Ещё

В Кузбассе жильцам аварийного дома предложили подождать девять лет 

Фото: Российская Газета
…Мы идем по длинным полутемным коридорам с облупившимися, покрытыми трещинами стенами. На каждом из четырех этажей — по пятнадцать комнат в левом крыле и столько же в правом. В них живут пенсионеры, ветераны, инвалиды, многодетные семьи.
Татьяна Александрова отработала на мясокомбинате четверть века, и в этой общаге она живет уже двадцать лет. Говорит, были бы деньги, выбралась бы отсюда еще в 1990-х, когда комбинат — тогда один из флагманов регионального пищепрома — стал распродавать имущество. Но все, что смогла себе позволить семья Александровых, — приватизировать комнату в общежитии.
— Когда началась перестройка, я в очереди на жилье была 42-я, — вспоминает бывшая работница мясокомбината Надежда Бондаренко. — Комбинат два дома в то время строил, и я бы точно там квартиру получила. Но обе стройки «заморозили», и всем очередникам предложили приобретать жилье самостоятельно. А что на мою пенсию купишь? Мой сын — инвалид, передвигается с протезом, на работу его не берут. У них со снохой двое детей. Так и живем впятером на двадцати «квадратах».
Времена, когда общежитие на Кузнецком принадлежала предприятию, где трудилось 1 700 человек, жильцы вспоминают с ностальгией: ведомственное РЭУ следило за состоянием дома, его каждый год ремонтировали: белили-красили, заменяли двери. За счет этого до поры до времени общага и держалась.
— Ситуация резко ухудшилась в 2003-м, когда в Кемерове случилось землетрясение и по нашему дому, построенному без фундамента, прошла трещина, — продолжает Надежда Бондаренко. — Передали нас в управление ООО «Южный», и все пошло наперекосяк — ремонтировать что-либо вообще перестали. Хотя деньги на текущее содержание с нас регулярно брали. Куда мы только не писали жалобы! Все напрасно. К хроническому отсутствию ремонтов добавилось сокращение ставок вахтеров, следивших за порядком. Однажды из-за короткого замыкания в центральной щитовой на первом этаже, где проводка давно уже держалась на честном слове, вспыхнул пожар. И после этого стены в общежитии еще долго стояли закопченными, пока жильцы обивали пороги управляющей компании и органов исполнительной власти. Косметический ремонт в коридорах сделали только после критического репортажа на местном телевидении.
— Во время одного из походов в администрацию мы своими ушами слышали, как директору УК было поручено на выделенные из бюджета средства отремонтировать все четыре этажа общежития, — вспоминают жильцы. — Но нам в итоге заявили, что денег хватит только на ремонт первого этажа. У них вообще на все вопросы ответ один: «Денег нет». Кстати, мы платим от трех до пяти тысяч рублей за комнату.
Надо сказать, что, по данным областной Госжилинспекции, ООО «Южный» — в числе управляющих компаний Кузбасса, допустивших в 2018 году больше всего нарушений. В данном случае инспекторы выявили их 325, проверив 314 многоквартирных домов, вверенных УК.
Ситуация в доме на Кузнецком продолжает ухудшаться. Из деформирующихся стен стали вываливаться кирпичи — однажды лишь чудом не пострадали проходившие по улице мимо общежития дети. В комнатах стены пошли трещинами, полы вспучились.
А управляющая компания организовала собрание жильцов по поводу уплаты взносов на… укрепление фундамента, которого в доме никогда не было.
В августе 2017-го в городском управлении ЖКХ сообщили, что капремонт общежития намечен на 2022 год. А в июне 2018-го межведомственная комиссия установила: несущая способность строительной конструкции части многоквартирного дома снижена, а потому есть опасность для пребывания людей и сохранности оборудования. И далее по тексту: «При невыполнении мероприятий по устранению выявленных нарушений произойдет дальнейшая деградация конструкций части здания с появлением рисков обрушения».
С таким «диагнозом» общежитие на Кузнецком простояло несколько месяцев, а потом сотрудники ООО «Южный» установили на каждом из этажей деревянные подпорки и огородили места общего пользования в аварийном крыле здания металлическими решетками. Водоснабжение ограничили, оставив лишь по одном санузлу на этаже. Жильцы, которых о проведении работ, никто заранее не предупредил, едва успели убрать из заблокированных прачечных стиральные машины. Впрочем, вскоре бытовую технику вернули на место — стирать белье и мыться где-то надо.
— Общие туалеты, душевые и кладовки были опечатаны, но жильцы демонтировали решетки, сорвали пломбы и продолжили пользоваться аварийными помещениями, — сообщил начальник городского управления ЖКХ Сергей Лысенко. — Пока порядок переселения граждан из домов, признанных аварийными после первого января 2017 года, на федеральном уровне не определен, как и лимиты бюджетных обязательств на эти цели. В условиях отсутствия финансирования установленный срок сноса этого дома — не позднее 31 декабря 2028 года. Поэтому принято решение — переселить людей в жилые помещения маневренного фонда. На 1 февраля переселили семь семей, еще по трем — документы оформляются.
— Постоянное жилье мы получим лет через десять, а в течение этого года нам предоставят временное, — констатирует Вероника Елагина. — Пусть так, лишь бы под развалинами не оказаться. И хотелось бы все же получить что-то пристойное, а не перебраться из клетки в клетку. В основном пока предлагают те же комнаты в общежитиях и примерно в таком же состоянии. Правда, ремонт этих помещений администрация города обещает сделать за счет бюджета. Только еще понять бы, на какой срок затянется переселение. С ужасом ждем весны, когда земля начнет оттаивать, и стены могут поползти — опасаемся за жизни детей.
"Управляющая компания проводит постоянный мониторинг технического состояния конструкции дома с привлечением специалистов", — уверяют в городской администрации. Но жильцам, которые видят, как растут трещины на подпорках от этого нелегче. С потолка каплет — намокает электропроводка. Здание без фундамента с каждым днем все больше оседает и деформируется, и однажды, может сложиться карточным домиком. «Успеем ли эвакуироваться?», — опасаются жильцы. P. S. Аварийными и подлежащими сносу в Кемерове официально признано 284 дома, а общежитие по Кузнецкому, 133 В включено в этот печальный список под номером 229.
Комментарий
Ирина Гайденко, руководитель Государственной жилищной инспекции по Кемеровской области:
— Одна из острейших проблем в Кузбассе — наличие в муниципальных образованиях многоквартирных домов, не соответствующих эксплуатационным требованиям. Новая программа переселения из ветхого и аварийного жилья стартует со следующего года. Все дома, которые были признаны аварийными до первого января 2017 года, в нее вошли. Но не все здания, потерявшие эксплуатационную способность, числились аварийными до этой даты. В прошлом году мы с муниципалитетами провели масштабную работу, проверив объекты, вызывающие опасение. Всего выявлено 464 дома, за которыми необходимо наблюдать с особой тщательностью. Установлено постоянное наблюдение и специальные «маячки» на 408 многоквартирных домах, в 65 из которых есть тенденция к увеличению трещин. Главам городов и районов направлены письма за подписью губернатора области, чтобы в преддверии весны они организовали дополнительное обследование и контроль таких домов.
Комментарии