Ещё

В России полюбил хирургию. Как сириец работает в Пермском крае врачом 

Фото: АиФ Пермь
Пока Айман ещё продолжает учиться и не имеет российского гражданства, но уже твёрдо намерен остаться жить в России. Здесь он встретил свою любовь и нашёл работу.
О том, как он трудится с российскими коллегами, за что полюбил баню и ягодный морс и где встретил свою вторую половинку — в материале «АиФ-Прикамье».
В Перми привела мечта
Айман Дервиш Джазаерви рассказывает, что, как и у многих сирийских детей, в детстве у него была мечта — стать врачом. Его родственник учился в Перми на фармацевта и позвал сюда же Аймана. Парень согласился, решив, что эта специальность близка медицине.
Он приехал в Пермь, не зная русского языка. Учить его начал только на подготовительном курсе для иностранцев при фармакадемии. За год у Аймана появилось много знакомых, в том числе из медицинского университета. Они-то и помогли принять решение сменить вуз и тем самым исполнить детскую мечту.
«В Сирии поступить в медуниверситет сложнее, чем в России», — говорит Айман.
Его старшие братья хотели получить высшее образование и поступили в вузы на родине (на экономистов и геолога). Но отцу нужна была помощь в бизнесе, поэтому им пришлось бросить учёбу.
«На первой операции у меня участилось сердцебиение»
Первые годы в медуниверситете Айман учился вместе с другими иностранцами — из Азербайджана, Киргизии, Марокко, Пакистана.
«Мало кто говорил на арабском языке, так что было сложно понимать друг друга. Некоторые даже на английском не говорили. Русский язык тоже неродной для всех, — вспоминает это время Айман. — Но в общежитии для иностранцев мы сдружились, готовили и пробовали блюда стран, из которых приехали, знакомились с культурой».
Постепенно втянулся в учёбу. Привык к жизни в России.
«Самым сложным для меня предметом в вузе была гистология, — признаётся молодой врач. — Сейчас в работе мне это не пригождается, так как у меня другая специализация».
Хирургию Айман выбрал на 4 курсе. Однажды ему разрешили присутствовать на настоящей операции.
«Помню, я стоял пять часов и не чувствовал времени, — рассказывает сириец. — Хирургия — это так сложно, маленькая ошибка может привести к смерти».
Молодой хирург долго искал работу и нашёл место в Добрянской больнице. Сам он живёт в Перми, но ежедневные двухчасовые поездки до работы его не пугают. Своего автомобиля у него нет, поэтому иногда его подвозят коллеги.
«Пациенты мой почерк разобрать не могут»
Рабочий день 31-летнего хирурга длится с 8 до 17 часов. Но утренний автобус из Перми в Добрянку приезжает только в десятом часу утра. Иногда Айман остаётся на ночное дежурство или ему выпадают по графику рабочие субботы или воскресения.
«Коллеги в Добрянской больнице помогают, подсказывают. Очень сплочённый коллектив. На первой сложной операции, которую я проводил, заведующий отделением был со мной и показывал, как правильно делать. У меня сильно билось сердце, покраснело лицо, но я не обращал на это внимания и был сосредоточен на пациенте», — рассказывает молодой специалист.
Работой в больнице Добрянки Айман очень доволен.
«Город небольшой, но больница здесь современная. На моих глазах обновляется операционное оборудование, — говорит врач. — Коллеги помогают, заведующий хирургическим отделением всегда поддерживает. Если требуется заменить что-то устаревшее, получить более эффективные лекарства, то главный врач настойчиво этого добивается».
В отделении, где работает сириец, проводят разные виды операций. Молодой хирург ещё не освоил все, но очень хочет совершенствоваться. Тем более, что в лечебном учреждении есть возможность проводить как плановые, так и экстренные операции.
С пациентами у Аймана складываются хорошие отношения.
«Хоть я и говорю с акцентом, пациенты меня понимают. А вот почерк мой разобрать могут не всегда», — смеётся врач.
Семья в России и семья в Алжире
Айман хотел получить выплату, которая положена молодому специалисту в регионе, но не смог.
«В Министерстве здравоохранения Пермского края сослались на то, что у меня нет гражданства РФ. Но у меня есть вид на жительство, который даёт такие же права, как и гражданам РФ (на официальное устройство на работу, бесплатное лечение и т.д.). Очень бы хотелось, чтобы ситуация изменилась».
Сейчас Айман учится в аспирантуре. Возвращаться на родину в Сирию не планирует. Здесь у него семья: Айман женился на пермячке Марии.
«Это была любовь с первого взгляда. Её мама — врач, Мария приходила к ней на работу. Мы познакомились, когда я работал в Перми. Сначала её родители отнеслись ко мне с подозрением, задавали много вопросов, когда я приходил в гости, а теперь любят меня не меньше, чем её. Мы поженились через 7 месяцев после знакомства».
Спустя несколько лет после того, как Айман уехал в Россию, в Сирии началась война. Его семья перебралась из Алеппо в Алжир, на родину его отца. Молодой человек ездил в гости к родителям.
«Мои друзья были в Сирии во время войны. Они говорят, что это страшно. В любой момент кто-то может погибнуть или потерять близких. Ракеты дождём падали на город. Половина знакомых уехали из Сирии, но в Россию не поехал никто. Они перебрались в Турцию, Иордан».
По словам Аймана, до начала войны медицина в Сирии была на высоком уровне:
«Большинство больниц было оснащено самым современным оборудованием, работал высококвалифицированный медицинский персонал. Сейчас всё разрушено. А вот Россия только начала подъём в сфере здравоохранения, думаю, в скором времени будет ещё лучше».
Лыжи, баня и морсы
«Первый год жизни в России был тяжёлым, но весёлым, — признаётся Айман, — Я впервые так долго ехал на поезде. Из Москвы до Перми — сутки. Для нас это очень долго. В Сирии между городами 3-4 часа пути. И обычно люди берут выходной на следующий день после поездки, так как дорога утомительна. Когда ехал из Москвы в Пермь, думал не доеду. Мне стало легче, когда мне сказали, что этот поезд идёт ещё четыре дня».
Несмотря на то, что к климату адаптироваться было сложно, Айман попробовал все зимние развлечения: лыжи, коньки. Сейчас на каток он выбирается нечасто, потому что по-прежнему плохо стоит на коньках, а вот лыжные прогулки ему очень нравятся. Просто гулять по городу он тоже любит, хотя свободного времени становится всё меньше.
«Мои любимые места в Перми — Компрос, улица Ленина и набережная у Перми I, — рассказывает Айман. — Когда я нервничаю, то хожу гулять к Каме, и успокаиваюсь. Иногда прихожу на набережную даже зимой».
Айман говорит, что в Перми ему не хватает сирийского солнца, к остальному он привык, а многое даже полюбил.
«Я здесь впервые попробовал клюкву, очень вкусно! Ещё мне нравятся морсы, такого у нас не делают. Иногда родители отправляют мне арабские сладости, которых нет здесь. Первое время не хватало специй, приходилось покупать их в Москве, а потом и здесь появились магазины со специями. Ещё обожаю баню! Но в первый раз смог находиться в парилке всего три секунды, сейчас сижу даже дольше, чем русские друзья. Баня делает человека сильнее».
Айман признаётся, что каждый год планирует окунуться в прорубь в Крещенские купания, но не решается.
Очень удивляют иностранного врача приметы, распространенные в России.
«Например, если вышел из дома, то нельзя возвращаться. А если в операционной упал инструмент, то на него нужно наступить, прежде, чем поднять. У нас таких примет нет, но теперь я тоже стал их соблюдать», — смеётся молодой врач.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео