знает, куда бежать, чтобы хотя бы сохранить свои кровные. Гендиректор компании «Независимые страховые консультанты» Сергей Катаргин отмечает, что накопительное страхование лишь отчасти можно сравнить с инвестиционными продуктами, так как страхование преследует другие цели.
«Страховые программы больше нацелены не на приумножение капитала, а на его сохранение», — говорит Сергей Катаргин.
«ИСЖ сочетает свойства депозитов, биржевых инвестиций и накопительного страхования и дает инвестору возможность получить привлекательную доходность при росте рынка и не потерять сбережения, если рынок будет «падать» и покажет отрицательную динамику, — подчеркивает гендиректор страховой компании «Согласие-Вита» Татьяна Ланда. — В отличие от многих других инвестпродуктов — ПИФов, акций, где можно потерять все, ИСЖ дает 100% гарантию сохранения вложенного капитала. Кроме того, на весь срок действия договора жизнь клиента застрахована. Также среди преимуществ ИСЖ — юридическая защита, налоговые льготы, гибкие права наследования вложенного капитала. Программы страхования жизни гарантируют надежность, ведь деятельность страховщиков жизни лицензирована, находится под контролем ЦБ, регламентируется законом об организации страхового дела».
Однако в этой бочке меда есть ложка дегтя.
«С точки зрения юриста договор банковского вклада дает вкладчику куда больше гарантий благодаря системе страхования вкладов. Права клиента при участии в инвестиционном страховании никакой специальной защиты не имеют, — замечает руководитель практики банкротства и финансовой реструктаризации ЮФ «Ильяшев и партнеры» Дмитрий Константинов. — По большому счету это значит, что выбор в пользу инвестстрахования возможен только при большей доходности, компенсирующей риски, либо при отсутствии сравнимых предложений по вкладам вовсе (что тоже вполне может быть). Здесь, правда, есть еще один нюанс — сумма по таким продуктам может выходить за суммы, попадающие под гарантии АСВ. Тогда, очевидно, большую роль играет надежность и репутация банка или страховщика по договору инвестиционного страхования».
С первого апреля ЦБ ужесточил требования к страховщикам — отныне они должны указывать все риски и раскрывать порядок расчета инвестиционного дохода и информацию о том, какая часть вложенных клиентом средств инвестируется, а какая идет на покрытие расходов самого страховщика.
Автор: Анна Орешкина
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео