Ещё

Скопинский Молодежный театр «Предел» почтил память Януша Корчака и его подопечных 

Скопинский Молодежный театр «Предел» почтил память Януша Корчака и его подопечных
Фото: Ревизор.ru
Когда-то, в 2009 году, «Союз театральных директоров» начинался с дерзкого замысла худрука «Предела» Владимира Деля. Режиссер перед весенними каникулами предложил «творческое приключение» директорам школ, которые до этого имели дело со скопинским театром в основном культпоходами своих учеников. Дель выбрал пьесу венгерского драматурга-юмориста Фридьеша Каринти «Верните плату за обучение» и… пригласил нескольких директоров школы сыграть роли в этой пьесе. Он верно рассчитал, что школьные работники не смогут отказаться: пьеса защищала авторитет педагогов. Там великовозрастный остолоп требует от гимназии вернуть плату за обучение, так как, якобы, никаких знаний из школы не вынес. Педагоги устраивают ему экзамен с целью доказать, что он все-таки хоть что-то почерпнул. Остолоп метет такую «пургу», что с ним уже готовы расплатиться, но, когда дело доходит до денег, он выказывает великолепное умение считать, особенно в свою пользу, и гимназия побеждает в споре.
За этим комическим проектом последовали «Карусель» по рассказам , «Свадьба» по мотивам рассказа Зощенко, но больше фильма Гайдая «Не может быть!», «Маленький принц» по сказке Сент-Экзюпери… Директоры школ все увереннее держались на сцене и желали сыграть в более серьезной постановке. Такая возможность представилась в этом году — в Год театра, в день театра, в год 30-летия театра «Предел» и 10-летия шуточного творческого союза, который с каждым новым спектаклем становится все профессиональнее.
В спектакле «Я кораблик клеила…» были заняты директор скопинской средней школы № 1 Валерия Васильевна Кураксина, директор школы № 2 , директор школы № 3 Елена Викторовна Барабаш, директор школы № 4 Надежда Павловна Елисеева, директор Зареченской средней школы Татьяна Владимировна Хомякова. А также бывший директор школы № 5, ныне завуч, Михаил Анатольевич Сивцов, и бывший директор школы № 6, ныне заместитель начальника управления образования , оставшиеся в проекте из уважения к их театральным заслугам. Сцена из спектакля. Фото: Е. Сафронова
снова сделал директорам школ предложение, от которого они не могли отказаться: спектакль был посвящен памяти их коллег — великого педагога, врача, писателя и девяти воспитателей варшавского Дома сирот, которые вместе со ста девяносто двумя еврейскими детьми были отправлены в концлагерь Треблинка и погибли в газовой камере. Януш Корчак трижды отверг возможность спасения лично для себя, которую ему предлагали нацистские власти. Он спросил, будут ли спасены дети, ему ответили отказом, и 64-летний педагог уехал вместе с детьми на смерть. Это произошло 6 августа 1942 года.
О последнем дне Дома сирот, об отъезде ребятишек и педагогов в концлагерь, сохранились воспоминания. Дети шли до вокзала стройной колонной, с песней и под зеленым знаменем, на котором красовался золотой клевер — такой флаг для детской «коммуны» придумали Корчак вместе с воспитанниками. Впереди колонны шли маленький трубач и пожилой директор Дома сирот Корчак с девочкой Натей на руках (она не могла ходить после болезни). На вокзале немецкий офицер, комендант , вспомнивший, что в детстве любил книгу «Банкротство маленького Джека», в последний раз предложил ее автору Янушу Корчаку жизнь. Доктор отказался. Десять взрослых отправились вместе с детьми на верную гибель. Как развивались события в лагере смерти, можно только догадываться… Владимир Дель и его артисты предложили свою художественную версию этой человеческой катастрофы. Сцена из спектакля. Фото: Е. Сафронова
О последних часах Дома сирот и Януша Корчака поэт написал поэму «Кадиш». Она называется, как еврейская заупокойная молитва. В атеистической Советской стране поэтический текст был единственным способом молитвы за невинно убиенных. Фрагменты этой поэмы Владимир Дель включил в свой спектакль. Также в его основу легло богатое педагогическое наследие Януша Корчака: его «молитвы», сочиненные специально для персонала и обитателей Дома сирот на все случаи жизни, его трактаты о том, как вести себя с детьми, и известные исторические факты.
Уходят из Варшавы поезда,
И все пустее гетто, все темней,
Глядит в окно чердачная звезда,
Гудят всю ночь, прощаясь, поезда,
И я прощаюсь с памятью своей…
Уходят из Варшавы поезда,
И скоро наш черед, как ни крути,
Ну, что ж, гори, гори, моя звезда,
Моя шестиконечная звезда,
Гори на рукаве и на груди! Сцена из спектакля. Фото: Е. Сафронова
Эти строки, надрывные и сами по себе, повторялись несколько раз и стали нравственным и духовным камертоном действа. А лейтмотивом спектакля стала песня девочки Нати, строкой из которой назвали всю постановку:
Я кораблик клеила
Из цветной бумаги,
Из коры и клевера,
С клевером на флаге.
Он зеленый, розовый,
Он в смолистых каплях,
Клеверный, березовый,
Славный мой кораблик,
Славный мой кораблик.
А когда забулькают ручейки весенние,
Дальнею дорогою, синевой морской,
Поплывет кораблик мой к острову Спасения,
Где ни войн, ни выстрелов, — солнце и покой.
Я кораблик ладила,
Пела, словно зяблик,
Зря я время тратила, —
Сгинул мой кораблик.
Не в грозовом отблеске,
В буре, урагане —
Попросту при обыске
Смяли сапогами…
Смяли сапогами…
Но когда забулькают ручейки весенние,
В облаках приветственно протрубит журавль,
К солнечному берегу, к острову Спасения
Чей-то обязательно доплывет корабль! Звучит песня о кораблике. Фото: Е. Сафронова
Как пояснил Владимир Дель публике после спектакля, выбор этой душераздирающей истории обусловлен тем, что в последнее время его волнует театральное воплощение темы самопожертвования, нравственного подвига. «Предел» осуществил уже несколько постановок, в которых раскрывалась эта тема — о герое Великой Отечественной войны Федоре Полетаеве, земляке «предельцев», уроженце скопинской деревни Катино, и о героине Французского Сопротивления Вере Оболенской.
— Жизнь меняется после того, как ставишь такие спектакли, — уверен режиссер. О сегодняшней постановке он выразился так: — Может быть, самое главное в том, что сейчас происходит — это воспитание такого удивительного свойства человеческой души, которое из нашей жизни исчезает — эмпатии. Это сострадание, умение почувствовать чужую боль, беду. Владимир Дель открывает спектакль. Фото: Е. Сафронова
Спектакль «Я кораблик клеила» был новаторским не только в тематике, но и в режиссуре. Постановщик остался верен себе в использовании ярких визуальных символов. Сцену от зрительного зала отгородили колючей проволокой. Спектакль начался с мирных будней Дома сирот (Корчак открыл его в 1911 году), и дети играли и молились за колючей линией, подчеркивающей их обреченность. Начало Второй мировой войны и наступление фашистской армии на европейские страны символизировала… тачка, полная обуви. Страшный груз высыпали прямо перед зрителями. В кульминационный момент к этой куче добавились ботиночки юных артистов. Был обыгран и ключевой образ спектакля — бумажный кораблик. Газеты кричали: «Завтра будет катастрофа — убиение невинных!» Дети разбросали их, потом собрали и сложили в кораблики — призрачные надежды на спасение, затем кораблики надели на головы, точно пилотки маленьких солдат жестокой войны, а в финале кораблики снова развернули, газетные листы разбросали, а на них упали ребятишки. Сцена из спектакля. Фото:. Е. Сафронова
Вместе с тем режиссер и артисты выбрали особую, отстраненную форму игры, больше всего похожую на сугубо учительский термин «подача материала». Это отметили педагоги со стажем Наталья Исаева и Михаил Сивцов.
— Наверное, мы не играли, а доносили со сцены информацию, и это было очень сложно, — призналась после спектакля Наталья Исаева. — Все мы перед выступлением подумали одно и то же, а потом, не сговариваясь, сказали одно и то же: легче играть конкретную роль, какой-то характер. Ты в него вживаешься, и тебе все понятно. А тут практически до последнего момента было много непонятного. Ведь доносить информацию тоже можно разными способами. Когда пришли на первую репетицию, думали, что должны вещать трагически от начала до конца. Владимир Фердинандович и Ирина Владимировна (Дели, руководители театра «Предел». — Е. С.) нас переубедили: сказали, что нужно говорить с небольшой ноткой трагизма, чтобы не «убить» зрителей в зале и себя самих. Это был очень важный разговор, ведь до него мы просто не знали, как подступиться к тексту: я, пока читала сценарий, три раза принималась плакать… Кульминационная сцена спектакля. Фото: Е. Сафронова В итоге шесть директоров школ и три взрослых артиста театра «Предел», изображавшие воспитателей Дома сирот, выступили подобием хора из древнегреческой трагедии — всеведущего, ведущего действо, отражающего общую драматическую идею, но «размывающего» индивидуальность своих участников. Участие «хора» — первое в практике Владимира Деля, но он этим экспериментом удовлетворен. По мнению режиссера, эта постановка идеально соответствовала его режиссерской методе: ставить спектакль о тех людях, что выходят на сцену. Это был спектакль о таких же педагогах, но попавших в экстремальные условия. Исполнители ролей выглядели особенно убедительно, потому что были сами собой.
Еще в спектакль была вписана инсценировка сказки «Король Матиуш Первый», которую, по преданию, Корчак рассказывал детям в поезде в Треблинку. Это добрая, но назидательная история о том, что умер старый король, и править страной стал его маленький сын Матиуш. Он дал детям полную волю, разрешил им делать что угодно, а взрослым повелел ходить в школы — и в стране настала разруха. Призрак отца провел Матиуша Первого по разоренному государству, и тот «прозрел» — понял, что сначала надо учиться, а потом уж браться за большие дела. Сказка внушала детям справедливую мысль о том, что надо впитывать знания, чтобы правильно прожить свою жизнь — но ужас в том, что именно у этих детей не было такой возможности. У них не было даже завтрашнего дня. Сцена из сказки «Король Матиуш Первый». Фото: Е. Сафронова
Кстати, в спектакле не было (!), казалось бы, основной фигуры действа — Януша Корчака. Был только его «внутренний голос», который выпало читать , студенту Скопинского электротехнического колледжа и молодому артисту театра «Предел».
— До начала спектакля я, наверное, даже не вполне осознавал силу этого действа, — поделился своими чувствами Сергей Смирнов. — А когда мы начали показывать, у меня встал ком в горле, и я даже не мог читать текст. На репетициях такого не было. Буквально через пару страниц я уже слышал и видел, как люди плачут, смотря на сцену, и понимал, насколько этот спектакль мощный.
Это мнение — о мощности и силе спектакля — разными словами выразили все зрители и гости уникального действа (кстати, «Предел» мониторил — больше нигде по России нет примеров сотрудничества театров с директорами школ). Среди почетных гостей спектакля были депутат , председатель Рязанской областной организации Профсоюза работников народного образования и науки РФ Елена Митина и глава Скопинской городской думы Владимир Строганов. Они поблагодарили Владимира Деля и всех участников спектакля за напоминание о трагедии Второй мировой войны и об ужасах фашизма, который не щадил детей.
В настоящее время существует много мероприятий, почитающих память участников Великой Отечественной войны. Владимир Дель пошел дальше: его спектакль — художественная память о жертвах нацизма среди мирного беспомощного населения. Он звучал как приговор палачам, которым, по сути, и являлся.
Реконструкция первого этажа стала адом для жителей дома
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео