Ещё

Кнут для министра. Нужно ли вводить KPI для дальневосточных чиновников? 

Фото: РИА "ФедералПресс"
Удовлетворить население
Сергей Носов сел в кресло руководителя Магаданской области в мае 2018 года в качестве врио и отбросил эту приставку, одержав победу в первом туре на выборах в сентябре. Для местных жителей назначение на тот момент мэра Нижнего Тагила возможно было неожиданностью, хотя сам Носов известен губернаторскими амбициями, и его даже пророчили на место главы Кемеровской области. В качестве губернатора Носов проявил себя как жесткого управленца. Его диалоги с подчиненными разбирают на цитаты, а инициативы обсуждают далеко за пределами региона. В начале февраля Дальний Восток ошеломил очередной скандал: губернатор Магаданской области запретил принимать бюджетников на работу. Правда, после выяснилось, что все всё не так поняли, но осадок остался.
На этот раз губернатор Магаданской области отличился, раскритиковав работу чиновников с обращениями граждан в систему «Решаем вместе». Носов поручил министрам разработать предложение об изменении оплаты труда в профильных министерствах. То есть, платить зарплату министрам в зависимости от результатов работы с обращениями граждан. «Можете назвать это — KPI», — сказал губернатор чиновникам.
«Я поставил задачу пред кабинетом министров не просто реагировать на официальные обращения, а принимать конкретные действия для решения проблем жителей. Даже не ждать, когда придет бумага, отлежится, а мониторить, что пишут в социальных сетях, и решать вопросы «здесь и сейчас». Отписок быть не должно. Удовлетворение колымчан работой правительства будет учитываться в KPI каждого конкретного министра. Чиновники должны помнить, что мы работаем для людей. И решение их проблем, улучшение благосостояния жителей Магаданской области — одна из первых задач», — объяснил свое предложение Сергей Носов в комментарии для «ФедералПресс».
Посчитать показатели и достичь плана
Слова Носова касались работы отдельного министерства, но дают почву для размышлений: а как оценивается работа чиновников? Если только сейчас прозвучало предложение вводить такую систему оценки, то как они получают зарплаты, премии и поощрения?
Как рассказали в департаменте информационной политики правительства Сахалинской области, там с 2016 года действует система так называемых «эффективных контрактов» руководителей органов исполнительной власти. Ежегодно формируются показатели и плановые значения, которые нужно достичь за год.
«Это своего рода KPI для руководителя. Исходя из задач, поставленных перед руководством области, показатели обновляются. Применение такого подхода позволяет определить проблемные места, а также вектор развития. С 2019 года временно исполняющим обязанности губернатора Сахалинской области Валерием Лимаренко изменен подход к формированию не только самих показателей, но и их плановых значений. Показатели охватывают все сферы деятельности и направлены на достижения целей, установленных Указом Президента РФ от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года». Плановые значения формируются, ориентируясь на цель стать не только лучшим субъектом в ДФО, но и в Российской Федерации», — рассказали в правительстве Сахалинской области.
KPI — от лукавого
Введение строгой системы оценки для чиновников в нынешней российской действительности невозможно и даже вредно, считает директор консалтингового центра «Ермилов и партнеры» Даниил Ермилов. Сейчас, объясняет эксперт, работа построена таким образом: начальник ставит задачу и в течение месяца отмечает, кто и какой вклад внес в ее решение. Когда сотрудники какого-то управления занимаются большим и сложным проектом, выполняя ежедневно определенные задачи, им на усмотрение начальника выписывают премии в соответствии со штатным расписание и бюджетом.
«Коэффициент полезного участия в России, учитывая нашу специфику, наш менталитет, используется для одной простой вещи — чтобы меньше платить сотрудникам. Это очень удобный инструмент для уменьшения зарплатного фонда», — объясняет Даниил Ермилов.
По словам эксперта, этот инструмент не работает и в российском бизнесе, где обычно применяется: «У нас бизнес-процессы в силу менталитета и структуры экономики страны не так детально описаны. Вы можете бизнес-процессы ввести где-нибудь на заводе, где есть глубокая автоматизация процессов, но у вас есть поставщики, всевозможные контрагенты, не всегда сырье приходит нужного качества. Соответственно от этого страдают все».
Применяя KPI в работе чиновников, мы получим аналог палочной системы МВД, считает эксперт. Люди будут гнаться за формальными показателями, работая в режиме итальянской забастовки — только по схеме. А если дать точную инструкцию, тут же увеличится плечо горизонтальных связей и задержка сигнала по вертикальным. Система перестанет быть гибкой и закостенеет.
«У меня есть глубокая убежденность, что введение KPI в любом субъекте страны в нынешних условиях будет именно палочной системой. В МВД это привело к тому, что сотрудники полиции вынуждены в первую очередь заботиться о показателях, а не о реальной работе. Соответственно, введение KPI в госслужбе приведет к повсеместному внедрению и усугублению отчетности чиновников, и они будут думать не о выполнении важных задач.
Эффекта эта технология не даст. Да, это новомодная вещь, все пытаются понять, как работает система, но они пытаются бороться с последствиями, а не с причинами. А причины лежат гораздо глубже. В том, что у нас не систематизирована работа», — объясняет Даниил Ермилов.
Создать инструкции для всех процессов современной России просто невозможно, поскольку они до сих пор не описаны социологами в достаточной мере, убежден эксперт. А если что-то не описано, это нельзя систематизировать. «Введение KPI — как миниум, преждевременно», — резюмирует Даниил Ермилов.
Фото: primorsky.ru
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео