Ещё

Бизнес переходит в аварийный режим 

Фото: МетаГазета
Большинство россиян не хочет связываться с частным предпринимательством. О нежелании открыть собственное дело сообщили 63% россиян, опрошенных социологами ВЦИОМ. При этом 62% респондентов в принципе не верят в возможность ведения честного бизнеса в России.
Среди главных барьеров для частного предпринимательства граждане указывают высокие налоги (25%), бюрократию (22%), серьезные финансовые затраты (16%), коррупцию (9%) и административные барьеры (8%). Всего 10% сообщают, что уже открыли собственное дело, а рискнуть готовы 25%.
Плачевным положением частного предпринимательства в РФ недавно озаботилось правительство. В середине января глава правительства Дмитрий Медведев пообещал помочь бизнесменам «регуляторной гильотиной»: в соответствии с ней будут пересмотрены все нормативные требования к бизнесу, принятые до середины 2010 года.
А 20 февраля президент РФ Владимир Путин привлек внимание к тому, что предпринимателю очень несложно оказаться за решеткой. «Нужно избавляться от всего, что ограничивает свободу и инициативу предпринимательства. Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьей», — наставлял Путин Федеральное собрание. Он поручил Генпрокуратуре и Верховному суду подготовить предложения по выводу предпринимателей «из-под статьи».
Чтобы узнать, каково сейчас вести бизнес в России, удастся ли открыть свое дело и с какими трудностями сталкивается частный сектор, МГ решила обратиться к самим бизнесменам.
Руслан Кисс, генеральный директор Группы компаний «РЛП»
Новый бизнес сегодня я бы не открыл ни при каких условиях. Даже некоторые существующие бизнес-проекты — особенно сельхозпроекты или проекты социальной направленности —нужно либо закрывать, либо уводить в серый сектор.
В Германии, Австрии, в «диком» Марокко для начинающих предпринимателей есть налоговые каникулы в несколько лет. За это время предприниматель может накопить капитал — и потом разобраться с выплатами. У нас такого нет. Получить кредит в банке тоже невероятно сложно, а тот, кто получит кредит, потом потратит все, чтобы его выплатить.
Вам с самого начала придется платить отчисления с зарплат работников (43%, минимальная зарплата в Петербурге — 18 тысяч рублей). Если бизнес связан еще и с необходимостью арендовать или покупать недвижимость, открыть его в принципе невозможно.
Предпринимательству вредит и «конкуренция» со стороны государства. Сейчас оно фактически против бизнеса: суды и прокуратура озабочены только его интересами, законы работают в его пользу. Это расслабляет чиновников таможни, Россельхознадзора, Роспотребнадзора: они считают, что могут диктовать предпринимателям свои условия. Госконтракты фирмам со стороны получить тоже невозможно: их всегда выигрывают вполне определенные компании, владельцы которых почему-то оказываются близкими какого-нибудь министра.
Я занимаюсь бизнесом с 2000 года. Не могу сказать, чтобы с тех пор стало намного хуже: скорее, не оправдались надежды на улучшение. Некоторое время я участвовал в «Агентстве стратегических инициатив», задача которого — снизить барьеры для предпринимателей в России и улучшить инвестклимат. Но все получилось с точностью до наоборот: административные и бюрократические барьеры выросли.
Азат Григорьян, генеральный директор ГК «Энерго»
Честно говоря, я воодушевлен: я думал, к предпринимательству относятся хуже! Что касается статистики по россиянам, готовым начать бизнес — это немало. Правда, получится примерно у каждого десятого, это нужно понимать.
Мы начали бизнес в конце 1991 года. Тогда было легче: достаточно было быть инициативным, смелым и терпеливым. А таких людей было мало. Золотой возраст для открытия бизнеса тогда был 25 лет: кто моложе — еще не готов, а кому за 30 или за 40 — боялись. Были, безусловно, всякие бандиты, все с этим сталкивались. Это мешало, но начать и получать прибыль где-то до 1998 года было проще.
А сейчас получается как: бандитов меньше, ставки кредитов дешевле. А вот конкуренция теперь — бешеная. Посмотрите на то, сколько ресторанов, сколько салонов красоты. В моем микрорайоне уже четвертый стоматологический кабинет открылся! И это только видимая потребителю часть конкуренции. А в интернет-торговле, сфере мелких поставок — все то же самое. «Раскрутиться» в таких условиях крайне тяжело.
Открыть свое дело возможно — просто это теперь сложнее, чем раньше. Я бы порекомендовал нынешним предпринимателям не опускать руки. Нужно набраться терпения и помнить о том, что удача приходит не сразу.
Никита Мельников, учредитель ООО «Племенная Птицефабрика Лебяжье»
На сегодняшний день ведение бизнеса в сфере сельского хозяйства невозможно. Прежде всего — из-за тарифов. За прошлый год тарифы на солярку поднялись на 22-27%, сейчас — как Козак обещал — поднимутся еще неизвестно как, «до европейского уровня». Еще одно радостное событие недавно пришло: открыли завоз курятины из-за рубежа, из 15 европейских стран.
Посмотрите статистику: с 14 года снижается планомерно ВВП, по сельскому хозяйству в прошлом году он снизился на 2,5%. Но все якобы довольны. Поддержка бизнеса в стране тоже носит эфемерный характер — я говорю о субсидировании банковского кредита. По сути дела, поддерживают не сельский бизнес, а банки, раковую опухоль экономики.
Я начал бизнес еще в середине 80-х. Тогда и в середине 90-х еще можно было заниматься предпринимательством, но потом все плавненько сходило на нет. Происходила монополизация экономики. Приведу пример: с декабря прошлого года для одного из сельхозпредприятий Ленобласти — не стану его называть — стоимость суммарная электроэнергии выросла с 5 млн рублей до 6,5 млн Как вести бизнес в таких условиях?
Начинать сейчас свой бизнес я бы сейчас не советовал. Особенно если, не дай Бог, кредит брать. Вокруг одно мошенничество.
Аркадий Пекаревский, владелец компании по производству марципана и шоколада Grondard
Вопрос, открыть ли бизнес сейчас, не определяется ни политической, ни экономической ситуацией. Если человек создан для бизнеса, он открывает его в любых условиях. Всегда можно найти что-то, на что есть спрос. Правда, есть более благоприятное время для открытия, а есть — менее благоприятное. Сейчас объективно неблагоприятное время не только для открытия, но и для ведения бизнеса.
Я занимаюсь предпринимательством с 1982 года. С тех пор было много неблагоприятных моментов — но нынешняя ситуация сильно отличается. Прошлые кризисы были экономическими. А после 2014 года мы находимся под воздействием политических причин.
Сейчас основная проблема для бизнеса — изоляция РФ от внешнего мира. Мне кажется, эта изоляция неоправданно жестока по отношению к гражданам РФ. Я расстроен тем, как ведут себя цивилизованные страны по отношению к нам: они же бьют по людям. Посмотрите, какое количество компаний, ориентированных на внешнюю торговлю, было вынуждено закрыться, сколько людей потеряли работу.
Но ведь и наши власти бьют по своему же народу! Например, РФ ввела антисанкции и запретила ввоз миндаля из США. Марципан делается именно из миндаля. Хотели ударить по Америке — а что получилось? Из 2 млн тонн американского миндаля только 20 тысяч поставляется в Россию. Для них это ничего не значит, а у нас цена на миндаль выросла сразу в 1,5 раза.
Конечно, мы находим решения: расширяем ассортимент, выводим новые качественные и вкусные продукты. Кризис — тоже источник для улучшения. Но это все равно работа в аварийном режиме, а вечно в нем жить невозможно.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео