Ещё

Пути Господни. Великое переселение народов в Донбасс 

Фото: Украина.ру
Современные «историки» из Киева пользуются еще и тем, что большинство людей вообще не знают историю создания Донецкой и Луганской областей УССР, ставших именоваться Донбассом, хотя нюансов хватает. Попробуем в них разобраться.
Лоскутная область
Начать с того, что Донецкая, например, область был склеена советской властью из кусков Екатеринославской губернии Российской империи с добавкой земель области Войска Донского и пары фрагментов Харьковской губернии (отсюда в область попали Святогорье, Славянск, Красный Лиман, Краматорск).
Процесс этот был непростой. В двадцатых годах территориальное реформирование земель, входивших в юго-восточные губернии и области былой империи, проводили несколько раз.
Города и села то становились частью Донецко-Криворожской республики, то входили в округа на экономической основе с учетом традиционных исторических связей местностей, то входили в состав Донецкой губернии. Наконец, в 1932 году была создана большая Донецкая область, в которой Луганск, например, был только райцентром. Впрочем, такое положение дел длилось недолго — уже через шесть лет правительство СССР приняло решение об разукрупнении областей. Так на карте Донбасса появилось две области — Сталинская и Ворошиловградская. А вместо огромной Харьковской — Харьковская и Сумская. И так далее.
Таким образом, как видим, под единое и довольно-таки жесткое административное управление попали регионы с разным историческим прошлым, разнородным этническим составом и где-то даже с разными социальными укладами.
Мы вспомним, как все начиналось
Все руководители Донбасса любили говорить о том, что в крае мирно живут представители более чем ста национальностей и народов. И это истинная правда. Но другая правда состоит в том, что национальный состав Донецкой области время от времени менялся, оставляя постоянной величиной только преобладание великороссов и других русских народностей, то есть малороссов и белорусов. Кстати, именно так они и обозначены в первой Всероссийской переписи — русские.
Но за сто лет до переписи этой донецкие степи были практически пустынны, не говоря уже о более давних сроках. Гуляли по ним и татары с ногаями, и донцы, и запорожцы, и все, кого Бог пошлет.
Решающим стал восемнадцатый век.
С севера на юг, к Азову, который при Петре Великом стал русским аванпостом в Северном Причерноморье и Северном Кавказе, неумолимо двигалась линия русских сел и городов. Процесс начался еще в последней четверти шестнадцатого столетия, когда центром сторожевых слобод стал городок Бахмут, основанный в 1571 году. Дело пошло веселее, когда царское правительство разрешило селиться на землях, названных Слобожанщиной, малороссам, массово, селами да хуторами, бежавших от гнета польских панов в эпоху так называемой Руины — жуткого периода в жизни Южной Руси, последовавшего после Освободительной войны Богдана Хмельницкого.
Немного о братьях-славянах
После первого разгрома Крыма (1736) стало ясно, что плодороднейшие земли Новороссии пора заселять пахарями. Екатерина Великая уничтожила Крымское ханство и стала одаривать обширными земельными наделами дворян, отличившихся в войнах и на гражданской службе. Начали появляться села в здешних местах. Это была первая крупная волна поселенцев, состоящих из крепостных, ввезенных в будущий Донбасс из Великороссии. В основном в данном случае мы говорим о севере Донецкой области Украины.
Если же говорить о Луганщине, где сельскохозяйственные районы севера были переданы из состава бывшей Харьковской губернии, то там в конце 18 века помимо крепостных людей были и вольные. Это были борцы с османами с Балкан — по большей части сербы с хорватами. Один из городов той части Донбасса так и называется по сей день — Славяносербск. Примечательно, что, даже вынырнув из турецкой неволи в российскую безопасность, два главных югославских народа начали немедленно грызться друг с другом, доводя дело до смертоубийства. По этой, видимо, причине, южные славяне усидели на донбасской земле недолго, частью рассеявшись по всей империи, частью растворившись в местной русской среде.
Приазовье в конце 18 века было почти пустынным, за исключением разве что береговой полосы Азовского моря.
В Донбассе есть все. И греки тоже
За пять лет до окончательного завоевания и присоединения Крыма к России митрополит Игнатий вывел по призыву русского правительства 33 тысячи православных греков в район современного Мариуполя. Из Крыма вышли как румеи (носители средневекового эллинского диалекта, непонятного современным грекам), так и урумы — греки, перенявшие тюркское наречие (кыпчакский вариант — язык половцев) своих завоевателей. В донецкие степи (которые к тому времени были, признаемся, еще не такими уж и донецкими, ибо и термина Донбасс — Донецкий бассейн еще не существовало) греки принесли названия своих крымских сел. Бугаз, Сартана, Ялта, Бешево, Урзуф — эти топонимы вы встретите и на Крымском полуострове. Да и Мариуполь практически тождествен Мариамполю — селу на окраине Бахчисарая, возле Свято-Успенского пещерного монастыря.
Мариуполь. Харлампиевский собор на Базарной площади (сейчас — площадь Освобождения) Мариуполь. Харлампиевский собор на Базарной площади (сейчас — площадь Освобождения)
Вслед за крымскими греками в Донбасс перебрались понтийские греки из Малой Азии. Их потомки и по сей день живут в окрестностях села Анадоль (от второго названия большей части полуострова Малая Азия, который турки называют Анадолу). От Мангуша до Старобешева, от Сартаны до Великоновоселовки — большая часть юга Донецкой области была заселена греками. Некоторые из них добивались больших успехов в жизни. Как, например, трактористка Паша Ангелина из Старобешева или главный конструктор двигателей танка Т-34 Константин Челпан из Чердаклы.
Сегодня греческое население Приазовья вымывается, почти не осталось чисто греческих сел, а «язык межнационального общения», ну, который русский, по всеукраинской переписи населения назвали родным 70 тысяч греков из 77. Смешно, но нашлись 4 тысячи потомков крымских переселенцев, назвавших родным украинский.
А рядом с ними в первой четверти века девятнадцатого появились многочисленные малороссийские села. Полтавские, черниговские крестьяне осваивали непривычную природу степей для своих помещиков. На севере нынешней Донецкой области села устраивались из крестьян преимущественно Подольской губернии вперемешку с курянами. Впоследствии они между собой все перемешались, но во времена советской власти там пытались найти компромисс между двумя ветвями русского народа. Получалось иногда и вовсе коряво: в украинском селе устраивали десятилетку с русским языком обучения, в соседнем «русском» — украинскую восьмилетку.
Полтора века массовой русской экспансии в Донбасс
Но Донбасс знаменит, конечно, не селами и не сельским хозяйством, хотя оно у него всегда было отменным. Донбасс как место русской силы родился из геологического термина — Донецкий (вдоль реки Донец) каменноугольный бассейн. Уголь родил кокс и металл, потянул за собой все, что стало гордостью Донбасса. А началось все это полтора столетия назад. В истории края есть четыре совершенно судьбоносные даты, отталкиваясь от которых, можно говорить о рождении именно того региона, который сегодня известен под именем Донбасс.
Бахмут дореволюционный добыча угляБахмут дореволюционный добыча угля
150 лет назад царское правительство утвердило договор на создание британско-российского акционерного «Новороссийского общества каменноугольного, железного и рельсового производства и общества железнодорожной ветки от Харьковско-Азовской линии», а 4 июля того же года королевскими нотариусами в Лондоне это общество было зарегистрировано и начало жить. Год спустя с хвостиком акционеры общества отправили в Таганрог восемь пароходов, на борту которых находились доменная печь в разобранном виде и директор общества в компании с двумя с половиной сотнями рабочих и техников.
Им будет суждено построить город, названный в честь первого директора Юзовкой, потом Сталино и, наконец, Донецком. А в январе 1872 года первую удачную плавку чугуна произведет завод, который и по сей день стоит совсем рядом с центром столицы Донецкой Народной Республики.
Сотни тысяч русских рук для «Сердца России»
На строительство металлургических заводов в Юзовке, Макеевке, Дружковке, Мариуполе, Краматорске и тысяч шахт по всему Большому Донбассу — от Лисичанска до Шахтерска и Угледара, от Павлограда до Ровеньков — устремились освобожденные от крепостной неволи русские мужики. Историки не могут назвать точного числа тех пассионариев, которые, покинув родные поля, отправились становиться рабочим классом и создавать «сердце России». Но, по некоторым данным, за первые 50 лет индустрия края пропустила через себя не менее 2 миллионов рабочих рук.
ЮзовкаОбщий вид шахтерского рабочего поселка Юзовки. Архив Музея революции СССР
Конечно, никто не вел статистики, но самыми активными, по источникам «устной истории» и журналистики, были в то время тамбовские, рязанские, смоленские и пензенские мужики, а также татарские общины Поволжья. Позже накатила вторая большая волна, она пришлась на двадцатые-тридцатые годы прошлого века. Это были орловские, курские, брянские крестьяне, много в это время в Донбасс пришло белорусов. Третья российская волна была уже в основном организованной: в 50-60-е годы в Донбасс приезжали по оргнабору рабочие и специалисты из Поволжья, Сибири.
Легирующие добавки в русском сплаве
Вторая и третья российские волны совпали по времени с массовым появлением на шахтах украинцев. В первые послевоенные годы особо много было «добровольно-принудительных» наборов из Западной Украины и Закарпатья, в пятидесятых-шестидесятых на шахты охотно приезжают полтавчане и харьковчане.
Так сложился пестрый этнический ковер Донбасса. Вскользь упомянем, что в советское время в регионе появились солидные общины грузин и азербайджанцев, представителей дагестанских народов и других республик Северного Кавказа. В разные времена в крае жили англичане, бельгийцы, поляки, немцы, болгары, валлийцы и шотландцы. Сегодня эти нации практически отсутствуют на групповом портрете региона. В годы войны нацисты резко сократили численность еврейской общины Донбасса, а ведь в той же Юзовке, например, евреев жило больше, чем украинцев и белорусов вместе взятых. А советская власть выселила из региона немцев, проживших рядом с греками почти сто лет.
Все народы связала великая русская культура и общее дело. На тяжелых и опасных производствах национальность не так важна, как личные рабочие и деловые качества. И нужен язык, который объединяет и понятен всем. В Донбассе это русский.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео