Ещё
Законы миграции
Фото: Телеканал «Наука»
Почему бедные не мигрируют, как быстро приезжие интегрируются в среду и почему в  нет чайнатаунов. В гостях у ведущего передачи «Вопрос науки» Алексея Семихатова кандидат социологических наук, старший научный сотрудник Евгений Александрович Варшавер.
В какой-то момент хочется так красиво начать и сказать о том, что человек — существо мигрирующее. Это действительно так. В каком-то смысле первый мигрант был человек, который вышел из Африки, или вышел из джунглей в саванну и тем самым стал человеком. В какой-то степени можно говорить о том, что человек стал человеком из-за миграции. С другой стороны, человек — это существо, которое мигрирует с проблемами и стрессом. То есть, человеку скорее сложно менять свои биографические паттерны…
Согласно некоторому стереотипу, мигрируют потому, что нет денег, потому что они бедные. Ну так вот: самые бедные мигрировать не могут
Если как-то пытаться обозначить, о чем идет речь, можно говорить, что миграция — это движение человека, связанное с пересечением некоторой символической границы. Есть такой термин — «мигрант второго поколения». Собственно, здесь заложен оксюморон. С одной стороны, мигранты второго поколения — это дети мигрантов. Более того, согласно наиболее принятому определению мигрантов второго поколения, это люди, которые родились в принимающей стране. В стране, в которую переехали их родители. То есть люди, у которых нет миграционного опыта, называются мигрантами.
Почему мигранты второго поколения выделяются в отдельную категорию и исследуются — потому что у них есть в семейном анамнезе эмиграция. И эмиграция дает некоторое важное сущностное отличие этой категории от прочих категорий. Основная вещь, которая отличает мигрантов второго поколения — это некоторые сложности с «социальным капиталом». То есть, полезные знакомства, которые тебя могут к чему-нибудь привести. И мигранты второго поколения — это люди, которым их родители всерьез помочь не очень могут. Потому что они сами являются людьми, скажем так, с низким и небольшим социальным капиталом. У них нет полезных знакомств, которые они могут передать своим детям.
В какой степени мигранты второго поколения зарабатывают больше или меньше, чем сопоставимые не мигранты? Разницы нет В 1876 году британец немецкого происхождения Эрнст Эренштайн сформулировал некоторое количество того, что называл migration laws — миграционные законы. Довольно странно они звучат сейчас, и как бы из момента «сейчас» мы понимаем, что они очень контекстуальны. В частности, мигранты едут в промышленные центры, женщины мигрируют чаще чем мужчины… В тот момент, когда я тут их недавно перечитывал, я понял, что могу привести примеры, которые опровергают эти законы по каждому пункту. Например, если мы говорим про миграцию из Узбекистана, 70% этого миграционного потока — это мужчины, 30% — женщины. Если мы говорим про раннюю миграцию в Соединенные Штаты Америки, или в Австралию — это не миграция в промышленные центры. Это миграция по другим причинам и в связи с другими факторами. Законов нет, потому что мы находимся в зоне социальных наук, которая высоко контекстуальна.
Есть такое явление — позитивный отбор в миграцию. Согласно некоторому стереотипу, мигрируют потому, что нет денег, потому что они бедные. Ну так вот: самые бедные мигрировать не могут. Просто потому, что у них для этого нет ресурса. Практически во всех контекстах, если мы не говорим о беженцах, мигрируют те, кто называется «середина общества». Не богатые, не бедные, но средние…
Исследовательский стиль у нас прежде всего дескриптивный. С одной стороны, если ориентироваться на название научных статей в российских журналах, исследовано все. В тот момент, когда ты заглядываешь в журнал и смотришь методологию, ты приходишь к выводу, что на эти данные ты не можешь ориентироваться просто потому, что они получены непонятным образом. И наша задача состояла в том, чтобы ответить на этот вызов, и понять, как происходит интеграция мигрантов в России.
Мигранты второго поколения, вопреки некоторому стереотипу и страху относительно этой группы, не образуют замкнутых мононациональных групп
В каком-то смысле можно говорить о том, что мы используем все возможные социологические методы. Это опросы на улице и это количественные опросы. Для того, чтобы сделать хороший опрос, нужно то, что в социологии называется «основа выборки». Список всех людей, о которых мы хотим что-то сказать, и дальше, случайным образом, в идеальном случае мы собираем то, что называется выборка. Такого с мигрантами не может быть, просто потому, что это перемещающееся население, и хорошие основы выборки ты не сделаешь. Что можно сделать взамен? Можно сделать интернет-опрос.
Мы сделали опрос в социальных сетях, которые активно используют мигранты второго поколения: и Средняя Азия, и Закавказье. Собственно, это те люди, тот объект, который мы исследуем. Мигранты второго поколения по некоторой особой процедуре таргетировались, и им предлагалось пройти социологический опрос. Например, говорилось: «Армянка, но выросла в России? Пройди опрос и расскажи про свою жизнь». В тот момент, когда они кликали на это объявление, они переносились на специальный сайт, где была размещена анкета, и дальше проходили соответствующий опрос.
Образование у мигрантов второго поколения в России
Прежде всего, был опрос (это называется «структурная интеграция»), в какой степени мигранты второго поколения зарабатывают больше или меньше, чем сопоставимые не мигранты? Разницы нет. Но в том, что касается уровня образования и доли людей, которые получают высшее образование, здесь разница есть и довольно серьезная. Вот самые образованные у нас — это закавказские мигранты второго поколения, больше чем в половине случаев они получают высшее образование. Я помню, как в Москве мы пытались найти армянина или армянку, мигрантов второго поколения, которые не имеют высшего образования, и за этим нам пришлось аж в Люберцы ехать. Высшее образование у мигрантов второго поколения из Средней Азии — только 23% случаев. В каком-то смысле эти цифры приблизительные, потому что у нас нету переписи или статистики из образовательных учреждений. Тем не менее, с точки зрения сравнения можно говорить о том, что да, действительно, закавказские мигранты второго поколения образованнее, чем местные.
Изучали мы и другие явления. Например, каков процент представителей той же национальности в кругах общения соответствующих категорий. Если, например, у человека национальность татарин, то можно говорить о том, что в среднем в 75% случаев его друзья будут татары. Мигранты второго поколения, вопреки некоторому стереотипу и страху относительно этой группы, не образуют замкнутых мононациональных групп.
Когда мы говорим про разрыв между мигрантами второго поколения из консервативных обществ и местными — это миф. Мы четко видим, что в культурном смысле существенной разницы нет Следующее явление, которое мы изучали — это гендерные и брачные нормы: «женись на армянке», «жена должна сидеть дома», «в семье все решения должен принимать муж». Собственно, то, что меня поразило: мигранты второго поколения чуть более консервативны, чем местные, но отличаются не сильно. Местные русские практически в половине случаев говорят, что в семье все решения должен принимать муж. То есть, представляете, в каком консервативном обществе мы живем! И скорее, когда мы говорим про разрыв между мигрантами второго поколения из консервативных обществ и местными — это миф. Мы четко видим, что в культурном смысле существенной разницы нет…
В общем, примерно последние 100 лет наука, связанная с интеграцией, пытается как-то работать. В частности, нет единого принимающего общества. Существуют разные его сегменты. И в каком-то смысле, нет неинтегрированных мигрантов. Все мигранты интегрируются в тот или иной сегмент, и дальше вопрос возникает «куда»…
Россия очень неплохо в этом смысле устроена, потому что советское наследие эгалитарное. Результатом, например, является то, что в России не складывается этнических районов в западном понимании. Более того, у нас довольно эгалитарная система образования, и все это позволяет мигрантам второго и последующих поколений полностью интегрироваться в российский мейнстрим…
Мои прогнозы на эту тему, в целом, позитивны. Те ужастики, которыми любят нас пичкать желтые средства массовой информации, в общем, там и остаются. Это ужастики, которые не имеют отношения к действительности.
Видео дня. SpaceX Илона Маска отправила в космос ещё 60 спутников Starlink
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео