Ещё

Почему импортные товары в России вдвое дороже 

Фото: МетаГазета
Правительство РФ обещает участникам внешнеэкономической деятельности (ВЭД) вдвое сократить сроки и расходы на таможенное оформление товаров при экспорте. Нацпроект «Международная кооперация и экспорт», принятый осенью 2018 года Правительством РФ, обещает финансовую поддержку экспортных программ на 1 трлн рублей, обнуление НДС при вывозе стройматериалов для создания зарубежных производств, помощь в продвижении товаров.
Для импортеров условия, наоборот, ужесточаются: государство ввело маркировку отдельных видов продукции и изменило систему контроля товаров. Теперь импортер три года с момента ввоза товаров будет жить под угрозой доначисления таможенных платежей. Расходы на транспорт, пошлины, банковские операции в 100 раз увеличивают стоимость импортируемой продукции.
О проблемах и рисках импортеров и экспортеров рассказали участники круглого стола, организованного «Метагазетой» и банком «Открытие».
Руслан Кисс
генеральный директор компании «Русский логистический провайдер» (плантации в Марокко, импортер цитрусовых в РФ)
Одна из главных проблем импортеров — сложность цепочки расчетов за товары, которые закупаются за рубежом. Мы импортирует мандарины, причем сами их и выращиваем на плантации в Марокко, и рассчитываться за них нам приходится в марокканской валюте — дирхамах. Но напрямую конвертировать рубли в дирхамы невозможно, это можно сделать только через доллары: то есть сначала мы переводим рубли в доллары, а уже доллары — в дирхамы. Соответственно платим комиссию за конвертацию, за валютные переводы.
При расчетах за тонну мандаринов на эти операции уходит минимум $20,5 — это больше себестоимости выращивания тонны мандаринов ($20). То есть целую тонну цитрусовых мы теряем только на банковских операциях.
Плюс потери продукции, которые возникают за время, пока идет перечисление денег через SWIFT (Международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей. — МГ). На это уходит три-четыре недели — с момента отправки денег до их фактического зачисления по SWIFT в марокканский банк. За это время из-за порчи продукции потери могут составить 25-50%. Прибавляем сюда еще расходы на фрахт судна, таможенные платежи, транспортировку по России, складские услуги и другие затраты — в итоге тонна мандаринов себестоимостью $20 в петербургских магазинах продается по $1,5-2 тысячи. Рост в 100 раз.
Упростить процесс и снизить расходы могли бы банки, если бы предложили импортерам возможность расчетов в других валютах, помимо рубля и доллара. Или если бы они разработали специальные пакетные условия банковских услуг для импортеров, чтобы снизить эти потери. Государство могло бы разработать единую национальную платежно-расчетную систему, которая сняла бы значительную часть проблем с расчетами между всеми участниками цепочки в России: импортером, транспортной компанией, складом, торговыми сетями и т.д.
Елена Мамичева
административный директор ОАО «Ленинградский комбинат хлебопродуктов им. С. М. Кирова»
У экспортеров тоже есть пожелания к банкам. Например, каждый день, принимая решение, хеджировать валютные риски при совершении сделки или нет, я опираюсь на аналитику банка. Но ее качество не отвечает запросам экспортеров, поэтому часто сложно принять правильное решение на ее основе. Хочется большей клиентоориентированности от банков: чтобы они не просто предлагали клиентам выбирать из имеющихся у банков продуктов, а разрабатывали продукты по запросам экспортеров.
Что касается экспортеров муки, то для нас сейчас главная проблема — продвижение России за рубежом. Российскую муку плохо знают в мире, поэтому ее продажи за границу очень невелики. Для сравнения: из России ежегодно экспортируется 50 млн тонн зерна — и всего лишь 200 тысяч тонн муки. В отличие от зерна, которое является сырьем, мука — это продукт переработки, то есть более маржинальный экспортный товар, он приносит дополнительную валютную выручку, налоговые поступления.
Государство заинтересовано в этом. Нацпроект «Международная кооперация и экспорт» предполагает к 2024 году нарастить объем экспорта продукции агропромышленного комплекса с $25 млрд до $45 млрд При нынешних темпах роста экспорта продукции АПК (плюс 18% в год) эта цель достижима. И российская мука потенциально востребована за рубежом, но необходимо продвигать ее. С этим пока проблемы. Мукомолы решили взять это в свои руки: в прошлом году восемь крупнейших мельниц России создали Ассоциацию экспортеров муки «Русская мука». Наша задача — чтобы в головах потребителей выстроилась четкая ассоциация качественной муки с Россией. Так же, как сыр у всех ассоциируется со Швейцарией, шампанское — с Францией.
Антон Кулиш
руководитель оперативно-аналитического отдела ГК «Аривист»
В 2018 году был обновлен федеральный закон «О таможенном регулировании» — это событие существенно меняет внешнеэкономическую деятельность в России. В частности, вместо 300 таможенных постов, где происходило таможенное оформление грузов, будет создано девять региональных центров таможенного оформления и семь региональных электронных таможен (центров электронного декларирования — ЦЭД). Полностью меняется система таможенного регулирования: все таможни разделятся на два вида — таможенные посты фактического контроля (здесь будет происходить наблюдение, досмотр, взвешивание товара) и ЦЭДы, где будут непосредственно подаваться декларации.
С одной стороны, эти изменения позволят упростить и ускорить процесс приема деклараций и выпуска товаров. К 2020 году 64% импорта и 100% экспорта планируется выпускать в автоматическом режиме.
С другой стороны, главный таможенный контроль переносится на этап после выпуска товара: в течение трех лет после ввоза товара в Россию у таможенников остается возможность оспорить правильность оформления документов, размер начисленных таможенных платежей. То есть число проверок существенно увеличится. Для проверки инспектор может запросить банки, своих коллег из других стран, перевозчиков, поставщиков. Уже сейчас, на начальном этапе работы по новой системе, доначислено в три раза больше таможенных платежей, чем за тот же период при прежней системе.
Для участников ВЭД резко вырастают риски столкнуться с неприятностями, когда, кажется, таможенный контроль пройден успешно. Например, одному нашему клиенту пришел запрос по поводу технических документов на импортное оборудование. Компания, не имея опыта в оформлении таможенных документов, допустила ошибки, отвечая на запрос, размер таможенного платежа ей увеличили на 6 млн рублей. В итоге мы уже целый год судимся с ФТС на этот счет — такова цена некомпетентного ответа.
Нина Чаплинская
заместитель начальника управления ВЭД ФК «Открытие»
Множество проблем участникам ВЭД создали западные санкции. Например, для попавших под санкции компаний закрылся доступ к международным рынкам, причем партнеры этих компаний тоже рискуют оказаться в изоляции. Банкам, попавшим под санкции, полностью заблокированы расчеты в долларах.
Самая большая и рискованная категория — это банки, которые находятся под частичными секторальными санкциями. Они не могут получать финансирование на международных рынках. В результате выросло время обработки и проведения платежей в иностранных валютах.
России постоянно угрожают самым жестким вариантом санкций — полным запретом расчетов в долларах. Но надеюсь, до этого не дойдет.
Положительно скажется на внешнеэкономической деятельности приход в Россию международных торговых площадок: Ebay, Alibaba и других. С другой стороны, глобальные иностранные корпорации уходят с российского рынка. Это значит, что внутри России будет меньше возможностей для развития бизнеса, и нужно будет искать их за рубежом.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео