Ещё

Три вопроса к Юлии Тимошенко о том, почему лидер «Батькивщины» слила выборы 

Три вопроса к Юлии Тимошенко о том, почему лидер «Батькивщины» слила выборы
Фото: Украина.ру
На пресс-конференции 2 апреля  — один из самых популярных кандидатов на президентских выборах, выглядела подавленно.
«Мы не пойдём в суд. Причина очень простая — во время проведения этих выборов мы не один раз в эти суды обращались, но после так называемых реформ системы судопроизводства действующий президент приватизировал судебную систему. И она сегодня работает так же фальшиво, как были проведены выборы», — заявила Тимошенко.
Она также отказалась и от протестов против нечестных, по ее словам, выборов.
«Будем ли мы обращаться к людям с призывом не признавать выборы? На этот вопрос я отвечу вопросом: вы знаете, в каком положении сейчас страна? Она поставлена на грань выживания. Протесты могут расшатывать стабильность . Выводить нас на какие-то внутренние противостояния — я этого никогда не позволю. И мы не являемся сторонниками такой политики», — заявила лидер «Батькивщины».
Казалось, от энергичной и готовой к борьбе Тимошенко не осталось и следа. А ведь еще в ночь на 2 апреля у нее, невзирая на все заявления , что она не проходит во второй тур, были все шансы туда прорваться.
В связи с этим возникают, как минимум, три вопроса.
Вопрос 1. Почему люди Тимошенко не поймали службу госохраны у серверов Центризбиркома?
В ночь на 2 апреля журналист и медиа-эксперт Анатолий Шарий обнародовал сенсационную информацию. По его данным, Управление госохраны отрядило своих сотрудников вместе с сотрудником Центризбиркома к опломбированному серверу ЦИК Украины, на который поступала информация о результатах на выборах. Оперативники должны были быть одеты в гражданскую форму одежды, вооружены наградным, а не табельным оружием, и все время операции оставаться в помещении, контролируя работу сотрудника Центризбиркома. Курировал операцию первый замглавы Управления госохраны Владимир Дахновский.
«Основная задача — сделать невозможным выход любой ценой Тимошенко во второй тур. Если официальные наблюдатели или представители Нацполиции приедут проверять сервер, то они обнаружат там представителей Управления госохраны вместе с айтишником, которые находится там не должны ни при каких обстоятельствах. На данный момент по нашей информации сотрудники Управления государственной охраны находятся там. Вместе с ними находится представитель Центральной избирательной комиссии и все это ярко свидетельствует о том, что как минимум возможны фальсификации», — заявил Шарий.
С учетом того, что ранее украинские СМИ сообщали о том, что передачу данных на сервера ЦИК с окружных избирательных комиссий будут осуществлять под надзором СБУ-шников, эту информацию как минимум стоило проверить.
Сам Шарий сообщил, что полиция была уведомлена о происходящем перед обнародованием видео и, по его словам, как минимум полицейские, а как максимум еще и политики и журналисты должны были бы заинтересоваться этой информацией и очутиться по указанному Шарием адресу.
Казалось бы, судьба дает Тимошенко шанс, да еще какой: после того, как ЦИК заявил, что она не проходит во второй тур, лидер «Батькивщины» могла на законных основаниях оспорить победу над ней Порошенко.
Однако та словно воды в рот набрала.
Позже — днем 2 апреля Шарий напишет в Facebook: «Юля, Вы лучшая. Ну, не выиграть, так хоть дорого продать».
Не доверять информации журналиста о махинациях с сервером нет оснований. Он тщательно следит за своей репутацией. Более того, Шарий обещал показать, что происходило ночью у здания, где был расположен сервер.
Тимошенко могла была если и не проверить информацию журналиста — сотрудники ее штаба могли это попросту «проспать», то хотя бы упомянуть о ней. Но этого не произошло.
Вопрос 2. Почему представители Тимошенко проигнорировали фокусы с явкой?
Если результаты о голосовании подделать легко, то вот странности, связанные с явкой, скрыть сложнее. Именно они и не ускользнули от сторонних наблюдателей, вроде главреда одесского «Таймера» .
«А вот и первые математические свидетельства фальсификаций! Округ №143, Одесская область (Измаил, Рени). Гистограмма по явке вместо классического гауссовского «колокола» выглядит как….я (ерунда — Ред.). То есть, мы видим аномально большое число участков с большой явкой (начиная примерно от 60 и выше притом, что средняя явка по округу — 56,13%). И вот что удивительно: именно в этой части участков с высокой явкой наблюдается повышенная активность за Порошенко. Если на малоактивных участках за него голосовали в среднем 5% избирателей, то на участках с высокой активностью в среднем 8%. Думаю, в этом округе Петру Алексеевичу дорисовали примерно 1-1,5%», — написал он в Facebook.
Позже Ткачев — выпускник Ришельевского лицея и Одесского национального университета, интересующийся физикой и математикой, написал обширную статью для украинского издания «Страна», где подробно с официальными цифрами показал, в каких округах могли подтасовывать выборы.
«К сожалению, можно констатировать: данные о результатах голосования на целом ряде участков, которые мы рассмотрели выше, позволяют, мягко скажем, усомниться в честности прошедших здесь выборов. И это не некие досужие утверждения: так говорим не мы, а математика, которой нет никакого дела ни до Порошенко, ни до судьбы украинских выборов вообще», — написал в этой статье Ткачев.
По его словам, фальсификации были небольшими — в рамках 3-5%. Но и эти крохи критически важны, когда Порошенко от Тимошенко отделяло всего 2,5%.
Вместо этого, Тимошенко предпочла сдаться.
«Имея разрыв с Порошенко в 2% и реальные факты фальсификаций на руках, можно было бы и пободаться. Но нет. Ну, что же, Юлия Владимировна, вероятно, наконец-то поняла, что заниматься политикой в Украине без поддержки из посольства США нельзя. А бросить вызов системе у неё смелости всё-таки не хватает», — резюмировал Ткачев в другой записи в Facebook.
В итоге ее люди даже не педалировали тему проблемных округов, хотя в первые два часа после окончания выборов высокопоставленные члены «Батькивщины» и  и заявляли, что явка в той же подконтрольной Украине Донецкой области вызывает у них вопросы.
Вопрос 3. Почему штаб Тимошенко буквально всё проспал?
Работа штаба Тимошенко в ночь после выборов тоже вызывает вопросы. Казалось бы, эта и следующая за ней ночь — адские по накалу работы. Фактически, это одни большие сутки длинной в 36, а то и в 48 часов. Во всяком случае, именно в таком режиме работали все новостные службы и редакции СМИ, освещавшие выборы, в том числе и издание Украина.ру.
Однако первая же ночь после выборов показала: в штабе Тимошенко творится что-то странное.
«А что, уже всё? В «Батькивщине уже ничего не считают, чтобы доказать, что Тимошенко вторая? Сначала говорили, что будут бороться до последнего протокола, потом за два часа посчитали с 29% до 67%, а потом пшик. И уже 12 часов ничего нет», — отмечала в полдень 1 апреля украинская журналистка Марьяна Пьецух.
И действительно, подозрительное молчание штаба Тимошенко тогда, когда ее судьба как кандидата в президенты висела на волоске, вызывает недоумение.
Сама Тимошенко, по данным издания theБабель, покинула свой штаб 31 марта около 20.50. При этом тот же Зеленский, несмотря на свое более, чем очевидное лидерство, оставался в своем штабе допоздна. Около 22.50 он лишь перешел в закрытую от журналистов часть штаба.
МХАТовскую паузу у Тимошенко выдерживали до пресс-конференции 2 апреля, когда она и заявила о прекращении борьбы.
Ответы на все три вышеуказанных вопроса мы вряд ли получим в ближайшем будущем. Однако хотелось бы надеяться, что рано или поздно станет известна странная пассивность когда-то самого яркого представителя украинского политикума.
Липовые пенсионеры: чиновник вышел на пенсию в 28 лет
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров