Ещё

Нобелевские лауреаты. Морис Уилкинс 

Фото: Индикатор
_В любви чаще всего бывает так: третий — лишний. Но не в Нобелевской премии. Там «лишним» часто оказывается четвертый. В нашем случае — четвертая. Правда, и наш герой, получив-таки главный приз, остался в тени первых двух. О нобелевском лауреате из деревни, где жило меньше 100 человек, рассказывает наш новый выпуск рубрики «Как получить Нобелевку». _
*Морис Хью Фредерик Уилкинс *
Родился: 15 декабря 1916 года, Понгароа, Ваиарапа, Новая Зеландия
Умер: 5 октября 2004 года, Блэкхит, Лондон, Великобритания
Нобелевская премия по физиологии или медицине 1962 года (1/3 премии, совместно с Френсисом Криком и Джеймсом Уотсоном). Формулировка Нобелевского комитета: «За открытия, касающиеся молекулярной структуры нуклеиновых кислот и их значения для передачи информации в живых системах» (for their discoveries concerning the molecular structure of nucleic acids and its significance for information transfer in living material).
Да, наш герой стал вторым после Эрнеста Резерфорда нобелевским лауреатом, рожденным в Новой Зеландии. Деревня Понгароа, что в 200 километрах к северо-западу от Веллингтона ныне знаменита только тем, что в ней родился Морис Уилкинс. Более того, вероятно это — самый ненаселенный пункт, в котором когда-либо рождался лауреат Нобелевской премии: сейчас в деревеньке числится около 100 человек, с округой — 300. По крайней мере, среди тех 200+ лауреатов, о которых мы написали — точно.
Отцом Уилкинса был врач Эдгар Генри Уилкинс, семья которого переехала из Дублина: там дедушка нашего героя по отцу руководил чем-то вроде местного ГорОНО, а дедушка по матери был шефом полиции.
Впрочем, как и Резерфорд, Уилкинс покинул страну еще в очень юном возрасте: Уилкинсу было всего шесть, когда он приехал в Бирмингем.
Закончив школу, Уилкинс отправился поступать в Кембридж и добился своего: с 1935 года он студент колледжа св. Джона и изучает физику. После окончания молодой человек продолжил заниматься наукой, изучал флуоресценцию и электронные ловушки, однако первые его статьи были опубликованы лишь в 1945 году, понятно, почему (PhD он защитил еще в 1940 году, тема: «Законы затухания фосфоресценции и электронные процессы в твердых телах»).
Уже в ранние годы Уилкинс проявил себя разносторонним человеком. Когда началась война (Британия вступила в войну в 1940 году), первые четыре года он трудился над улучшением средств ПВО, занимаясь радарами в Бирмингеме (как и большинство британских физиков). А в 1944 году его привлекли к совершенно другой области — разделению изотопов урана и плутония в Манхэттенском проекте. Да, будущий нобелиат в области физиологии и медицины создавал первую атомную бомбу. И вторую тоже.
Но в 1945 году он вернулся к мирной науке, где он занимался внедрением методов «хардкорной» физики в биологию.
Одним из методов, привлеченных Уилкинсом в биологию, стала рентгеновская дифракция. Уже с 1948 года он начал изучать методами дифракции сперму барана и ДНК, полученную из тимуса (вилочковой железы) теленка. И если рассудить здраво, то именно Уилкинс сыграл ключевую роль в том, что человечество расшифровало структуру ДНК, хотя сам он ни сделал правильных выводов, ни получил тот самый «снимок 51», по которому Уотсон и Крик поняли, что главная молекула жизни имеет вид двойной спирали.
Посудите сами: именно Уилкинс начал само исследование ДНК рентгеновскими методами, именно Уилкинс заинтересовал ДНК Уотсона и Крика (хотя сам Крик убеждал Уилкинса заняться белками), именно он привлек Розалинд Франклин к работе над ДНК (хотя потом именно их отношения были особо натянутыми из-за того, что они сразу не определились, кто из них главный). В конце концов, именно он показал Джеймсу Уотсону рентгеновский «снимок 51», который сделал в мае 1952 года аспирант Франклин Рэймонд Гослинг.
Уотсон и Крик честно написали в своей статье, вышедшей в Nature 25 апреля 1953 года, что расшифровать структуру ДНК им помогли именно «неопубликованные данные Уилкинса и Франклин». И не его вина (впрочем, вообще ничья), что Розалинд Франклин не дожила до 1962 года, когда Нобелевский комитет присудил премия совместно с Уотсоном и Криком именно ему: неизвестно, как тогда бы поступили шведские академики, ведь на четверых поделить премию невозможно. Кстати, в 1961 году значимую премию по медицине, считающуюся пред-Нобелевской (более 50% лауреатов Ласкеровской премии становятся потом лауреатами Нобелевской — начиная с Карла Кори в 1946 году).
Тем более, что сам Уотсон, оплативший установку в Кембридже скульптуру ДНК, настоял, чтобы на ней было написано:
на основании памятника:
• «Эти цепи расплетаются в ходе репродукции клетки. Гены закодированы последовательностью оснований» • «Модель двойной спирали создана благодаря работам Розалинд Франклин и Мориса Уилкинса» на спиралях: • «Структура ДНК была установлена в 1953 году Фрэнсисом Криком и Джеймсом Уотсоном, жившим здесь в Клэре». • «Молекула ДНК имеет две спирально закрученные цепи, которые связаны парами оснований аденин — тимин или гуанин — цитозин».
В любом случае, вклад новозеландца в открытие структуры молекулы ДНК сложно переоценить, и то, что Уотсон и Крик стали гораздо известнее, не его вина. Хотя сам он с иронией оценивал эту ситуацию, ведь не зря его автобиография так и называется — «Третий человек двойной спирали».
Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс. Новостей и читайте нас чаще.
Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео