Ещё

Нужны ли нам блогерка, врачь и медица? 

Фото: Москва24
Феминативы стремительно заполоняют просторы интернета. Пока вы допиваете свою чашку кофе, очередная девушка уже поменяла свой статус в соцсети с «блогера» на «блогерку». Теперь активные пользователи Сети обсуждают новый вариант феминативов — ставить в конце слова мягкий знак ("врачь", «ткачь», «товарищь»). Разбираемся, что думают по этому поводу феминистки и истинные знатоки русского языка.
Медица, блогериня и авторка Все чаще в соцсетях девушки стали акцентировать внимание на том, что их вид деятельности осуществляется именно женским субъектом. «Блогерша» вместо «блогер», «авторка» вместо «автор», а также «дизайнерка», «философиня» и даже «фотографиня»!
Хотя зачастую желающие подхватить модный тренд обращений с учетом пола человека не знают, как правильно сформировать само слово, точнее его окончание. Но и тут нашлись помощники-изобретатели! Для облегчения этой задачи в интернете уже появился специальный сайт — «Феминизатор», который помогает подобрать все возможные варианты слов. Например, для обозначения профессии врача женского рода он предлагает использовать четыре варианта: «врачиха», «врачиня», «врачесса» и «врачица».
А для пресловутого «блогера» вариантов аж шесть! Помимо «блогерки», там есть «блогериня», «блогериха», «блогеркиня», «блогересса» и даже (почти по-тигриному) «блогерица». В качестве альтернативы предлагается «авториня блога». Использование этих феминативов уже активно подтверждает Instagram — по хэштегам #блогерша, #блогерка и #блогериня отображается уже порядка 40 тысяч публикаций. Плюс около 50 тысяч запросов по этим же словам в поисковике за последний месяц. А вот скриншот из соцсети по запросу «фотографиня» выдает более 80 личных страниц и пабликов.
Женщина — тоже человек Феминистка и организатор московского фестиваля «Фемфест» Ирина Изотова считает, что феминативы способствуют увеличению присутствия женского субъекта в речи. «Это важно для того, чтобы женщины более активно выходили в публичное поле», — считает она.
С другой стороны, Ирина согласна с тем, что эти окончания и звуки в неожиданном и непривычном для нас сочетании коробят слух. «Я бы задумалась о том, какие именно употреблять окончания. Если взять окончание »-ка" по украинско-польскому типу, что нормально звучит в этих языках, то в русском оно звучит немножко пренебрежительно или уменьшительно-ласкательно. Лично меня такие феминативы, как, например, «докторка» и «философка» коробят. Мне нравятся окончания "-ица", "-эсса", которые гармонично звучат в русском языке. Например, «поэтессса».
При этом Изотова отмечает, что не все женщины, разделяющие феминистские позиции и взгляды, хотят называть себя в формате феминативов, это для них несозвучно. «Я считаю, что сейчас мы живем в ситуации полифонии: каждый говорит, как хочет. Мы разделяем общие смыслы, идеи, но навязывать феминативы кому-то или бороться с ними не стоит. Нужно просто проследить за тем, как развивается русский язык. Восприятие таких слов в культуре тоже будет меняться, и, может, через 10 лет они вообще будут звучать гармонично», — считает Изотова.
В введении формы феминитива с мягким знаком на конце Ирина не видит смысла, потому что при звучании слово совершенно не меняется.
"И потом, часто мужское ассоциируется с чем-то благим, сильным началом, а женское ассоциируется с чем-то слабым и негативным. В творческой среде есть целые исследования, которые говорят о том, что женщины не хотели, чтобы их называли «художницы», потому что это каннотируется негативно. Они считают себя «художниками». Поэтому важно утверждение женского достоинства в профессии, в том числе с помощью введения феминативов", — добавляет Изотова.
Кстати, стоит отметить, что такая атмосфера царила не только в художественной, но и в литературной среде Серебряного века. Взять только , которая не любила, когда ее называли поэтессой и всегда говорила: «Я поэт!» Или , заставлявшую называть себя поэтом, «без снисходительной усмешки мужчин — собратьев по перу», она не позволяла, чтобы ее стихи относили к «женской поэзии». «Я и в предсмертной икоте останусь поэтом», — написала она в одном из своих произведений.
Временное явление А вот у истинных знатоков русского языка другое мнение. Проректор Государственного института русского языка имени А. С. Пушкина, доктор филологических наук Михаил Осадчий считает, что слова закрепляются в языке в результате довольно сложных процессов. «Для этого требуется полное согласие языкового коллектива (носителей русского языка), а также особые функциональные возможности этих слов, чтобы они не дублировали другие слова», — отмечает Осадчий.
Возникновение современных феминативов эксперт связывает с тем, что авторы, предлагающие эти слова, осознают, что «в русском языке слова такого рода стилистически маркированы, то есть воспринимаются как некое просторечие и элемент разговорного стиля (например, ректорша, врачиха, профессорша)». По мнению Осадчего, авторы, предлагающие ввести эти слова, хотят «ввести обозначение лиц женского пола, но избавиться от этого стилистического довеска или стилистической коннотации».
"Язык такие шутки вести с собой не позволяет, — говорит эксперт. — Язык не проведешь, язык не дурак, и он очень не любит, когда кто-то решает в нем что-то быстро исправить. Это как в человеческом организме нельзя что-то взять и исправить: можно поставить укол, можно дать таблетку, но это решит проблему лишь на время. А для того, чтобы перестроился организм, нужно гораздо больше времени. Так и с языком: для того, чтобы в нем произошли какие-то серьезные изменения, нужны какие-то реально веские для этого основания и очень много времени".
Михаил считает, что в случае с феминативами ни времени такого не прошло, ни веских оснований по сути нет:
Осадчий отмечает, что «язык очень часто становится средством политической борьбы и иногда поддается такому политическому давлению». Из истории он приводит пример, когда 100 лет назад из русского языка были изъяты слова, служащие обращением к людям по сословию, по полу. Например, господин, госпожа, сударь, сударыня, Ваше превосходительство, Ваше сиятельство, Ваше благородие. И вся эта сложная система обращений, которая существовала в русском языке до 1917 года и была частью русской культуры, в одночасье исчезла. Вместо этой сложной системы возникло бесполое слово «товарищ», которое сравняло всех по сословию и полу.
"Я вас уверяю, носителями русского языка того времени это воспринималось гораздо хуже, чем «авторки» и «блогерки», это была настоящая катастрофа. Сейчас мы смеемся над «авторками» и «блогерками», а тогда людям было не до смеха, они реально были в ужасе от того, как уродуется их родной язык", — подчеркивает Осадчий. Тем не менее слово «товарищ» прижилось и стало официальным обращением на долгие годы, не одно поколение на этом выросло.
Эксперт полагает, что, несмотря на все «уродство» этого обращения, оно прижилось, потому что «на то была серьезная политическая воля». «Язык поддается серьезному политическому давлению, если действительно процессы являются значимыми, когда происходят тектонические сдвиги в жизни общества, социально-политическом устройстве государства. Тогда язык вынужден очень быстро меняться. В случае с „авторками“ и „блогерками“ нет никакого серьезного социально-политического движения, нет противоборства», — говорит Осадчий.
Наталья Лоскутникова
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео