Ещё

Сильви Берманн: Франция и Россия не конкурируют в ЦАР 

Фото: РИА Новости
За последние годы франко-российское сотрудничество заметно активизировалось, несмотря на международную напряженность: президент Эммануэль Макрон трижды посетил , главы двух стран проводили регулярные консультации, стартовала работа Трианонского диалога, вырос торговый оборот. Посол Французской республики в  Сильви Берманн рассказала в интервью корреспонденту РИА Новости о дальнейших планах по наращиванию сотрудничества, об отношении Парижа к проекту «Северный поток-2», о том, когда французские войска выйдут из , а также о возможном сотрудничестве России и Франции в .
— Вы уже больше года находитесь в должности посла Франции в России. В каких областях за это время удалось наладить франко-российское сотрудничество? Как бы вы оценили нынешнее состояние двусторонних отношений?
— С тех пор как я приехала в Россию и стала послом, я бы сказала, что наши отношения развивались скорее активно и были плотными. Трижды в Россию приезжал президент Французской республики. Первый раз он приезжал с официальным визитом по приглашению президента Путина на ПМЭФ. Затем дважды президент возвращался в Россию в рамках чемпионата мира по футболу, который мы, к счастью, выиграли. Также накануне финала президент Макрон встречался с президентом Путиным.
Министры иностранных дел наших стран также проводят регулярные встречи, в рамках которых они обсуждают международные кризисные ситуации. Последняя встреча министров состоялась в Версале в конце ноября. Министр иностранных дел Франции также неоднократно за этот период бывал в России. Также хорошо обстоят дела в плане экономического сотрудничества. Последнее заседание СЭФИК — франко-российского совета по экономическим, финансовым, промышленным и торговым вопросам под председательством министров экономики и финансов господина Орешкина и господина Ле Мэра — позволило определить направления нашего дальнейшего сотрудничества в сфере экономики. Это было в конце года.
Также был дан старт работе Трианонского диалога, который дополняет структуру нашего сотрудничества. Речь идет о дискуссиях, дебатах, обсуждениях с участием представителей гражданского общества — российского и французского, и это не только эксперты. Встречи проходят не только в Москве и . То есть все желающие представители гражданского общества приглашаются принять участие в этом диалоге посредством цифровой платформы.
В плане культуры прошлый год был перекрестным Годом языков и литературы Франции и России. Более 30 французских писателей приезжали в Россию. Они ездили по России, у них были встречи с читателями в различных городах. Также в Париже состоялась книжная ярмарка, Россия там была почетным гостем. То есть в этом плане сотрудничество очень богатое и разнообразное. Итак, мы поддерживаем требовательный, открытый диалог с Россией. Требовательный, потому что по политическим вопросам не всегда наши позиции совпадают. У нас есть разногласия, но мы их обсуждаем, ведем дискуссии. А что касается экономических и культурных отношений, то мы их упрочиваем и развиваем.
— Ожидаются ли визиты официальных лиц Франции в этом году?
— В начале этого года в Москве побывала Фредерик Видаль, министр образования, науки и инновации. Это как раз три области, в которых мы активно сотрудничаем с Россией. Госпожа Видаль приезжала для участия в Гайдаровском форуме. Она принимала участие в круглом столе и участвовала в пленарном заседании вместе с председателем господином Медведевым.
Что касается возможных визитов, безусловно, они будут, даже если точные даты еще не определены. Конечно же, вернется в Россию министр Европы и иностранных дел Жан Ив Ле Дриан и вернется, конечно, министр экономики и финансов господин Ле Мэр, потому что он примет участие в заседании СЭФИК, которое в этом году пройдет в России.
Мне, конечно, хотелось бы, чтобы другие министры также приехали в Россию, но здесь нужно учитывать, что в мае состоятся выборы в  и, конечно же, все правительство мобилизовано, все усилия направлены на вот эти выборы. Кроме этого, во Франции сейчас проводится большая общенациональная дискуссия, и все министры активно задействованы в ней. Надеюсь, что после выборов в Европарламент и дискуссии министры приедут в Россию.
— Говоря об общенациональной дискуссии, сразу вспоминается, что сейчас во Франции неспокойная обстановка, протесты «желтых жилетов» не прекращаются. Есть ли у французского правительства четкий план по выводу страны из кризиса?
— Да, президент республики принял целый ряд мер, которые направлены на улучшение ситуации с «желтыми жилетами». В частности, в том, что касается покупательной способности французов, приняты меры по повышению их зарплат и аннуляции налога на топливо. Также для того, чтобы выслушать все требования участников протеста, президент республики организовал большой национальный диалог. Президент Макрон лично участвует в целом ряде встреч. Например, он провел расширенные дискуссии с мэрами городов, а они находятся в непосредственном контакте с людьми. Вчера он встречался с молодежью, и существует цифровая платформа, куда люди могут обращаться, на сегодня было зарегистрировано уже 1,5 миллиона посещений. По результатам этих консультаций будут приниматься решения. То есть цель этой дискуссии — прислушаться, услышать все требования и чаяния народа. И следует добавить, что рейтинг президента вырос и достиг уровня, который у него был до протестных движений.
Меры правительства направлены против громил, тех людей, которые приходят на манифестации не для того, чтобы выдвигать какие-то экономические требования, а чтобы чинить беспорядки. Любое правительство несет ответственность за поддержание общественного порядка.
— Почему на мероприятия в Елисейский дворец не пускают информационное агентство РИА Новости? За что ранее не давали аккредитацию другим российским СМИ — RT и Sputnik?
— Не знаю, какая именно ситуация сейчас. Насчет сложностей с RT и Sputnik президент Макрон недвусмысленно высказался по этому поводу еще на пресс-конференции в Версале с президентом Путиным.
— В июле 2018 года Франция объявила о закрытии своего торгового представительства в России. Как это отразилось на торгово-экономическом сотрудничестве двух стран? Были ли запущены другие механизмы для налаживания торговли?
— Это все происходит в рамках всеобъемлющей реформы деятельности Business France во всем мире. Мы сейчас думаем, на каком уровне поддерживать эти контакты. Business France вынужден был уйти по независящим от нас причинам. В тот же момент директор Business France был выдворен из страны. В настоящее время мы работаем с другими структурами над тем, чтобы обеспечивать поддержку французских предприятий, которые работают в России. Сейчас мы думаем над такой схемой, которая будет обеспечивать поддержку французским предприятиям.
— Будет открыта какая-то новая организация?
— Новой структуры не будет. По-прежнему в посольстве функционирует регионально-экономическая миссия, она работает. И мы сотрудничаем с различными структурами, которые работают в Москве: это торгово-промышленная палата, Дом французских предпринимателей, специализированные внешнеторговые операторы (OSCI) и так далее. Есть целых ряд структур, в которые входят французские предприниматели. Мы думаем над тем, как лучше организовать работу с теми структурами, которые уже существуют.
Если подытожить, мы не собираемся создавать какую-то новую структуру, нам нужно лучше организовать свою деятельность, чтобы работать с теми структурами, которые уже присутствуют в России. И это реформа, которая также реализуется в других странах.
— А что говорят цифры? Торговый оборот между странами вырос за последний год или уменьшился?
— Что касается торговли, в прошлом году объем торгового оборота вырос. В 2017 году Франция занимала второе место по притоку инвестиций. В 2018 году это было третье место. Французские предприятия из России не ушли после кризиса, и новые проекты появляются и развиваются. Увеличивается также поток инвестиций.
— А как обстоит дело с туризмом, увеличился ли поток туристов из Франции в Россию и наоборот? На какой максимальный срок визы во Францию может рассчитывать российский турист?
— Безусловно, туристические отношения развиваются в обоих направлениях. Конечно, поток французских туристов в Россию очень вырос в период ЧМ-2018. Мы очень рады, что число российских туристов, которые посетили Францию, составило 800 тысяч.
Франция — это первое туристическое направление в мире. У нас есть свой серьезно накопленный опыт в этом плане. Мы готовы делиться этим опытом, и я думаю, что необходимо облегчать процедуру получения виз. Как вы знаете, Франция выдает визы за 48 часов, но для французских туристов, которые желают приехать в Россию, это процедура более сложная и иногда это может их обескуражить, разубедить в поездке, хотя французские туристы могли бы провести длинный уикенд в Москве или Санкт-Петербурге. Это очень красивые города. Я думаю, Россия сама выиграет от того, если в нее будут приезжать как можно больше туристов.
Максимальная виза, которую выдает посольство Франции российскому туристу, это пять лет. Пятилетняя многократная виза предполагает пребывание во Франции в течение не более 90 дней из 180. У нас есть визовые центры в очень многих регионах России. Продвижение туризма в наших странах обсуждалось как приоритетное направление на декабрьском заседании CEFIC.
— После начала украинского кризиса работа Межправительственной российско-французской комиссии по вопросам двустороннего сотрудничества (МПК) была прервана. Рассматривается ли возможность ее возобновления?
— Да, работа комиссии была прекращена как раз после событий, связанных с Крымом, после вторжения в Донбасс. Думаю, что до тех пор, пока не будут достигнуты результаты и какие-то подвижки по реализации минских договоренностей, ее работа вряд ли будет возобновлена.
— Какие совместные проекты в сфере экономики и энергетики сейчас обсуждаются?
— Эти вопросы, безусловно, обсуждались на заседании в СЭФИК, которое состоялось 17 декабря в Париже. Существует четкая дорожная карта. Наши экономические отношения развиваются. Достаточно сказать, что Франция является первым зарубежным работодателем в России и занимает второе место по притоку инвестиций. Также активно развиваются наши контакты в сфере энергетики. В плане энергетики очень активно развивается знаковый проект — Ямал СПГ. Там построен терминал. В декабре 2017 года я была на его открытии. Многие французские предприятия, в частности , также активно участвуют в проекте Арктик СПГ-2. Сейчас активно разрабатывается этот проект. Мы также работаем в области возобновляемых источников энергии и в сфере хранения возобновляемой энергии.
— Раз мы коснулись энергетики, означает ли решение президента Макрона пересмотреть директиву по газовому потоку изменение позиции Парижа по российскому проекту «Северный поток-2»?
— Я знаю, что в настоящее время проводятся дискуссии в преддверии встречи, которая должна состояться в Брюсселе, поэтому у меня еще нет точной информации. И по этому вопросы мы, естественно, координируем свои позиции с Германией. (После интервью между Францией и Германией был достигнут компромисс — ред.)
— Почему вообще Франция не поддерживает «Северный поток-2»?
— Есть предприятия, которые задействованы в рамках этого проекта. Есть обсуждения в Брюсселе, и в этом принимает участие
— Это правда, что господин Макрон не поедет на конференцию в Мюнхен как раз из-за «Северного потока-2»?
— Вероятно, он не поедет на Мюнхенскую конференцию, но не все президенты и не каждый год ездят на эту конференцию. Об этом решении было объявлено раньше, и это никак не связано с «Северным потоком». А кроме этого он лично очень сильно вовлечен и принимает активное участие в национальной французской дискуссии.
— Вернемся тогда к украинскому вопросу. Франция является участником переговоров по урегулированию кризиса на Украине в нормандском формате. За последний год в этом направлении никаких результатов достичь не удалось, Киев продолжает нарушать минские договоренности. Вам не кажется, что этот формат изжил себя?
— Я думаю, что этот формат по-прежнему играет свою роль и имеет значение. С другой стороны, нельзя перекладывать ответственность лишь на одну сторону, все несут свою долю ответственности за невыполнение каких-то обязательств. Думаю, мы находимся в не совсем благоприятной ситуации, особенно в преддверии выборов в Киеве. Но в любом случае нашей целью остается реализация минских договоренностей, и по-прежнему следует рассматривать вопрос о введении миссии по поддержанию мира. Пока нужно следить за тем, чтобы уровень насилия не увеличивался, чтобы решались гуманитарные вопросы, и чтобы происходил обмен военнопленными.
— Москва и Париж также сотрудничают по Сирии. В октябре в Стамбуле состоялся саммит лидеров РФ, Франции, Германии и Турции. Когда пройдет новая встреча? Планируется ли подключить к ней новых игроков?
— Нет, я не знаю, когда состоится новая встреча, но в любом случае я знаю, что та встреча, которая состоялась, была чрезвычайно полезной. По итогам встречи была принята четкая декларация, были рассмотрены многие вопросы, вопрос создания , условия возвращения беженцев на добровольной основе и с соблюдением условий безопасности. Также рассматривались вопросы реконструкции, восстановления Сирии, но, безусловно, после разрешения политических вопросов. Что касается новых игроков, не знаю. Знаю, что саммит астанинской группы в Сочи планируется на следующей неделе. Не знаю, какие будут ее итоги, но что касается стамбульского формата, пока не было объявлено. Президент Путин и президент Макрон регулярно поддерживают диалог по Сирии. Они разговаривали по телефону в январе.
— Россия и Франция уже проводили совместную гуманитарную операцию в Сирии. Готов ли Париж также присоединиться к Москве в вопросе восстановления САР?
— Да, действительно, мы совместно с Россией и  участвовали в гуманитарной операции в Восточной Гуте. Мы сотрудничали с НПО, также с российской армией, мы готовы рассматривать другие аналогичные гуманитарные операции. Что касается процесса реконструкции, восстановления Сирии, то и Франция, и  заявляли о том, что они не могут в нынешнем контексте участвовать в этом восстановлении до тех пор, пока не будет процесса политического перехода в Сирии.
— А после него?
— Когда этот политический процесс будет завершен, естественно, можно будет участвовать в восстановлении. Вы знаете, что в марте Европейский союз будет проводить заседание, как раз посвященное Сирии, но участие в процессе восстановления возможно только когда будет запущен политических процесс, когда он даст свои плоды, когда в него будут включены на сбалансированной основе представители всех сторон.
— США заявили о намерении вывести свои войска из Сирийской Арабской Республики. Не планирует ли Франция последовать примеру американцев?
— Да, мы, как все, были удивлены заявлением США о выводе своего контингента из Сирии. С этого момента мы находимся в постоянном контакте с американским руководством, но Франция также брала на себя определенные обязательства в рамках коалиции. То, что нас несколько успокаивает, это что речь будет идти о постепенном, спланированном выводе войск. Тем более что ИГИЛ* ослаблено, но не уничтожено до конца. Я должна напомнить, что Франция вступила в эту борьбу, чтобы сражаться с ИГИЛ*, потому что нам эта организация угрожала напрямую. Именно в Ракке, так называемой столице ИГИЛ*, планировались те теракты, которые были совершены на французской территории, в частности, в «Батаклане».
— Президент США  заявил, что в ближайшее время будет объявлено об освобождении от ИГ* ста процентов ранее захваченной территории. Вы с этим не согласны? Поэтому Франция останется в Сирии?
— Я не думаю, что Сирия освобождена полностью от террористов, как это утверждается. Только в январе состоялся теракт в Манбидже, поэтому необходимо еще проводить обсуждения. Еще один вопрос, который вызывает беспокойство, это судьба пленных.
— Значит, Франция останется в Сирии?
— В настоящее время этот вопрос обсуждается.
— Каковы в целом перспективы франко-российского взаимодействия в Африке? В каких странах и сферах?
— У Франции давние связи с Африкой, мы давно взаимодействуем, сотрудничаем. И не только с франкоязычными странами, но и со всеми остальными странами Африканского континента. Недавно Россия также возобновила свою деятельность на Африканском континенте, в частности, в Центрально-Африканской Республике, где мы также присутствуем. Россия сотрудничает и с другими африканскими странами.
Я думаю, что это очень хорошо, что у африканских стран есть много различных партнеров, здесь конкуренции нет, речь идет о взаимодополняемости. Очень важно, в частности в Центрально-Африканской Республике, чтобы было налажено сотрудничество, особенно в сфере безопасности с различными силами в этой стране. Было бы хорошо, если бы Россия координировалась с ООН и другими международными организациями и, естественно, с нами.
* Запрещенная в России террористическая организация
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео