Ещё

Навруз байрам напомнил Трампу о туркменском газе 

Фото: News.ru
Дональд Трамп вновь проявил себя как разрушитель канонов, смешав «кислое с пресным». Поздравляя туркменского коллегу Гурбангулы Бердымухамедова с Навруз байрамом, президент США затронул тему, которая абсолютно не вяжется с этим древним праздником весеннего равноденствия у персоязычных и тюркоязычных народов. Речь идёт о туркменском газе.
Народ США и его деловые круги продолжают искать новые направления для укрепления экономического сотрудничества с Туркменистаном. Надеюсь, что Туркменистан сможет воспользоваться новыми возможностями экспорта газа на Запад в связи с недавним определением правового статуса Каспийского моря, — говорится в поздравительной телеграмме Трампа.
В августе 2018 года, напомним, главы стран Каспийской пятёрки подписали в казахстанском Актау конвенцию о правовом статусе Каспийского моря — исторический для региона документ, работа над которым велась два десятилетия, с 1996 года. Конвенция, по сути, сняла почти все правовые преграды для строительства Транскаспийского газопровода (по дну Каспия до Азербайджана) и его присоединения к Трансанатолийскому газопроводу (TANAP). В свою очередь, TANAP предусматривает поставку природного газа из Азербайджана через Грузию и Турцию к греческой границе, где его продолжением станет Трансадриатический газопровод (TAP) в Южную Европу.
Стоит ли волноваться Гипотетически Россия в лице Туркмении может получить нового конкурента на газовом рынке ЕС, что будет на руку Соединённым Штатам. Контекст нынешнего обращения Трампа к Бердымухамедову вполне понятен. Но вот вопрос — есть ли в реальности у Москвы и «Газпрома» повод для серьёзного беспокойства?
Никакой серьёзной конкуренции на европейском рынке туркменский газ не сможет составить российскому сразу по нескольким веским причинам. Во-первых, несмотря на то, что ресурсная база у Туркмении более широкая, чем у Азербайджана, нынешний уровень тамошней инфраструктуры не позволяет надеяться на сколько-нибудь надёжное газоснабжение в Европу даже по относительно небольшим объёмам — 15-20 млрд куб. м. в год, — поясняет начальник отдела инвестиций «БКС Брокер» Нарек Авакян.
Во-вторых, отмечает собеседник News.ru, цена туркменского газа на 20% выше, чем российского, да и для самого Ашхабада более интересен азиатский рынок, где спрос на газ повышается ежегодно на 15-20%, а цены выше среднеевропейских почти на четверть. В-третьих, задачу усложняет слишком большое расстояние от Туркмении до границ Евросоюза: вряд ли удастся транспортировать газ по трубопроводу, а любой другой метод доставки приведёт к неминуемому удорожанию и резкому снижению конкурентоспособности «голубого топлива». Наконец, Туркмения — не самая стабильная страна с точки зрения безопасности, особенно на фоне разразившегося там экономического кризиса. Так что обращение Трампа имеет явный популистский оттенок.
Туманные перспективы Между тем, по запасам газа Туркмения входит в четвёрку мировых лидеров. Британская аудиторская компания Gaffney, Cline & Associates оценила запасы здешних месторождений «Галкыныш» и «Яшлар» в 26,2 трлн куб. м. Туркменские правительственные эксперты настроены оптимистично. Они убеждены: к 16 млрд куб. м газа, которые Азербайджан будет экспортировать по Южному газотранспортному коридору в Европу, в ближайшие годы добавятся ещё 14 млрд куб. м туркменского газа — при условии запуска Транскаспийского газопровода.
Перспективы проекта неясны: Евросоюз, Туркмения и Азербайджан пока не согласовали условия начала строительства, инвестор не найден. При этом официальный Баку предупредил в ходе трёхсторонних консультаций: Азербайджан выполняет лишь роль транзитной страны в проекте и не собирается его софинансировать. Ещё одна немаловажная деталь: до сих пор ни одна компания в Европе не сообщила о приобретении хоть какого-то объёма туркменского газа.
Теоретически, туркменский газ мог бы поступать на европейский рынок, это соответствует и желанию Брюсселя максимально расширить список поставщиков, и стремлению Ашхабада диверсифицировать свой экспорт. Однако для реализации подобных проектов нужны, как минимум, два условия — финансирование и политическое покровительство, — говорит главный аналитик Центра аналитики и финансовых технологий Антон Быков.
По его словам, в случае с поставками туркменского газа в Китай всё это взял на себя Пекин, выделив кредиты на строительство трубопровода и обеспечив прикрытие на международной арене. С ЕС так не получается: европейцы явно не готовы инвестировать в проект, а значит, и политического прикрытия в случае возникновения острой конфронтации с конкурентами тоже ждать не стоит. К тому же мировая экономика замедляется, торговые войны могут в любой момент усилиться, а это значит, что рентабельность энергетических проектов — как экономическая, так и политическая — остаётся под большим вопросом. Вряд ли Ашхабад и Брюссель отважатся взять на себя такие риски.
Подходящий инструмент Как отмечает аналитик компании «ФинИст» Ирина Ланис, в очередном санкционном законопроекте — DASKA (Defending American Security from Kremlin Aggression Act) от 2019 года — США предусмотрели ограничения на инвестиции в российские газовые проекты за пределами РФ. Это отвечает интересам Дональда Трампа, стремящегося уменьшить зависимость Европы от российских энергоресурсов, а Транскаспийский газопровод, по которому, предположительно, туркменский природный газ пойдёт на Запад, может стать для Вашингтона подходящим инструментом.
Поскольку 90% туркменского газа поставляется в Китай, Туркмения напрямую зависит от экспорта в КНР. Новые направления и рынки сбыта будут крайне полезны её экономике. Сейчас в южном направлении уже строится газопровод ТАПИ — Туркмения — Афганистан — Пакистан — Индия, — напоминает Ирина Ланис.
По её словам, подобные политико-экономические рокировки могут нанести вред «Газпрому», которому пытаются «перекрыть кислород» на европейском рынке. Тем не менее, «Газпром» более активно переходит на азиатский рынок, о чём говорят договоренности с Китаем по поставкам газа. Руководство компании старается найти заменяющие пути экспорта, дабы не потерять часть прибыли при возможных негативных последствиях запретов и появлении новых конкурентов в Европе.
Практически весь туркменский газ скуплен на корню Китаем, объёмы предполагаемых поставок в Европу относительно невелики — всего 30 млрд куб. м. в год. О конкуренции с Россией пока речи не идёт, для этого должно пройти немало времени, — отмечает директор департамента управления активами компании ERARIUM Group Денис Лисицын.
Остаётся открытым и вопрос надёжности поставок, которые планируется осуществлять через Иран и Турцию, а на Иран наложены санкции, напоминает эксперт. Лисицин недоумевает, к чему Трампу заигрывать с Туркменией, ведь сами США активно осваивают европейский энергетический рынок. Что касается России, она показала себя в Европе надёжным партнёром.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео