Войти в почту

Евгений Князев: трудовой контракт людей творческих профессий не может быть бессрочным

Сегодня с молодыми артистами театры заключают срочные трудовые договоры. То же самое касается и педагогов театральных школ — ректоры просто не знают, какую нагрузку смогут предложить им через год. Поэтому оценивать востребованность творческих работников театров необходимо, считает ректор театрального института имени Бориса Щукина, артист театра им. Евгения Вахтангова . Кто будет давать оценку служителям Мельпомены, почему учреждения культуры заинтересованы в принятии закона о «театральной мафии» и может ли к актёру прийти слава после 90 лет, Князев рассказал в нашем пресс-центре. Он стал очередным гостем авторского проекта члена думского Комитета по культуре Наталии Пилюс «Год театра в «».

Евгений Князев: трудовой контракт людей творческих профессий не может быть бессрочным
© Парламентская газета

- Евгений Владимирович, в профессиональном сообществе много говорят о введении критериев эффективности работников культурных учреждений. В недавно разработали законопроект, дающий право театрам увольнять невостребованных артистов. Как вы относитесь к этому?

- Нужно понимать, что люди, которые отдали театру 40-50 лет, просто так на пенсию не уходят. Ситуации бывают разные: к примеру, было 96 лет, и он работал до последнего дня, выходил на сцену не часто, но эти спектакли, конечно, пользовались огромным успехом у зрителей. То же самое можно было сказать и о . Но бывает и по-другому — когда артист не задействован в репертуаре и, к примеру, отказывается выходить в массовке.

Я считаю, что театр должен иметь право такого человека уволить. Это, конечно, ответственность художественного руководителя: «тащат» репертуар, как правило, 20 человек в труппе. Уже сейчас молодые люди приходят к нам в театр не на бессрочный контракт, то же касается и наших педагогов. Если они не руководят курсом, я заключаю контракт только на год — я не знаю, какую нагрузку смогу предложить им в следующем году. И, кстати, молодому человеку проще сказать о том, что его не видят в репертуаре — пока у него есть возможность. Он сможет найти себя в другом месте.

Впрочем, бывают и другие истории: к нашей актрисе слава пришла в 95 лет со спектаклем «Пристань». Поэтому сдаваться не надо никогда.

- Недавно премьер-министр поставил вопрос о возможном укрупнении театров, которые получают государственное финансирование, для решения их проблем с недостатком средств. Поможет ли укрупнение учреждениям культуры?

- Вопрос непростой. Как объединить Большой, Малый, Вахтанговский театры? Это будет такой «Большой малохудожественный театр», а ведь у каждого своё лицо, своя история. Своя история, к примеру, и у нашей школы — мы отличаемся от других методикой преподавания. Когда у нас в гостях был министр культуры , он был удивлён уникальной атмосферой и порядком, который сложился у нас, сказал, что эти традиции надо сохранять и поддерживать.

Что касается регионов… Был период, когда режиссёры приезжали в провинцию просто чтобы заработать денег, им было неважно качество постановок. Сейчас эта ситуация изменилась — главы регионов гордятся, когда их театры делают качественные спектакли. Укрупнение театров в субъектах, на мой взгляд, будет зависеть от потребностей конкретного учреждения культуры, от частных случаев. Но всегда нужно учитывать, что от введения единой бухгалтерии много не сэкономишь, да и ломать не строить.

Хотелось бы, чтобы молодые люди — артисты, режиссёры — не боялись регионов, жизни там. Это даст им определённую уверенность.

- В этой связи хотелось бы спросить о целевом приёме для творческих вузов. Поддерживаете ли вы практику, когда ребята из других городов, к примеру, из Самары, приезжают учиться по целевому направлению в Москву и после окончания обучения возвращаются обратно?

- Мы ищем талантливых студентов по всей стране и давно работаем в этом направлении. К примеру, был опыт в Иркутске — студенты приезжали на учёбу к нам, наши педагоги преподавали у них, но ребята получали знания «на месте», в Иркутске. Мы считаем более правильным, чтобы студенты учились в Москве и Санкт-Петербурге — огромных культурных центрах с богатой историей — а после обучения возвращались в свои регионы.

Если вспомнить недалёкое прошлое, многие режиссёры блестяще работали в российских регионах: в театрах Воронежа, Ярославля, Красноярска, Новосибирска, Феликс Григорьян в Томске, в Перми и многие-многие другие. Это уникальные режиссёры, которые в своё время не только славили театральное искусство отдельно взятого региона, но и всего отечественного театра.

- В 22 марта пройдут парламентские слушания «Об основных принципах правового регулирования в новом законе «О культуре». Чего вы ждёте от этого закона?

- Театральные деятели очень ждут его принятия. И тут есть несколько принципиальных моментов. Во-первых, мы до сих пор остаёмся в «сфере обслуживания», новый закон должен вывести культуру из сферы услуг. Во-вторых, должна быть решена проблема с госзакупками — из 44-ФЗ «О госзакупках» планируется убрать требования, мешающие эффективной работе учреждений культуры.

Сейчас для каждой своей закупки театры обязаны обосновывать цену для этой работы, к примеру, высчитывать среднюю стоимость контрактов с режиссёрами и артистами. Бесконечные тендеры тормозят работу театров, поскольку предполагают выбирать того исполнителя, что предложит меньшую цену, а не более качественную продукцию.

- А как в Театре им. Евгения Вахтангова относятся к законопроекту о «театральной мафии»? Законопроект, который депутаты приняли в первом чтении, сделает продажу театральных билетов с рук правонарушением.

- Это очень важная инициатива. В театры всегда ходили инженеры, учителя, врачи — люди интеллигентных специальностей, для которых завышенная стоимость билетов — к примеру, 20 тысяч рублей за билет «с рук» — цена неподъёмная. За такие деньги и я не стану покупать билеты в театр — такого быть не может и не должно, поэтому мы поддерживаем этот законопроект. В нашем театре есть билеты разной ценовой категории, но всегда есть доступные, которые могут себе позволить абсолютно все.