Ещё

Кирилл Вышинский: Для меня не свобода важна, а справедливость 

Кирилл Вышинский: Для меня не свобода важна, а справедливость
Фото: Украина.ру
В помещении Киевского Кассационного уголовного суда Верховного суда оказалось тесно из-за количества пришедших журналистов, общественных деятелей. Интерес к процессу над журналистом Кириллом Вышинским был повышенный еще и потому, что в Киев прилетела уполномоченный по правам человека . Еще до начала судебного слушания представители прессы, среди которых преобладали президентские СМИ, задавали ей много вопросов, не касающихся судьбы Вышинского. Их интересовало, когда освободят или же обменяют находящихся в заключении в Украине граждан РФ на режиссера , обвиняемого в организации террористического акта, а так же украинских военных моряков, участвовавших в Керченской провокации и/или других «политических заключенных».
Освобождение из «аквариума»
С большим трудом все пришедшие смогли разместиться в тесном зале суда, где когда –то слушалось дело обвиняемого в госизмене и срыва мобилизации журналиста из  Руслана Коцабы. Но если в суд над Коцабой пожаловали члены С14, Нацкорпуса и представители других праворадикальных организаций, то на суд к Вышинскому националисты пока не заявлялись. Сейчас они сами, во всяком случае, некоторые из них, выступают в акциях, направленных против нынешнего режима, установившегося на Украине.
«Как-то скучно сегодня без нациков, нет картинки», — цинично вздохнул оператор одной из украинских телекомпаний, снимая на видеокамеру присутствующих в зале.
По странной устоявшейся украинской традиции судебный процесс, назначенный на 10 часов, начался с часовым опозданием.
Для того, чтобы подсудимого ввести в зал, сидящим ближе к проходу пришлось подняться — так много было в зале журналистов. Кирилла после этого в зал ввели очень быстро. Моментально закрыли двери в так называемый «аквариум» — клетку из стекла. Первой к нему подошла Татьяна Москалькова, поинтересовалась самочувствием.
— Нормально, спасибо, — ответил Кирилл слегка улыбаясь, хотя было заметно, что он очень взволнован.
— А как условия в ?, — спросила омбудсмен.
— Уже получше, спасибо, — ответил Кирилл, сообщив, что в изоляторе занимается английским языком и читает классику.
— Все за вас переживают и поддерживают. Все наше (российское — Ред.) журналистское сообщество. Мама пишет, что надеется скоро обнять, — сообщила Татьяна Москалькова о маме Кирилла, которая в настоящее время находится в России.
Успев переброситься между собой малозначительными фразами, в зал вошли судьи. Адвокаты Кирилла Вышинского , Дмитрий Дияментович и Игорь Мокин тут же перешли в наступление. По словам адвокатов, количество прокуроров, поддерживающих обвинение, увеличилось — к двум выступавшим на предварительном следствии херсонским добавился еще один представитель (ГПУ). Но, как оказалось, прокурор из ГПУ, который по идее должен был усилить обвинение, неправильно оформил документы и в связи с этим его отстранили от процесса.
Далее адвокаты попросили разрешить Кириллу Вышинскому сидеть не в «аквариуме», а радом с ними. По мнению адвокатов, поскольку Кирилл всего лишб подозреваемый в совершении преступления (которое судом еще не доказано) нахождение его в клетке унижает его часть и достоинство, а также может расцениваться как пытка. Посовещавшись, суд удовлетворил это ходатайство адвокатов, разрешив журналисту Кириллу Вышинскому на время рассмотрения кассации находиться рядом с адвокатами.
Кирилл сгреб уже разложенные на лавке бумаги, но быстро выйти не удалось. Конвойные начали открывать дверь вставляя один ключ за другим, но так и не мог подобрать нужный. «Что, ключ потеряли?», — интересуется Кирилл наблюдая за покрасневшим от напряжением конвойным, который продолжал ковыряться в замке. «Я тоже, когда волнуюсь, ничего не нахожу!», — подбодрил его Кирилл.
Конвойным пришлось сходить за старшим смены, который принес другую связку ключей. Под несмелые и редкие аплодисменты журналист вышел из клетки и расположился на скамье рядом с адвокатами.
«О, ну хоть что-то. Ведь не преступник», — вздохнула рядом со мной женщина.
Но не успел Вышинский еще разложить бумаги на столе, как адвокат Дмитрий Дияментович снова зачитывает ходатайство с просьбой передать дело в Верховный суд для рассмотрения законности задержания Вышинского. Прокуроры начали возражать, но суд принял решение удалиться в совещательную комнату для принятия решения.
«Каждый из вас может оказаться в такой же ситуации»
Пользуясь образовавшимся перерывом в заседании и отсутствием судей в зале суда, журналисты обступили Кирилла и его адвокатов. У многих из них накопились вопросы, — начина от того, что он думает по поводу судебного процесса, как добрался их Херсона в Киев и тем, каковы условия его содержания под стражей. Все заметно нервничали и торопились с вопросами, чтобы успеть до возвращения суда.
«Сегодня здесь рассматривается эпизод моего задержания, — заявил Кирилл. — И если не будет принято решение, о том, что мое задержание было незаконным, это серьезная проблема украинского правосудия. Потому что за то, за что меня задерживали, что мне инкриминировалось, потом опровергла экспертиза следственного института СБУ», — рассказал Кирилл Вышинский.
По его словам, 9 марта нынешнего года его этапировали из Херсона в Одессу, а 14 марта привезли в Киев в СИЗО и вместе с 3-мя задержанными поместили в камеру под номером 343 в «Столыпенке», где не было света, где были только голые нары, не было ни подушек, ни матрасов.
«Мы освещали нашу комнату четыре дня, благодаря поддержке соседей, с помощью гирлянды. Каждый вечер, после шести вечера, у нас был «новый год». Вечером 18 марта меня перевели в другу комнату. Сейчас меня перевели в другую комнату в другом здании. Я заехал в камеру, где уже были трое и разместился на «втором этаже» (на двухэтажных нарах). Условия сносные. Самочувствие нормальное, питание — мы стараемся есть свою пищу. Спасибо, что передают», — рассказал Кирилл.
Журналистов очень интересовал вопрос, согласен ли Кирилл Вышинский на обмен на украинцев, находящихся в России и подавал ли Кирилл на имя президента Путина прошение на обмен, на что Кирилл сказал, что не подавал никаких прошений и что не в его компетенции решать такие вопросы.
«Вопрос обмена меня мало интересует, меня интересует справедливость. Для меня не свобода важна в данной ситуации, а справедливость.
И не только для меня, а и для всех вас, потому что каждый из вас может оказаться в такой же ситуации. Потому что по надуманным обвинениям журналиста бросают тюрьму», — подчеркнул Кирилл Вышинский.
На вопрос, как он оценивает свою журналистскую деятельность, Кирилл ответил, что может оценить только ту, которая позволила ему работать с профессионалами.
«Я писал очень мало, я был главным редактором. Писали люди, которые работали в редакции — профессиональные, честные, объективные. И это доказывают экспертизы СБУ, что тексты были объективные и непредвзятые», — сообщил Кирилл.
Еще украинских журналистов интересовал вопрос, зачем ему понадобилось российское гражданство, на что Вышинский парировал, что этот вопрос можно задавать тысячам людей, у которых есть Венгерское, Румынское, Польское и т.д. гражданство.
«Если говорить о моей конкретно ситуации, то моя жена гражданка РФ, она живет в Москве. И я хотел жить с ней в той стране, где и она, по тем же законам. Других секретных мотивов у меня не было», — объяснил Вышинский.
В то же время, когда одна из журналисток спросила, собирается ли он переезжать в Москву, Кирилл заулыбался. «Вас интересуют мои личные планы?! Девушка, я уже женат…», — пошутил Кирилл.
К тому же, как отметил Кирилл, за второй паспорт в Украине полагается только штраф. «Вы знаете, если бы все со вторым паспортом (вторым гражданством — Ред.) заплатили эти штрафы, то бюджет получил приблизительно столько денег, сколько от евроблях», — с улыбкой иронично подметил Вышинский.
«Если человека посадили — он сразу виноват»
Журналисты из пропрезидентских СМИ интересовались, не используют ли Кирилла Вышинского в своих интересах РФ, на что журналист дал жесткий ответ.
«А что, меня арестовывала российская прокуратура, ? Меня здесь арестовала СБУ и прокуратура Крыма с дислокацией в Херсоне. Но уже во время обыска, в момент моего ареста, с нарушениями, когда мне не было предъявлено обвинение, высокопоставленные представители политического истеблишмента, а так же народный депутат Антон Геращенко, пресс-секретарь Шевченко заявляли о моем обмене на каких-то людей в РФ. Если меня арестовывают и заявляют, что со мной надо сделать, то кто кого использует?!», — задал Вышинский в этой аудитории вполне риторический вопрос.
Более того, как парировал Кирилл на упрек, что омбудсмен РФ приехала только к нему, что пока он находился в Херсонском СИЗО, Татьяну Москалькову в Украине не пускала СБУ к десяткам крымчан. При том, что в Херсонском изоляторе содержатся сотни крымчан, а, как рассказали Вышинскому, около 6 тысяч розыскных листов находится в СБУ на людей, оставшихся в Крыму.
«Если мы говорим, что мы хотим вернуть наших соотечественников и Крым, зачем объявлять 6 тысяч человек в розыск?!», — поинтересовался Кирилл.
«Может быть потому, что они предатели?», — не сдавался настырный журналист.
«А кто это определил?» — поинтересовался Кирилл.
«Украинское законодательство», — заявил коллега.
«Давайте дождемся решения суда хотя бы по моему делу или еще по каким— то. Когда вы можете встать и скатать: «Да, он — предатель! Есть решение суда!». Есть такая совковая практика, если человека посадили — он сразу виноват», — отметил Кирилл. В комментарии изданию Украина.ру Кирилл рассказал, что его главная цель сейчас выйти на свободу из зала суда.
«Мои сокамерники, в легком изумлении от того, что происходит. От того, что журналистов закрывают по 111 статье, по которой начинается ставка (заключение после вынесения обвинения) с 12 лет. При этом есть люди, которые получают за убийство по 7-10 лет, они смотрят на это широко раскрытыми удивленными глазами. А человек, который пишет статьи, может получить минимум 12 лет», — горько рассуждает Кирилл.
Потом Вышинский попросил передать добрые слова всем своим коллегам, которые его поддерживают. «Дамы и господа! Я вижу все ваши лица, надеюсь, что они улыбающиеся. Спасибо вам за поддержку и мужество. Волею судьбы вы оказались в эпицентре такой турбулентности и я надеюсь, что у вас все хорошо. Что вы выйдете из этого испытания сильнее и мужественнее, добрее и честнее. Мы точно не делали ничего плохого. Мы точно честно работали и выполняли свой профессиональный долг, что я буду доказывать в суде. Надеюсь, что мы рано или поздно увидимся. Всем удачи. Держитесь!».
Особое дело Пользуясь паузой в судебном заседании к Кириллу подошел пожилой мужчина, при приближении которого Кирилл очень разволновался и вскочил с места.
«Ты как, сынок? Я вот приехал», — сказал мужчина. Возникла неловкая пауза, конвойные не знали, как реагировать, потому что Кирилл обнял старика и прижал к груди.
«Пап, не волнуйся, все хорошо!», — отчеканил Кирилл, едва сдерживая слезы.
Журналисты отошли давая возможность пошептаться отцу с сыном. Но это продолжалось недолго, вернулись судьи и огласили решение: удовлетворить ходатайство о передаче дела на рассмотрение Объединенной палаты Кассационного уголовного суда в составе Верховного суда.
После того, как суд покинул зал заседаний, Кирилла очень быстро увели из зала. Он на ходу бросил, что, к сожалению, ему не удалось в суде изложить факты абсурдности его обвинения. Адвокаты сказали, что решение о рассмотрении жалобы о незаконном аресте, это небольшая, но победа.
Как резюмировала Татьяна Москалькова, цель ее визита, соблюдение прав Кирилла Вышинского и чтобы он не рассматривался как субъект обмена на кого-то.
«Это дело особое, потому что оно касается судьбы журналистов, которые выполняют свою профессиональную деятельностью. не раз обращал на это внимание. Статья 10 Европейской конвенции о защите прав и свобод и Хельсенский акт говорят о том, чтобы создавать условия для того, чтобы журналисты осуществляли свою деятельность. Выслали журналистку Соловьеву, выслали еще ряд журналистов — это очень плохо, это плохие симптомы, что журналистам не дают возможность занимать своей деятельностью. А когда привлекают к уголовной ответственности журналиста, это снижает градус демократии государства. Но есть очень тонкая грань — между свободой слова и экстремизмом. Есть надежда, что демократический суд, демократичного правового государства найдет справедливое решение», — подчеркнула омбудсмен Москалькова и добавила, что она видит только одно решение — освобождение Кирилла Вышинского, как невиновного и его полное оправдание.
В детских завтраках нашли токсины: чем они опасны
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео