Ещё

«Аппетиты противников храма растут на глазах»: политолог — о том, почему нельзя проводить референдум 

Фото: e1.ru
Члены комиссии по местному самоуправлению гордумы Екатеринбурга рекомендовали не проводить референдум по вопросу строительства храма возле Театра драмы. Во-первых, вопросы инициативной группы, по мнению депутатов, не отвечают требованиям федерального закона. Во-вторых, это дорого для бюджета.
Тем не менее комиссия вынесла вопрос о референдуме на следующее заседание думы.
Мнение депутатов разделил политолог Александр Белоусов. В своей колонке он объяснил, почему референдум проводить нельзя.
Этот текст я начал писать после общественных слушаний по референдуму, а закончил вчера. И вчера же узнал, что комиссия по местному самоуправлению рекомендовала не проводить референдум. Я, конечно, тоже против того, чтобы тратить 120 миллионов на это. Почему — объясняю ниже.
Начнем с того, что в общественных слушаниях приняли участие более трех тысяч человек: больше, чем может вместить и «Космос», и Театр эстрады. Таким образом, это стало самым крупным обсуждением формального формата в Екатеринбурге, поправьте, если не так. В этом и было преимущество данного вида обсуждения — при всех его недостатках. Больше людей офлайн в помещении можно собрать, только если проводить общественные слушания где-нибудь в КРК «Уралец», но это уже будут не обсуждения, а гладиаторские бои. Недостаток же такой формы общественных слушаний в том, что для доверия к процедуре нужны более прозрачные и более простые формы учета голосов. Но это дело будущего.
Результат — 3107 за и 192 против — оказался неожиданным, но неожиданность эта вполне понятной природы. Я далек от того, чтобы бить в фанфары и утверждать о победе с подавляющим преимуществом. Результаты общественных слушаний не вполне соответствуют общественному мнению. Реальное соотношение противников и сторонников не 1 к 16, а в лучшем случае 1 к 2, что фиксируют данные социологических исследований, выполненных с научным подходом.
Что значат эти результаты? Эти результаты значат, что противники храма: а) либо не хотели мобилизовать своих людей на участие в общественных слушаниях; б) либо не могли этого сделать. В то время как сторонники строительства своих людей мобилизовать смогли. Вероятнее всего, противники храма мобилизовать своих людей на общественные слушания банально не смогли, но сейчас будут выставлять это как нежелание участвовать в данной процедуре — своеобразный «бойкот общественных слушаний». Ну ок, пусть будет так. Но только мы одновременно с этим должны зафиксировать, что на разные публичные мероприятия в сквере против строительства храма ходят не больше 200 человек. Не 1500–2000, как это было, а в 10 раз меньше. Мобилизационная база протеста снижается, несмотря на все бури в интернете.
Почему падает мобилизационная база протеста против храма? Потому что изменилось общественное мнение в отношении строительства. В 2011 году, когда предлагалось восстановить храм на площади Труда, соотношение сторонников и противников было 28% против 41%. В 2017 году во время разгара кампании против храма на пруду соотношение было 22% против 42%. В августе 2018-го соотношение поменялось коренным образом: 41% — за, 23% — против, остальные затруднились ответить или им все равно. Все три опроса в разное время проводила одна из самых авторитетных социологических фирм «Социум», которая дорожит своей репутацией и руководство которой вряд ли можно заподозрить в поддержке строительства храма.
Теперь давайте вернемся к позиции противников храма в отношении результатов общественных слушаний. Они их, понятное дело, не признают, потому что они их игнорировали или сделали вид, что игнорируют. Но они даже не пытаются их дискредитировать, они просто говорят: у нас есть «свежий онлайн-опрос», поэтому будем проводить референдум. Итого, давайте подобьем, у кого что есть на руках. У сторонников строительства храма есть общественное мнение, зафиксированное в социологических опросах, и есть результаты общественных слушаний, то есть готовность мобилизоваться и отстаивать свои интересы.
У противников храма есть хайп в соцсетях и результаты голосования на популярном городском портале. Почему 3000 человек с портала они не привели на общественный референдум, мы оставляем в стороне. Но по факту выходит: давайте проведем референдум, потому что так хотим мы и еще 3000 человек с городского портала. Убийственная аргументация.
Далее давайте смотреть на принятие решения по референдуму. Стоимость референдума — порядка 120 миллионов рублей из городского бюджета. Инициаторы референдума про цифру говорить не хотят, и понятно почему — цифра не просто большая, а очень большая. Не хотят они и говорить про то, откуда возьмутся деньги. А деньги эти — городские, народные. И на них можно разбить 5–6 скверов, подобных тому, судьба которого так беспокоит инициаторов референдума. Господа, минуточку! 1 референдум = 5 скверов! Попробуйте спросить у бабушек на Химмаше или у работяг с ВИЗа, что они выберут: референдум об одном парке или 5 парков — и они просто покрутят у виска. И, если депутаты примут решение о проведении референдума, у виска покрутят именно у них, а не у инициаторов референдума.
Можно посчитать референдум и по-другому. Каждый взрослый екатеринбуржец должен заплатить из своего кармана по 120 рублей, чтобы это удовольствие состоялось. Но нужен этот референдум реально не больше 3000 человек. Ок, давайте расширим базу. Для проведения референдума нужно собрать 54 000 подписей. Я мог бы предложить инициаторам референдума вместе со сбором подписей собирать и средства на референдум. Хочешь референдум — заплати тысячу рублей. Если они вместе с подписями в поддержку референдума принесут 54 миллиона, давайте доплатим из бюджета еще 66 миллионов и проведем. Но они не принесут, потому что в ответ им покрутят пальцем у виска.
Я уверен, что никакие 54 000 подписей в поддержку референдума они не соберут. Как они могут собрать 54 000 реальных подписей с паспортными данными, когда на общественных слушаниях голосуют 200 человек и на тусовку возле Драмы ходят тоже 200 человек? Поэтому будет все происходить примерно так. Подписей соберут 2000–3000, остальные же, догадайтесь сами, откуда возьмутся. Тем не менее они так «продавливают» тему референдума, что теперь сказать: «Ой, не смогли», — не получится. Придется «смочь». А виноватой в том, что подписи «кривые», оказалась бы избирательная комиссия, так же как администрация осталась виноватой в том, что протестующие не мобилизовали людей на общественные мнения, а социологи — в том, что люди поменяли свое отношение к храму. Все ходы считываются довольно просто.
Ладно, давайте гипотетически представим, что референдум состоялся. Допустим, люди снова сказали — мы за храм. И что, противники готовы признать такие результаты? Никогда. Так зачем проводить референдум, результаты которого заранее ставятся под вопрос, если только он не против храма? Если и соцопросы, и общественные слушания — «неправильные», почему референдум должен вдруг стать правильным?
Теперь главный вопрос: что делать? Не надо изобретать велосипед стоимостью 120 миллионов рублей. Всех «изобретателей» отправляю читать классическую работу крупнейшего социолога XX века Джорджа Гэллапа «Пульс демократии. Как работают опросы общественного мнения». Там тоже рассматривается неистощимое желание проводить референдумы по каждому поводу, но все приходят к выводу, что «усилия и расходы ограничивают проведение частых референдумов в крупномасштабной демократии». Решение Гэллапа просто как день — это референдум с использованием выборки, то есть социологический опрос, который является современным ответом на поставленную проблему. Репрезентативная выборка, независимый подход и погрешность в районе 1% сокращают расходы со 120 миллионов до 300 тысяч рублей, почти в 500 раз. Можно провести еще один опрос вместо референдума и принимать решение.
Но противников храма, конечно, такая простота в принятии решения не устраивает. Они эти решения старательно затягивают, игнорируя существующие процедуры и выдвигая непомерные требования: их аппетиты растут прямо на глазах. Ситуация — на поверхности. Данных и оснований для принятия решений достаточно. Мнения горожан сформировались, что фиксируют все формальные процедуры их учета, хоть соцопросы, хоть общественные слушания. Мнения артикулированы надлежащим образом — настало время принятия решений.
Хотите поделиться мнением о важных для города событиях? Пишите нам на почту news@corp. e1.ru. Также можно воспользоваться WhatsApp, Viber, Telegram: +7 909 704 57 70.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео