Ещё

«Самопал» и пистолет киллера. Какое оружие изучают эксперты-криминалисты 

Фото: АиФ Казань
Эксперты-криминалисты , как и их коллеги по всей , отмечают столетний юбилей своего ведомства. О том, какие виды экспертиз самые опасные, легко ли определить орудие преступления и что за коллекцию криминалисты хранят за семью печатями, «АиФ-Казань» рассказали в Экспертно-криминалистическом центре МВД по .
К юбилейной дате Экспертно-криминалистический центр МВД по РТ (ЭКЦ) подошёл, можно сказать, во всеоружии. Оснащённость ведомства позволяет проводить 48 видов экспертиз из 50 существующих в российской криминалистике. По словам начальника Экспертно-криминалистического центра Анаса Мухаметзянова, по оснащённости учреждение можно сравнить с аналогичными ведомствами в , , и других крупных городах. Помимо традиционных экспертиз, таких как дактилоскопическая, трасологическая (когда узкие специалисты изучают вещественные доказательства), почерковедческая и другие, в центре существуют и специальные виды: ботаническая, психофизиологическая (с использованием детектора лжи), строительно-техническая и так далее. В год в Татарстане проводят несколько десятков тысяч исследований, например, в 2018 году — 28752 экспертизы. Специалисты ЭКЦ рассказали «АиФ-Казань» о том, какие виды исследований наиболее опасны.
Непредсказуемый эксперимент
Часто в руки полицейских попадает так называемый «самопал» — оружие, изготовленное злоумышленниками собственноручно. По словам начальника отдела криминалистических экспертиз и осмотров места происшествия, подполковника , существует масса схем, по которым «умельцы» собирают оружие из нескольких элементов, либо доделывают уже имеющееся, например, переоборудуют охотничье. В деле подобный агрегат может повести себя абсолютно непредсказуемо. Специалисты вспоминают эпизоды, когда кустарное оружие при экспериментальном выстреле просто разлеталось на куски в разные стороны. Поэтому, чтобы избежать трагических последствий, подобные исследования проводят с соблюдением жёстких мер безопасности. В работе всегда участвуют два человека, экспериментальный выстрел производят с помощью пульта — дистанционно и за закрытой дверью, а всё происходящее на опытной площадке снимают на видеокамеру.
«Например, этот обрез, изготовленный из длинноствольного огнестрельного охотничьего оружия, изъяли в ходе обыска, — рассказывает главный эксперт ЭКЦ Рамиль Тагиров. — Наша задача — определить, обладает ли это оружие необходимым количеством кинетической энергии для поражения, то есть относится ли оно к категории самодельного оружия. Для этого пистолет устанавливают в устройство для отстрела, регистратор скорости измеряет скорость полёта пули. Затем по специальным формулам вычисляют кинетическую энергию снаряда. По методике, эксперт производит как минимум три экспериментальных выстрела».
Но не всегда приходится иметь дело с готовым оружием. Иногда, наоборот, его приходится собирать. Как это произошло в нашумевшем деле об убийстве известного казанского нумизмата . Злоумышленники — отец и сын — распилили орудие убийства на куски и выкинули в один из казанских водоёмов. Детали нашли и передали экспертам водолазы . Как правило, восстановить такое оружие уже практически невозможно. Но казанские эксперты сумели не только собрать орудие убийства, но и отстрелять его, и, таким образом, доказать, что именно из этого пистолета убили Евгения Тарасова.
Безусловно, дела с «огнестрелом» всегда имеют большой резонанс. Таких преступлений в последние годы стало в разы меньше. Если в 1995 году в Татарстане их произошло около 160 (иначе говоря, каждый третий день в республике совершали убийство или покушение на убийство с применением огнестрельного оружия), то в 2018-м — всего два случая, причём оба уже раскрыли и довели до суда.
Борьба за коллекцию
Оружие для экспертов ЭКЦ — не только объект исследований. Некоторые интересные образцы попадают в коллекцию центра. Правда, за такие находки приходиться побороться — пройти долгие процедуры, ходатайства, решения суда. При помощи этих экземпляров молодые эксперты обучаются премудростям баллистического дела. Однако информация о том, сколько именно единиц хранится в собрании, — закрытая. Сотрудники ЭКЦ лишь пояснили, что представленные на фото образцы — малая часть всей экспозиции.
Среди интересных находок разных лет — дульнозарядное гладкоствольное ружье «Фузея» 1850-х, самозарядный пистолет «Маузер», попавший в Казань с белогвардейцами, пистолет-пулемет «Скорпион». Есть и автоматический пистолет Стечкина, который принадлежал киллеру, совершавшему преступления на территории Казахстана. Его застрели в Казани, когда он пытался оказать сопротивление. Эту модель оружия, к слову, часто используют бандформирования в Чечне.
Коллекция регулярно пополняется, так как эксперты стараются не упускать любопытные образцы. Одни из самых интересных «трофеев» последних лет: пистолет-пулемет Судаева 1943 года и пистолет-пулемет «Узи» израильского производства. По этим экземплярам уже есть решение суда об их передаче в коллекцию ЭКЦ.
Дело взрывотехники
Не так давно Экспертно-криминалистический центр обрел отдельное здание взрывотехнической лаборатории. На вид оно напоминает дачный дом. Отличие лишь в том, что он напичкан взрывоопасными веществами. Поэтому отдельное помещение для лаборатории — это не прихоть, а вопрос безопасности.
До этого, как рассказывают сотрудники Центра, взрывотехнические экспертизы проводили в общем здании в кабинете в 20 квадратных метров, где работали и сотрудники отдела. В новом же помещении всё оборудование заземлено, сотрудники работают в антистатических браслетах, а само здание такой конструкции, что в случае сильного взрыва складывается как карточный домик. У входа в помещение в стену вмонтирована специальное устройство для снятия статики, которую взрывотехники называют «ручкой счастья». На полу также антистатическое покрытие.
«Вакуумный взрывотехнический комплекс, установленный в лаборатории, позволяет подрывать безоболочные устройства весом 200 граммов в тротиловом эквиваленте, либо оболочные взрывные устройства с толщиной корпуса до 2 мм и массой тротила до 140 граммов, — рассказывает начальник отделения взрывотехнических и пожарно-технических экспертиз, замначальника отдела специальных видов экспертиз ЭКЦ МВД по РТ Алексей Полторацкий. — С момента установки комплекса мы произвели четыре подрыва. Это и гранаты заводского производства, и самодельные взрывные устройства, тротиловые шашки».
Наиболее интересные образцы, специалисты восстанавливают. Так, например, в прошлом году полиция изъяла самодельное взрывное устройство. Сначала его подорвали в вакуумном комплексе, а затем собрали в точности такое же. Устройство пополнило коллекцию наглядных материалов взрывотехнической лаборатории.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео