Ещё

Как живёт «Шальке» — шахтёрский клуб в регионе без шахт 

Фото: Чемпионат.com
Шахтёрская родословная Гельзенкирхена как инструмент международного продвижения бренда.
Итак, это случилось. Германия веками, если не сказать тысячелетиями, рубившая уголь в промышленных масштабах, больше не рубит его вовсе: нерентабельно это, да и не экологично. Последняя шахта в Северном Рейне Вестфалии в обстановке торжественной скорби была закрыта в декабре, последние семь кило извлечённого из неё антрацита символически переданы федеральному президенту Штайнмайеру. За несколько дней до этого «Шальке», клуб, глубоко и истово блюдущий своё природное шахтёрство, предвосхитил грядущую драму таким душещипательным перформансом, что слёзы на глазах и мурашки где ни попадя проступили у всех, кто ещё окончательно не утратил чувствительности.
Это действительно был конец эпохи, но вовсе не конец истории: Германия не откажется от угля и продолжит использовать его, теперь, правда, не свой, а импортный.
А «Шальке», в свою очередь, наладит — да уже, можно сказать, наладил — экспорт «шахтёрского духа» туда, где дух этот уважаем и востребован. О том, как движется работа в этом направлении участникам прошедшей в Германии стажировки, организованной бизнес — школой RMA для студентов факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» и его партнёров, рассказал Филипп Граболле, ведущий сотрудник клубного департамента развития.
The Spirit Of Miners. The Soul Of Football
«Шахтёрский дух. Душа футбола» — именно под этим лозунгом клуб продвигает свой бренд в Китае, являющемся крупнейшим производителем и потребителем угля в мире. И это, конечно, не случайно. Филипп Граболле: «Наши задачи в Китае те же, что и у других клубов из Европы, работающих в этой стране — продвижение бренда на новом рынке, расширение потенциальной аудитории болельщиков и, как следствие, увеличение продаж, приобретение новых партнеров и спонсоров. Соответственно наши действия тоже во многом стандартны: мы, например, активны в китайских соцсетях, где аудитория „Шальке“ сейчас превышает 3,6 миллиона подписчиков.
Наша главная команда за последние три года трижды побывала в летних китайских турах, а в минувшее межсезонье в рамках такой поездки мы провели здесь дебютную презентацию новой выездной формы от нашего на тот момент свежеподписанного технического спонсора Umbro, которая, к слову, китайцам понравилась настолько, что они практически мгновенно раскупили 5 тыс. наших футболок.
Мы открываем в Китае официальные клубные представительства — на данный момент они функционируют в Пекине, Шанхае и Куньшане, где в местной детско–юношеской футбольной школе сменами — по шесть человек ежемесячно — работают тренеры нашей академии, задачей которых является повышение профессионального уровня китайских коллег.
Кроме того, мы заключили соглашение с клубом китайской Суперлиги „Хэбэй Чайна Форчун“ и теперь также помогаем им в развитии их академии. „Хэбэй“, к слову, это команда, представляющая Циньхуандао, угольную столицу северного Китая и крупнейший в мире угольный порт, так что сотрудничество с ними является логическим продолжением общего хода нашей истории, абсолютно органично вытекает из таких общих для нас ценностей, как честность, мужество, упорство в достижении целей и трудолюбие, и с уважением воспринимается болельщиками обоих клубов.
Говоря о специфике нашей работы на китайском рынке, отмечу, что она во многом продиктована спортивными результатами „Шальке“, а точнее сказать, их отсутствием. Понятно, что клубам вроде „Барселоны“, »Реала», «Баварии» или «Манчестер Юнайтед» приходится легче, чем нам: они, их цвета, их футболки в Китае более желанны, они не нуждаются в долгих представлениях, их всемирная слава буквально бежит впереди них.
Впрочем, у нас есть свои козыри. За неимением в последнее время титулов, главный упор в маркетинге на китайском рынке мы делаем на успехах не команды, а её воспитанников. У «Шальке» без всякого преувеличения превосходная Академия: достаточно вспомнить, что в состав сборной Германии, в 2014 году победившей на чемпионате мира в Бразилии, входили четыре человека, чей путь в большой футбол начинался именно в Гельзенкирхене — Нойер, Хёведес, Озил, Дракслер, все они для той команды были знаковыми, ключевыми фигурами.
Плюс Сане, плюс Матип, плюс Колашинац — эти имена для китайцев, сейчас изо всех сил стремящихся повысить конкурентоспособность собственного футбола, являются своеобразным знаком качества, и позволяют «Шальке» уверенно осваивать китайский рынок прежде всего в качестве признанного лидера и эксперта в вопросах подготовки высококвалифицированных игроков. И ещё один интересный нюанс, который можно отметить, говоря об особенностях нашей работы в Китае: здесь мы имеем возможность продвигать свой бренд совместно с другими немецкими клубами. Например, один из последних публичных телепросмотров классического рурского дерби «Шальке» — «Боруссия» в Шанхае был организован нами вместе с коллегами из Дортмунда, и аналогичные акции мы проводили и с другими нашими принципиальными соперниками — «Баварией» и Гладбахом. В Германии такое даже представить себе невозможно, а здесь — пожалуйста. Китайский рынок велик, его хватит на всех».
Kick It США — ещё один зарубежный рынок, с которым у «Шальке» связаны большие планы на будущее. Шахтерская тема здесь тоже востребована, поскольку в мировом рейтинге крупнейших производителей угля Штаты располагаются аккурат вслед за Китаем. Однако заманчивые перспективы перед клубом открывает не столько это обстоятельство, сколько наличие в США огромной немецкой диаспоры. По данным последней, прошедшей в 2010 году переписи населения, о своих немецких корнях заявили без малого 50 миллионов американцев.
Филипп Граболле: «У работы на американском рынке есть свои плюсы и минусы. Главный минус — относительно небольшая популярность среди американской аудитории футбола, или соккера, как они сами привыкли его называть. То есть во всем мире наш, европейский футбол вид спорта номер один, а там сейчас он только пятый, впереди — футбол американский, баскетбол, бейсбол и хоккей. С другой стороны, футбольный рынок США всё–таки достаточно велик, он постоянно развивается, интерес к игре растёт. На данный момент у „Шальке“ в США открыты четыре официальных представительства — в Питтсбурге, Коламбусе, Сент-Луисе и Сан-Диего. Почему именно там? Дело в том, что Питтсбург и Коламбус — это города, в которых проживает большое количество выходцев из Германии. В Коламбусе — это каждый пятый горожанин, в Питтсбурге не могу точно сказать, но этнические немцы по численности там тоже опережают всех остальных представителей белого населения — и ирландцев, и итальянцев, и поляков, и всех прочих. Примерно то же самое можно сказать и про Сент-Луис, а что касается Сан-Диего, то в этом городе помимо крупной немецкой диаспоры имеется и ещё более представительная латиноамериканская, то есть там живёт реально много людей, на исторической родине которых футбол популярен априори.
Ещё один момент, который мы учитывали, открывая представительства „Шальке“ — во всех этих четырёх городах за исключением Коламбуса, нет профессиональных футбольных клубов, выступающих в MLS, то есть мы, как представители соккера, на этой территории, по крайней мере пока, не испытываем слишком уж жёсткой конкуренции. Конкуренции со стороны других спортивных клубов, существующих в перечисленных городах, мы тоже не опасаемся.
Почему? Видите ли, всё дело в менталитете американских болельщиков, и этот менталитет, несомненно, тоже нужно отнести к положительным, выгодным для нас особенностям местного рынка. От европейского он отличается коренным образом, ведь среднестатистический европейский фанат интересуется каким-то одним видом спорта и поддерживает какую -то одну команду, как правило, представляющую его родной город. Болеть за несколько видов и несколько команд, тем более за иностранные команды — для большинства европейских болельщиков, особенно олдскульных, скажем так, нетипично, в Америке же это в порядке вещей. Поэтому здесь, так же как и в Китае, вполне возможны несколько неожиданные с точки зрения европейца, партнёрства вроде того, которое у „Шальке