Ещё

«Не верится, что погибло всего 14 тысяч человек» 

Фото: Курские известия
Экс-командир отряда особого назначения Геннадий Ветров — об афганской войне
В пятницу, 15 февраля, в Курске будут отмечать 30-летие вывода советских войск из Афганистана. По традиции сначала пройдёт возложение цветов и венков в Пролетарском сквере, а после официальных мероприятий — поминальный обед. В очередной раз вспомнят тех, с кем служили, кто вернулся домой и тех, кто навсегда остался там. Своими воспоминаниями с «КИ» поделился полковник в отставке Геннадий Ветров.
Заграничная командировка
К моменту афганской командировки Геннадий Андреевич был уже семейным человеком 35 лет, растил двоих сыновей. Он служил в органах внутренних дел. В 1981 году его пригласили в отдел кадров и предложили пройти медкомиссию. После этого были учебные сборы в Ташкенте в течение полутора месяцев, подготовка к будущей работе за рубежом, изучение языка фарси.
— Мы не знали, куда именно нас направят, — вспоминает Ветров. — Думал, Лаос или Камбоджа. Оказалось — Афганистан. В мою задачу входило обнаруживать бандформирования, склады с оружием в четырёх провинциях, это Кандагар, Гильменд, Урузган и Забуль. Без предыдущего опыта оперативной работы сделать это было бы очень сложно.
Геннадий Андреевич пробыл в Афганистане до 1983 года, был командиром отряда особого назначения. Он и его коллеги работали в тесном контакте с местным населением — информацию можно было получить только от них. Поэтому обязательно с ними были переводчики, охрана, автоматы. Одевались они либо в местную форму, либо ходили в гражданской одежде. Для афганцев они были советскими советниками, больше о них ничего не знали. Обязательно нужно было соблюдать секретность. Не все люди одобрительно относились к присутствию иностранцев, и излишняя откровенность могла закончиться трагически.
Малярия, скорпионы, бандиты
Отряд особого назначения базировался на окраине Кандагара, главного города провинции Кандагар, в так называемом городке ООН.
— Когда не обстреливали, можно было поплавать в бассейне, — рассказывает Ветров. — Ещё в нашем распоряжении были волейбольная площадка, теннисный корт. Стрельба была достаточно часто, место было такое, удобное для бандитов. Рядом шла дорога на Пакистан, так они с этой дороги могли обстреливать нас из миномёта. А наша охрана в это время старалась их ликвидировать.
Уже на месте курянин оценил важность подготовки в Ташкенте. В Кандагаре в тени было около 40 градусов по Цельсию. Прежде чем сесть в бронетранспортёр, нужно было положить бушлат на броню. К тому же там скорпионы и прочие «кусачие» насекомые — обычное дело. Из-за этого многие болели малярией. Но главная опасность исходила от людей. После революции в стране сформировалось несколько партий. По рассказам курянина, одна поддерживала народ, другая — местную интеллигенцию. А третья в основном занималась грабежом.
— Мы каждый день общались с местными жителями и не знали, что нас ждёт, — говорит Ветров. — Заходили в дуканы (местные небольшие магазины) и не знали, что будут делать люди после нашего ухода. Днём они торговали, а вечером вполне могли взять оружие и устроить стрельбу.
Обстрелы к празднику
Завербовать людей в боевой отряд, по мнению Ветрова, было не так уж и сложно. Во-первых, было много беженцев, а во-вторых, в стране, по сути, был феодализм. Местные крестьяне не представляли, что это такое — работать на своей земле и самим пользоваться плодами своего труда. Фактически люди обрабатывали землю, продавали выращенное и почти все деньги отдавали феодалу. Положение беженцев было ещё хуже.
— Их вербовали воевать за еду, за миску риса с несколькими кусочками мяса и лепёшку. Я не преувеличиваю, их действительно кормили один раз в день, — говорит Геннадий Андреевич. — И представьте, что вот таких 500 — 800 человек придут в кишлак. Да они там половину скота вырежут!
Курянин и его коллеги старались сделать так, чтобы таких случаев было как можно меньше. И местные жители поддерживали их. Но желающих пограбить хватало. Особенно много их было в Кандагаре. Способствовало этому и то, что под городом хватало туннелей, оставшихся от пересыхавших рек. Боевики знали, где можно спуститься в них, а потом выбраться на поверхность.
— Они постоянно старались устроить что-то в советские праздники. 9 мая 1982 года были ожесточённые бои, тогда душманы захватили больше 60% города. Если бы мы не вмешались, к вечеру весь Кандагар мог бы быть в их руках, — вспоминает Ветров. — Мы тогда выдвинулись в город, отбили его.
Конечно, не все провинции были такими опасными. Например, в Гильменде можно было ходить по улицам всего лишь с пистолетом, автоматы не требовались. Но это скорее исключение, чем правило.
— Мне не верится, что погибли всего 14 тысяч человек. У нас после крупных операций от призыва до призыва оставалось 30 — 35% личного состава, — вздыхает курянин. — Да, в других провинциях было спокойнее, но всё равно… В Кандагаре примерно две трети ребят погибало.
Из Афганистана не вернулись 14 жителей Курска и 105 жителей области.
Сейчас Геннадий Ветров — пенсионер МВД, член ассоциации ветеранов боевых действий органов внутренних дел и внутренних войск России. Будучи на заслуженном отдыхе, он занимается патриотическим воспитанием молодёжи, вместе с коллегами проводит уроки мужества в школах.
Подготовила Юлия Голубчикова
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео