Ещё
Немецкий бизнес предложил план восстановления Донбасса
Немецкий бизнес предложил план восстановления Донбасса
В мире
"Стило ожидать": У украинцев появится новое неудобство с РФ
"Стило ожидать": У украинцев появится новое неудобство с РФ
В мире
Перевалочная база: Шпионов РФ нашли в необычном месте
Перевалочная база: Шпионов РФ нашли в необычном месте
Войска
ЧП с рухнувшим жилым домом: Людей все еще ищут
ЧП с рухнувшим жилым домом: Людей все еще ищут
Происшествия

«Волгоградцам надо запастись терпением и резиновыми лодками» 

«Волгоградцам надо запастись терпением и резиновыми лодками»
Фото: РИА "ФедералПресс"
«Какие мысли должны в принципе возникать, когда власти уже за пару месяцев говорят о возможности чрезвычайных событий? Раз в курсе, значит, подготовятся. Не бросят людей. Сделают все, что нужно. Так должно быть в идеале. Верно?
Нам же сразу после новостей про учения с участием губернатора , предрекающих катастрофический паводок, стало не по себе. Сразу предупреждаю — речь тут в предпоследнюю очередь о действующем губернаторе и о доверии или недоверии к его персональным словам и поступкам. Скорее о системе, которую он не только представляет, но и воплощает.
, я продолжаю настаивать на этом, мог бы стать очень хорошим региональным руководителем. Ему достаточно было бы проредить часть окружения как среди прямых подчиненных чиновников, так и в негласном пуле „вхожих“ в круг доверия и кабинет. Однако, по моему мнению, пока Бочаров этого не осознает, он умножает тактические ошибки при отсутствии стратегического видения как такового и стремительно теряет кредит доверия на всех уровнях. Глава региона до сих пор предпочитает закрываться и жить в каком-то выдуманном мире, где не просто все налаживается, а вообще уже „нам никто и не верил“, как прекрасно.
А верить-то очень хочется! Жителям региона, жизнь которых по разным причинам стала хуже или даже значительно хуже, очень нужно верить в то, что это поправимо. И уж конечно, что власти умеют извлекать уроки из собственных ошибок, объективных обстоятельств и вообще способны делать выводы.
По понятным причинам громкие катастрофические явления всегда привлекают к себе повышенное внимание не только общественности, но и вышестоящих властных структур.
Один очень сведущий собеседник из московских коридоров, например, рассказал мне, что к „накопительному эффекту“ при отставке бывшего главы привели вовсе не разоблачительные телепередачи всенародно любимого „барина“ . Наоборот, отмашка на столь мощный медиазалп против министра появилась лишь после детального анализа ряда конкретных провалов ведомства. Среди этих провалов заметную роль занимали пожары и наводнения именно в Волгоградской области.
Раз такая ответственность, то и борьба со всевозможными чрезвычайными ситуациями — это всегда задача не просто первоочередная, но и благородная. Только в таком режиме не просто можно, а необходимо проявлять и оперативность, и прозорливость, и щедрость, а порой и личную храбрость.
Мы могли наблюдать это не раз. Даже чаще, чем хотелось бы. В декабре 2015 года в  районе взорвался жилой дом — по масштабу и производимому ужасу это ЧП в одном ряду с недавней трагедией в . Потом похожие, хорошо, что не столь трагичные события случились уже в Советском районе областного центра.
Но это события, которые все-таки в известном смысле было трудно прогнозировать. В отличие от ужасных пожаров августа 2017-го. К ним стоило быть готовыми по многим причинам. Но никаких выводов из произошедшего в августе 2010 года сделано не было. Зато в селах вместо восстановления водонапорных башен и опашки брошенных полей расцвело почему-то благоустройство. Там укладывают плитку и даже мастерят „сухие фонтаны“. И правда, куда же без плитки в селах, где живет сотня человек, а единственная школа давно закрылась?
Как и на любое явление, на каждую чрезвычайную ситуацию, даже прогнозируемую, можно посмотреть под разным углом. Объективно есть основания для неблагоприятных прогнозов. Да, осадков в европейской части России этой зимой было очень много. Значительно больше, чем в последние годы, в том числе прошлой зимой, которая закончилась чудовищным затоплением половины области. Я тогда вместе с гражданским активистом проехал 6 пострадавших районов и везде наблюдал примерно одинаковую картину: растерянность людей, которые не понимают — за что с ними так поступили, почему их бросили. В нескольких пострадавших населенных пунктах ни МЧС, ни властей районного и тем более областного уровня не видели вовсе. Но самое страшное, что до беды можно было не доводить, по крайней мере, такого масштаба.
Похожий сильный паводок был в 2004-м. Но никем не только не были учтены уроки той поры, все гораздо более запущено. Долгие годы местные администрации и сами граждане жаловались по инстанциям — русла рек не расчищаются, гидротехнические сооружения пришли в негодность и так далее. Ежегодно паводок затрагивал одни и те же участки, с каждым годом все заметнее и заметнее. Но ничего не менялось. Пока весной 2018 года не произошло резкое таяние больших объемов снега.
Натуральный кошмар, который пережили в марте-апреле прошлого года десятки тысяч жителей региона, нельзя было предотвратить? Не верю. По крайней мере, можно было минимизировать.
А что сейчас? „Сочетание неблагоприятных погодных явлений — сильные осадки, гололеды, туманы, метели, резкие перепады температуры воздуха, ледяная корка, большая высота снежного покрова — вместе наблюдается довольно редко: схожие погодные условия были зафиксированы около 50 лет назад“, — пишет пресс-служба губернатора. И добавляет, что „при негативном сценарии“ паводок на малых реках может привести к подъему уровня воды в 23 районах области.
И совсем уж добили власти заявлением: „Губернатор дал задание актуализировать необходимые нормативные документы, организовать наблюдение за развитием ледовой и паводковой обстановки, провести межведомственные комиссионные обследования потенциально опасных