Ещё

Российскому цирку сегодня не до смеха и веселья 

Фото: Ревизор.ru
С 1994 по 2009 год Островский был заместителем директора департамента организации зарубежных гастролей в государственной структуре Росгосцирк. Затем работал советником генерального директора компании Росгосцирк и зампредседателя Союза цирковых деятелей РФ. С позиций специалиста он долго наблюдал за многими процессами, происходящими «за кулисами» цирка, во многих проектах и событиях принимал непосредственное участие, и сейчас откровенно называет положение дел проблемным. — Григорий Андреевич, какие основные проблемы стоят перед российским цирком — экономические?
— У отрасли есть экономические проблемы, много творческих и управленческих проблем. Но давайте по порядку. Что представляет собою сегодня цирковая система России? Она состоит из 36 действующих цирков, входящих в компанию «Росгосцирк». Помимо этого, есть ряд так называемых «свободных» цирков. Два цирка в Москве: цирк Ю. В. Никулина на Цветном бульваре и цирк на проспекте Вернадского. Цирк на Цветном является, по сути, открытым акционерным обществом и арендует это здание. Цирк на Вернадского на сегодня является государственным предприятием, входит в систему департамента культуры города Москвы, который назначает ему руководство и частично финансирует его деятельность. Есть цирк в Казани, который курирует Минкультуры Республики Татарстан. Есть цирк в Якутске, принадлежащий Минкульту Якутии. Есть прекрасный цирк в Улан-Удэ, принадлежащий Минкульту Бурятии. В 2014 году из состава Росгосцирка вышел цирк в Краснодаре. По предложению их губернатора они решили перейти под управление властей края. Им обещали всяческую поддержку, например, отреставрировать здание. Но, пока передавали цирк, сменился губернатор и ремонта в здании не сделали, сегодня цирк живет, ни шатко, ни валко. Есть «свободный» цирк в Хабаровске, он принадлежит Хабаровскому краю. Цирк во Владивостоке ранее принадлежал Росгосцирку, в 2014 году был передан в аренду краю. Край его отремонтировал вместе с "Газпромом". Теперь положение цирка двоякое: административно-финансовую политику контролирует край, но творческие вопросы решает Росгосцирк. Сегодня неплохо живут цирки в городах-миллионниках: Новосибирске, Екатеринбурге и т.д. А вот цирки в небольших городах, типа Костромы, Новокузнецка, в печальной ситуации — зрителя мало, денег у горожан на развлечения не хватает… Ведущая артистка Бурятского государственного цирка Долма Пунцукова репетирует со своим партнером на берегу озера Байкал. Фото из архива Союза цирковых деятелей.
— Вы имеете в виду труппы этих цирков?
— Все артисты цирка относятся к компании «Росгосцирк». В городах нет трупп. Они туда приезжают с программами. Труппа есть в Большом Московском цирке, цирке на Цветном бульваре, Якутии, в Улан-Удэ, и какое-то количество цирковых артистов есть в Казани. Во всех остальных случаях региональные цирки берут в Росгосцирке номера — либо арендуют, либо по другой схеме. Особняком стоят цирк Никулина и цирк на Вернадского, имеющие собственные труппы. Например, цирк на Цветном бульваре обычно использует своих артистов. Но вот недавно в нем начала работу программа артистов Росгосцирка, которую цирк Никулина взял в аренду. У цирка Никулина нет поддержки из государственного бюджета, они сами зарабатывают и сами себя содержат. Цирк на Вернадского получает какое-то бюджетное финансирование.
Основные проблемы Российского цирка лежат в другой плоскости. Частая ротация руководства Росгосцирка, исключающая честные конкурсные процедуры при влиянии различных групп, не заинтересованных иметь на этой должности руководителя, обладающего профессиональными качествами, необходимыми для управления отраслью, привели к тому, что Росгосцирк стал инструментом обогащения небольшой группы лиц, имеющих влияние на принятие решений о гастрольной деятельности!
Фактически, на должность генерального директора в Росгосцирк, начиная с 2012 года, было проведено 4 конкурса. Первый из них не состоялся, второй был откровенным «фарсом», а на двух последних были приняты заведомо предсказуемые кандидатурные решения. Интересно, что предложения победителей конкурсов в обоих случаях были невнятны, изобиловали лозунгами и отличались отсутствием конкретных механизмов реализации предложенных проектов. При этом более жизненные и конструктивные предложения других соискателей должности демонстративно были проигнорированы. Парадоксально, что в экспертный состав жюри были приглашены люди, возглавляющие частные цирковые структуры, то есть имеющие иные профессиональные и творческие интересы, чем у руководителей государственных бюджетных организаций, управлять которыми, собственно говоря, и должны кандидаты. Со времени первых конкурсов в цирковом сообществе сложилось устойчивое впечатление, что «верхушка» в Министерстве культуры прислушивается только к информации и рекомендациям узкого круга лиц, в первую очередь — руководства Большого московского цирка на проспекте Вернадского. По этим советам выстраивается политика федеральной цирковой отрасли, и, естественно, из-за этого возникают противоречия и конфликты, мешающие развитию циркового искусства страны!
В конце 2018 года компанию покинул очередной генеральный директор Дмитрий Евгеньевич Иванов, проработавший в компании чуть более двух лет. Сейчас временно исполняет обязанности директора организации его бывший заместитель Сергей Григорьевич Беляков. По закону должен быть назначен конкурс на замещение руководящей должности, на который должны выдвигать людей, обладающих определенными параметрами, чтобы выбрать лучшую кандидатуру из возможных. Однако в цирковой среде утверждают, что никакого конкурса не будет. Большой московский цирк на проспекте Вернадского. Фото: ru.moscovery.com — И как же видите лично Вы решение проблем?
— Положение дел в отрасли сейчас таково, что необходима реконструкция взаимоотношений внутри циркового сообщества. Но она должна строиться на широком и открытом обсуждении проблем. Был случай, что замминистра культуры, курирующий цирк, сказал цирковым работникам, записавшимся к нему на прием: «Я не могу отвечать за то, что у вас тут происходит, потому что я недавно работаю, а вы сами не знаете, чего хотите». Это нонсенс! Человек на такой должности должен отвечать и за то, что делали его предшественники в той же степени, что и они сами. И он не может обвинять людей, что они сами не знают, чего хотят — они приходят к представителю учредителя той организации, в которой они проработали всю свою жизнь, чтобы поделиться наболевшим, услышать слова поддержки. Сейчас Минкульт и ФКП «Росгосцирк» пишут «Стратегию развития до 2027 года», причем в крайне узком кругу, как в советские годы говорили: «В обстановке строжайшей секретности». Это первое, что сразу вызывает тревогу: раз ни с кем не советуются, значит, готовят какую-то гадость всему цирковому сообществу. Подобный подход к делу, нежелание обсуждать с общественными цирковыми организациями суть разрабатываемой стратегии, беспокоит и настораживает людей циркового искусства, для которых оно не развлечение, но дело всей жизни. Пришлось, естественно, ознакомиться с этим опусом, я так понимаю, созданным для стартового обсуждения. Почему у меня сложилось такое ощущение, что я знакомился всего лишь с черновиком основного документа? Потому что если увиденное мной является законченной работой, то потрясает, настолько без учёта специфики циркового дела оно выполнено! В самом начале «Стратегии развития» утверждается, что в состав ФКП «Росгосцирк» необходимо включить следующие региональные цирки: Казани, Ижевска, Хабаровска, Симферополя, Краснодара и построить стационарный цирк в Севастополе. При этом никто не говорит, что в Севастополе на 01.01.2019 года проживает 443119 человек, и 40-50 процентов населения города составляют военнослужащие. С учётом того, что цирк посещают 5 процентов горожан, построить стационарный цирк в «воинском» городе — это заведомо выкинуть бюджетные деньги на ветер. Именно поэтому в 2015 году генеральный директор ФКП «Росгосцирка» Вадим Черменович Гаглоев «поставил» в Севастополе стационарный цирк шапито, который прекрасно работал до 2017 года, пока волюнтаристским решением руководства компании не был закрыт. Но строительство стационарного цирка в Севастополе непонятно для кого — это еще цветочки по сравнению с остальными идеями проекта. Пока цирковая общественность и артисты цирка пытаются разобраться с бедами сегодняшнего дня, оптимизаторы из «Росгосцирка» и Минкульта готовят им сюрприз. В марте — апреле 2019 года готовят новый Устав Компании, осенью начинают комплекс мероприятий по выведению за штат работников с целью прекращения деятельности организации, начиная с апреля 2020 года, в худшем случае — в июне 2020 года. Далее ничего в Стратегии детально не прописывается, но почему-то утверждается, что к 2027 году в результате воплощения ее в жизнь заполняемость цирковых залов в стране увеличится (непонятно, с чего) с 56 до 70 процентов. Бюджетные вливания понизятся до 300 миллионов рублей в год, а число зрителей увеличится с 2,8 до 4,6 миллионов в год. Есть и ещё ряд «сказочных» показателей, основанных, видимо на желаниях руководства компании или Министерства. Сразу возникает стремление разобраться, откуда возьмется такое благоденствие, если в 2020 году ФКП «Росгосцирк» должен перестать функционировать и собирается уволить всех артистов. Цирк Юрия Никулина. Фото: mt-smi.ru Если внимательно посмотреть таблицу «Экономический эффект ФКП», мы обнаружим чудесные вещи. Оказывается, после 2020 года «Росгосцирк» будет работать лучше, чем в прежние годы!.. Есть основания полагать, что произойдет какое-то разделение компании, скажем, по принципу «выгодно/невыгодно». Цирки в городах, в которых много зрителей, а значит, хорошая посещаемость останутся кому-то более достойному, чем остальные. А цирки в городах, где зрителей мало, передадут в региональную собственность, пусть сами мучаются с ними. Дальше, раз артистов и животных «изгнали», то можно набирать каждый раз новую программу из числа артистов, находящихся в «свободном полёте». Между работой в программах им не надо платить ни «вынужденные простои», ни репетиционные простои. Судя по всему, никаких постановочных расходов теперь не будет, только эксплуатационные. Вот почему в таблице «Экономический эффект ФКП» в графе «Расходы программ» после 2020 года стоят одни нули. Хочешь работать с животными — работай, только корма за свой счёт. Хочешь новый номер, пожалуйста, копи деньги и ставь своими силами в свободное от основной работы время. Короче говоря, мы возвращаемся к принципам организации циркового дела до 1919 года. А ведь никто не отменял социальные задачи по развитию культурного досуга в стране! Вроде бы полагается приобщать к культуре детей, причем не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и в регионах. Более того, государство регулярно и исправно снимает налоги с цирковых работников. А там и на цирк, и на музеи с театрами хватает, но вот только странная история: зарабатывает налоговые деньги все население страны, а как, куда и сколько их потратить, решают единицы… Выпускники ГУЦЭИ-2017 года на манеже училища. Фото из архива Союза цирковых деятелей.
— Административную проблему возможно решить только «сверху». Каково положение дел на местах, и можно ли с этим справиться силами, допустим, Союза цирковых деятелей? — Кроме цирков компании «Росгосцирк», из бюджета Минкульта не финансируется ни один цирк страны, ни одно цирковое любительское объединение. Поэтому многие коллективы вынуждены ставить себе задачи максимально сократить свои расходы. В какой-то момент это входит в привычку и приводит к печальным результатам. Конечно, можно вообще перестать тратить деньги на цирковые постановки, содержание артистов, животных и т.д. Деньги останутся нетронутыми, но цирковое искусство России умрет. К сожалению, к подобной модели хозяйствования стремятся и в ФКП «Росгосцирк». Вместо того чтобы активно зарабатывать, сохраняя, в том числе, и ту часть бюджета которую выделяет государство, в Росгосцирке пришли к тому, что начали активно сокращать артистов, а также цирковых животных, т.е. «оптимизировать» производственные активы (мощности). В России с начала ХХI века слово «оптимизация» является синонимом сокращения персонала и производственных процессов. За два года сокращено более полутора тысяч артистов. Сегодня в Росгосцирке осталось около 854 человека (согласно данным «Стратегии развития»). Кроме того, дрессировщики, которые работают с животными и птицами, содержат собственных животных, так как ФКП «Росгосцирк» животных никому не покупает (из 1399 голов животных и птиц только 232 принадлежат ФКП «Росгосцирк», и те приобретены, как правило, много лет назад). Сейчас у дрессировщиков возникла дополнительная проблема: в обществе идет мощное гонение на цирковых животных. Можно подумать, что у нас в стране борьба за права животных упирается только в цирк. Зоозащитники нигде толком не выступают за отмену охоты и редко выступают против содержания животных в обычных зоопарках. Никто из зоозащитников не поднимает вопрос о том, что около 60 процентов ветеринарных врачей в стране не имеет профильного образования. Они последовательны только в борьбе против вольерной охоты и тактильных зоопарков. Но сами по себе охота и зоосады никого не смущают! А против цирков выступают повально. Никто не хочет слышать, что звери в цирке, в отличие от зоопарка, живут дольше, содержатся лучше, и у них не происходит психического расстройства, характерного для обитателей зоосадов! В цирке животные каждый день выходят на арену репетировать и работать, они «при деле». К тому же у нас в стране давно принято не изымать животных из природы: в цирках «работают» звери, что родились в неволе. И нормативы по содержанию животных в цирке продуманные и достаточно жесткие. Но зоозащитники не принимают реалии во внимание, а используют в качестве аргументов единичные случаи увечья или гибели животных. Этим случаям уже несколько лет, их сурово осудило само цирковое сообщество, но зоозащитники продолжают настойчиво муссировать эти примеры. По такой логике, раз каждый день люди погибают в автокатастрофах, надо запретить покупку автомобилей! Но этого, же никто не делает. Это происходит, видимо, от того, что стационарные цирки «на виду», и проверять их легче, чем зоосады, а кроме того руководство компании «Росгосцирк» и Министерство культуры РФ стараются не замечать проблемы с дрессурой и не защищать своих дрессировщиков. Адекватная защита животных — это не запрет их содержания, а строгий контроль за ним. Я надеюсь, что здравыми аргументами и логикой можно повлиять на общественное мнение…
— На другие проблемы циркового искусства, видимо, так просто повлиять не получается?
— Опасаюсь, что нет. Из 854 артистов, оставшихся в компании «Росгосцирк» дай Бог работает 300! Большинство сидит дома на «вынужденном простое». Зато взамен в страну завозят зарубежных артистов, которые работают по нашим циркам. Принята следующая схема. Во главе программы ставится номер, принадлежащий Росгосцирку, скажем, «Морские львы под руководством Мистера Икса». А «гарниром» к этому номеру идут артисты из цирков Германии, Италии, Армении, Украины и пр. Странная позиция, на первый взгляд, — оставлять своих сотрудников без работы и платить чужим. На самом деле тут существует жёсткая логика: «чужим» артистам можно платить меньше, чем «своим». Впрочем, как мы понимаем, сейчас как раз и обкатывается та модель работы, которая будет в ФКП «Росгосцирк» после 2020 года. В законе существует термин «вынужденный простой артиста». Когда артист по вине администрации не работает, она вынуждена ему платить 2/3 зарплаты. Сейчас, при помощи юристов Росгосцирка, нашли лазейку, чтобы не платить артистам: «вынужденный простой» назвали «отсутствием работника на работе по уважительной причине». Приказ ФКП «Росгосцирк» № 543/п от 06.04.2018 года в пункте первом звучит так: «Утвердить с 01 мая 2018 года размер оплаты времени фактического отсутствия на работе по уважительным причинам в размере 11 163 рублей в месяц». Читая этот приказ, понимаешь, что это узаконенное издевательство над людьми. Работников цирковой системы берут измором, они не выдерживают и сами увольняются. Вот, например, номер джигитов под руководством Тамерлана Нугзарова. Лауреат Государственной премии России, народный артист РСФСР, обладатель «Золотого клоуна» Монте-Карло. Прекрасный номер, но дорогой, потому что в нем занято много артистов, много лошадей, шикарные костюмы и т.д. Нугзарова «загнали» в провинцию, он долгое время сидел и не работал. Наконец в «елочный» период ему дали отработать около месяца, сейчас его снова держат без работы. Естественно, его артисты скоро начнут увольняться, если уже не начали, ибо им надо кормить семьи и нельзя терять физический уровень — джигитовка это не только работа с лошадьми, но и серьёзная акробатика, форму для которой необходимо поддерживать постоянно. Разве это не издевательство над народным артистом? Тамерлан Нугзаров. Фото: vfl.ru — Но чем это вызвано — режимом острой экономии?..
— С одной стороны, это вызвано, как я уже говорил, желанием «оптимизировать». Почему-то в нашей стране востребованы, как правило, такие бизнес-модели, которые направлены не на развитие производства, дела, а на повальную экономию всего и везде. Видимо, такие подходы к экономике уходят глубоко корнями в советский период развития страны. Помните сакраментальный лозунг времен Л. И. Брежнева: «Экономика должна быть экономной»? Уже в те годы была понятна опасность данного типа развития, но, увы, он крепко «засел» в головах руководителей и их подчиненных конца ХХ века и, видимо, поэтому они и сегодня не могут применять иные модели развития, кроме тех, что нацелены на урезание программ финансирования производства.
С другой стороны, зарубежные артисты очень удобны тем, что они практически не защищены нашими профсоюзами, не могут претендовать на социальные гарантии, работают на договорных основах, и в перерыве между работой в цирках им никто ничего не платит. Если они начнут возмущаться, с ними можно будет легко распрощаться, никто не будет против. Кроме того, не будем сбрасывать со счетов низкий уровень экономической и управленческой грамотности нынешнего руководства ФКП «Росгосцирк».
— А в российском цирковом сообществе есть профсоюз, способный защитить права артистов, или он марионеточный? Ведь то, о чем Вы рассказываете — отступления от трудового законодательства, невозможность заработка — как раз компетенция профсоюза.
— Нет, цирковой профсоюз не марионеточный, он пытается что-то отстаивать, но условия, в которых существуют наши профсоюзы культуры, сложны тем, что они довольно сильно зависимы. Финансово цирковой профсоюз частично зависит от «Росгосцирка», частично от профсоюзов. Цирк — семейный бизнес, и администрации «Росгосцирка» легко давить на профсоюзных деятелей через членов семьи, которые остаются без работы или находятся под угрозой увольнения. Фрагмент конкурсного выступления циркового фестиваля в Челябинске «Сальто в Будущее» 2017 год. Фото из архива Союза цирковых деятелей.
— Остается только удивляться, почему при таком драматичном положении дел наши артисты цирка привозят еще медали и награды с зарубежных фестивалей! Наш портал периодически пишет о новых успехах артистов «Росгосцирка».
— Росгосцирк — флагман, на нем лежит задача представлять интересы России на зарубежных фестивалях и гастролях. Тут тоже все непросто. Зарубежные гастроли у нас практически уничтожены. Если раньше бывало более 100 выездов за границу в год, то сегодня в лучшем случае 4-5 поездок в год в другие страны. Например, работает долгое время в Китае цирковой номер под руководством народного артиста РФ Вячеслава Казимировича Черниевского — это практически единственный наш номер за рубежом. Раньше в ФКП «Росгосцирк» была большая и профессиональная группа менеджеров, которые занимались гастролями за рубежом. Люди годами вели определённые регионы, контролировали ситуацию в «своих» странах, поэтому практически не случалось проблем и накладок. Наверное, последним генеральным директором, тонко понимавшим зарубежную работу, была Людмила Петровна Яирова. Она очень трепетно относилась к фестивальным поездкам и поездкам коммерческим. Сама прекрасно знала, какой из артистов и на что способен, хорошо была знакома со всеми ведущими импресарио лично, не ленилась ездить на крупные фестивали циркового искусства. После её ухода международная работа пошла на убыль. Тут были и объективные причины: компания давно уже не готовит в нужном объёме новых цирковых номеров. Начиная с осени 2016 года это направление работы практически пришло в упадок, на нем, в частности, экономят бюджетные средства. Итог: мы практически не интересны никому за рубежом, сегодня мы держимся только на «старых дрожжах» и каких-то самостоятельных работах артистов и режиссеров отечественного цирка. Но ещё чуть-чуть — и эти резервы закончатся, и мы утратим окончательно флагманские позиции на международном цирковом рынке. Александр Олежко и воспитанники его школы на манеже ГУЦЭИ. Фото из архива Союза цирковых деятелей. Если артисты сегодня и выезжают за рубеж, то по частным инициативам. Сегодня все серьёзные специалисты из «Росгосцирка» ушли, кто-то сам, кого-то вынудили, взяв измором. А ведь начиная с 1955 года и до конца 1980-х годов, советские цирк и балет зарабатывали валюту для всей страны!.. Артисты советского цирка гастролировали на всех континентах. Сами получали копейки, ели консервы, привезённые из дома, а в страну привозили валюту, которую у них сразу же и забирали. В какой-то степени наше государство в долгу перед цирком. Но спешит ли оно возвращать долги? Только при министре культуры В. Р. Мединском начали ремонтировать здания цирков. С середины 1960-х годов они стояли без ремонта и потихоньку разрушались. Гостиницы, в которых живут наши артисты сегодня, хуже, чем тюрьмы в какой-нибудь отсталой африканской стране: полно тараканов, здания разваливаются, окна не закрываются круглый год, вода не течёт, а если и течёт, то ржавая, полы разбиты. В «Стратегии развития» честно указано, что из 31 гостиницы 29 нуждаются в капитальном ремонте. Вадим Гаглоев, будучи генеральным директором ФКП «Росгосцирк», прекрасно отремонтировал цирки в Иванове и Туле, начал ремонтировать омский, рязанский, кисловодский цирки. Думаю, если бы он поработал ещё два-три года, он бы отремонтировал бы и гостиницы, но, увы, его преемники оказались в строительном аспекте значительно слабее, и потому рядом с цирками в России стоят гостиницы, в которые можно пойти жить только под дулом автомата или от полной безысходности.
— Ну, а фестивали? Вот недавно артисты «Росгосцирка» на фестивале в Монако завоевали две высшие награды индустрии…
— Да, на фестивалях мы пока еще завоевываем достойные призы. Но это происходит не потому, что у нас система работает хорошо, а потому, что как я уже отмечал, еще не изжита полностью школа советского периода, когда мастера манежа готовили сами своих детей и воспитанников. За счет этой инерции мы еще что-то делаем. Но, откровенно говоря, мы едем с горки. Еще какое-то время можно ехать, ну, лет 5, может 10. Но если мы не изменим существующую систему подготовки цирковых артистов, прекратим вкладывать деньги в постановку новых цирковых номеров, то наступит коллапс. Парад артистов участников праздничного представления, посвященного Дню цирка, 21 апреля 2018 года в Луганском государственном цирке. Фото из архива Союза цирковых деятелей. У нас уже сильно упало качество цирковых номеров. Мы в этом году взяли золото в Монте-Карло и очень рады, но это тот случай, когда радоваться нечему. Впервые в истории цирка в Монте-Карло победу одержал не цирковой номер как таковой, а большая программа — то есть это не победа артистов, не победа циркового номера, это победа продюсера. Да, сам продюсер много сделал, чтобы создать эти номера, и чтобы их пригласили в Монте-Карло, но, увы, к цирковой конкурсной борьбе это не имеет отношения. Я думаю, что это ситуация очень опасна именно своей безобидностью на первый взгляд. Сейчас она будет тихо тлеть, как бикфордов шнур, а со временем рванёт, словно динамит, и последствия будут плохие как для нашего цирка, так и для фестиваля в Монте-Карло. Артисты из других стран не дураки, они прекрасно видели, что не все номера русской программы были одинаково хороши, они видели, что программа была стилистически аляпистая, эдакий «а-ля рюс». Конечно же, красивые костюмы и симпатичные артисты и артистки привлекли внимание, и были номера, за которые не стыдно. Из этой истории, наверное, следует сделать один вывод: если мы пойдем в фестивальном цирковом движении по этому пути, то еще пяток-десяток таких фестивалей, и Россия потеряет свой цирковой престиж, и начнутся скандалы такого же характера, как у наших спортсменов на Олимпийских играх и чемпионатах мира.
— Приходя в цирк, зрители всегда надеются на чудо — и оно происходит! Давайте надеяться на то, что и в самом цирке произойдет чудо — например, ваши исполненные боли слова услышат те, от кого зависит изменение ситуации.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео