Ещё

Немецкий политолог: ЕС погубит бюрократия и некомпетентность Брюсселя 

Фото: Sputnik Эстония
ТАЛЛИНН, 21 янв — Sputnik, Светлана Бурцева. В Эстонию немецкий журналист приехал в качестве январского гостя международного клуба «Импрессум», чтобы поделиться с таллиннцами взглядами жителя Германии на будущее общего дома обеих стран — Европейского Союза.
Почему единство Евросоюза столь эфемерно, поведал политолог >>
Накануне известных событий на Украине, в 2013 году, журналист расстался с компанией Deutsche Welle, где работал на радио в украинской редакции, и уже с 2014 года начал выпускать собственный интернет-журнал World Economy ("Мировая экономика") на немецком языке, который быстро завоевал свою аудиторию не только в Германии, но и за ее пределами.
— Александр, почему Вы ушли из Deutsche Welle?
— Я не националист, а основная масса ребят, которые там работают, националисты. К 2013 году украинская редакция объединилась с русской и стала восточно-европейской. Я чувствовал определенное отторжение, поскольку у них были свои представления об Украине и событиях там, у меня — свои.
Я делал репортаж о встрече одного из видных деятелей Христианско-демократического союза Армина Лашета, с членом КПРФ, депутатом Госдумы Леонидом Калашниковым. Лашет долго рассказывал, почему с Россией нужно дружить. Редакция не приняла мой репортаж, поскольку, как мне сказали, «получается, что очень много хорошего говорят о России, а нам нужна другая точка зрения».
Я ответил, что, как журналист, могу отражать только то, что слышал. После двухдневного раздумья мне заявили, что гонорар за репортаж заплатят, но публиковать его не будут. Такая свобода слова в Германии. На этом я прекратил с ними сотрудничество.
— На Ваш взгляд, у Евросоюза есть будущее?
— Есть, но недолгое. История человечества показывает, что никакая империя не живет вечно. Рано или поздно она сама себя сжирает.
Налицо все признаки болезни
— Почему Вы назвали ЕС империей?
— Потому что ЕС живет по принципам империи. Но существует надстройка, где сидят лорды, пэры, и ничего не делают. В Брюсселе говорят об определенных моральных ценностях и принимают решения за всех остальных, полагая, что способны указывать, как нужно жить.
Это приводит к разрыву между ними и теми, кто, как говорят немцы, «у ног лежат».
Немцы любят приводить пример самого тяжелого вопроса, заботящего Брюссель, — кривизна бананов и огурцов. В Европарламенте всерьез занимаются стандартизацией жизни Европы депутаты, которые в принципе не имеют производственного опыта и должного образования — они всю жизнь в политике и привыкли быть горлопанами.
Такие люди в Европарламенте принимают сегодня судьбоносные решения о мигрантах, о санкциях в отношении России, о взаимоотношениях с Израилем и Ираном. Я сталкиваюсь почти ежедневно с депутатами в Германии, и я в ужасе, потому что знаю их уровень.
При этом сама идея Евросоюза великолепна. Мне она очень нравится. Я свободно езжу по всей Европе и чувствую себя человеком мира. Когда стираются границы, возникает ощущение, что я везде свой.
— Но, это же иллюзия. И в итоге, это единственный бонус.
— В определенной степени, конечно, иллюзия. Но она есть. Отмена таможенных пошлин — это тоже важное достижение, которым можно пользоваться. Единая валюта — в определенной степени, да, бонус, в определенной степени, нет.
Но бюрократическая машина ЕС не способна справляться с вызовами сегодняшнего дня.
Ситуация с мигрантами это показывает. Выход Великобритании из ЕС — первый камешек в домино. Я часто бываю в Австрии. Там озабочены созданием среднеевропейской лиги, куда вошли бы не самые сильные государства — Австрия, Венгрия, Чехия, Хорватия, Словакия, Польша.
Главный редактор немецкого журнала World Economy, политолог журналист и писатель Александр Сосновский
Польша ведет свою линию на создание Интермариум (Проект «Междуморье», как буферная зона от Балтийского моря до Одессы на Черном море, состоящая из стран Балтии, Польши, Румынии, Молдовы, Украины, Чехии, Словакии, Хорватии, между Россией и Германией — Ред.). Эти государства хотят отстаивать свои интересы, потому что сейчас они чувствуют себя обойденными. Интермариум отвечает и интересам США.
— США поддерживают внутри ЕС такого рода объединения с целью расшатывания центральной власти ЕС?
— Конечно. Им проще справляться с отдельными мелкими государствами, чем с целым союзом стран, который будет говорить в один голос. Для американцев было бы очень неплохо иметь ослабленный Евросоюз.
— Александр, вернемся к империи. Во времена Российской Империи и СССР отдаленные территории и малые народы развивались за счет централизованных ресурсов. Эстония в СССР получила рывок в социальных программах, культуре, спорте, индустрии. Сейчас, в составе ЕС, Эстония утратила те ресурсы, что остались у нее после выхода из СССР. Если ЕС развалится, Эстония останется со сферой услуг и дорогами, но без реальной экономики.
— У вас есть выход к морю.
— Но наши порты не конкурентоспособны по своим тарифам в сравнении с соседями. Грузопотоки переориентированы на порты России, или Литвы и Латвии.
— Попытки ЕС формализовать и политическую, и экономическую жизнь приводят к революционной ситуации, когда «низы уже не хотят, а верхи уже не могут».
Мы видим во Франции — «желтые жилеты», которые, того и гляди, завтра перекинутся на Германию. Евросоюз развивается экстенсивно, но закончится он не завтра.
Я не думаю, что Эстония окажется на задворках, и надо будет искать новое пристанище. У Эстонии должна быть идея, понимание того, что можно делать.
Для империи важны император и идея. В Российской империи и Советской империи была идея, была философия, и был император в лице императора или Генерального секретаря. В империи ЕС нет ни идеи, ни императора. Есть только надстройка власти. Поэтому империя ЕС слаба.
— Есть выход?
— Евросоюзу нужны единые правила, как это было в Советском Союзе — единые правила для всех, единые налоговые ставки. Начавшись в 1950-м году с Европейского объединения угля и стали (ЕОУС объединяло каменноугольную, железорудную и металлургическую промышленности Франции, ФРГ, Италии, Бельгии, Нидерландов и Люксембурга и стало основой дальнейшей экономической интеграции в Европе — Ред.), ЕС развивался как экономическая структура.
Президент Макрон вновь заговорил о революции в Европе >>
Сейчас он перенимает на себя функции политические. А это невозможно сделать, потому что каждая страна хочет сохранить за собой суверенное право решать свою внешнюю политику самостоятельно.
Тучи над Европой сгущаются
— Насилие со стороны мигрантов на улицах Германии в СМИ описано правдиво, или картина несколько приукрашена?
— Официальные СМИ стараются даже меньше об этом писать, пытаются убедить, что в статистическом плане это никак не изменило криминальную ситуацию в стране. На самом деле, количество сексуальных деликтов увеличилось на порядок, возникли целые районы, где процветает продажа наркотиков, где женщинам появляться нежелательно. А раньше Берлин был абсолютно безопасным городом.
Евросоюз боится разочаровать Африку в вопросе мигрантов >>
По официальным данным 1,5 миллиона человек, на самом деле около 3 миллионов, далеких от нашей культуры, религии, без языка и понимания, зачем они приехали, оказались в Германии, как в раю.
Они получают пособие, которого у них на родине хватило бы на несколько лет.
Проблема в том, что в Германии практически никого в тюрьму не сажают, а полиция старается не выезжать на вызовы, связанные с мигрантами.
Индия, Нигерия, Сирия и Ирак — откуда родом «новые эстонцы» >>
В Германии вступает в силу правило оказания человеку помощи по гуманитарным признакам. Мигранты объясняют свой приезд тем, что на родине они могли бы попасть в ряды ИГИЛ** и подвергнуться насилию. Проверка сведений может длиться годами, и людей обязаны обеспечить.
Уровень обеспечения не может быть ниже, чем у гражданина Германии, иначе это нарушение немецкой конституции. Но почему парикмахер, который работает 12 часов в день, зарабатывает 800 евро брутто, и, за вычетом налогов, получает 650 евро на жизнь, беженец, который ничего не делает, получает 500 евро?
Здесь ни о каком гуманизме речи быть не может. По оценкам спецслужб, среди мигрантов около 5-6 тысяч, а может и больше, спящие — те, которых могут разбудить ИГИЛ и прочие исламские радикалы, и которые в любой момент поднимут на вилы всю Германию. Два террориста способны полгорода оставить без условий для жизни. А представьте себе, если одномоментно 5 000 таких восстанут.
— Каддафи в свое время предупреждал об опасности уничтожения Ливии, не пропускавшей поток африканской миграции в Европу и обвинял НАТО в поддержке террористов. Мы уже видим апогей его предсказания?
— Лидер Великой Ливийской Джамахерии, конечно, прекрасно представлял всю эту ситуацию. Он, конечно, был прав, когда говорил о тупости европейских политиков.
Я не хочу этот ярлык вешать на всех, но многие из них действительно не представляют, что делают.
Из 10 политиков в Брюсселе 9, говоря о конфликте на Украине, не смогут найти ее на карте, не нарисуют «Северный поток-2». Чем выше бюрократическая надстройка, тем больше шансов, что туда попадают случайные люди.
Когда свобода только на словах
— Но как же можно принимать судьбоносные решения, будучи несведущими в их привязке на местность?
Бундестаг — это определенное отражение Европарламента. Во фракциях в Бундестаге решения обсуждаются до того, как выносятся на голосование, и решения обязательны для всех членов фракции. Член фракции имеет право выступить против, но может остаться без депутатского мандата — найдут, как его убрать. Депутаты голосуют, как им говорят. Большинство из них не понимают того, что делают.
— Кто же на самом деле принимает ключевые решения?
— Несколько лидеров в Европе, в том числе Меркель.
— Меркель не выглядит свободной в своих решениях.
— Она не свободна в своих решениях, но она умеет свои решения продавливать. У нее есть команда, которая на нее работает, и этой командой она давит всех. Меркель не свободна в том плане, что Германия не является полностью свободной страной. Она зависима от ЕС и от США.
— Это же во многом противоположные зависимости.
— В определенной степени, да. Когда Меркель принимает решения, навязанные ей извне, она может продавливать эти решения, как хочет. Протестовать в Германии абсолютно бесполезно. Меркель закалена в бюрократической борьбе и прекрасно понимает, как надо обходиться с противником. А вот на уровне ЕС так не получается, потому что там нет Меркель. Там сидит Юнкер, алкоголик.
— Сотрудничая с ЕС, США преследуют свои цели и разворачивают политику Европы в нужную для себя сторону. Политики ЕС этого не понимают?
— Понимают. Но американцы сильнее.
О сером кардинале Европы
— Ну не пойдет же США войной на Европу, если ЕС выйдет из повиновения? В чем же эта сила заключается?
— Немецкий золотой запас составляет приблизительно 3 500 тонн. Их них до недавнего времени 1700 тонн находилось за пределами Германии — около 1 200 тонн в США, а остатки в Лондоне и Париже. Несколько лет тому назад удалось вернуть всего 400 тонн. Золото так и лежит в кладовых ФРС, и американцы говорят, что оно вложено в долгосрочные бумаги, которые невозможно сейчас реализовать.
Главный редактор немецкого журнала World Economy, политолог журналист и писатель Александр Сосновский
Представьте, вы отдали мне свой кошелек, он лежит в моем рюкзаке. Вы можете говорить все, что угодно, но знаете, что когда вам надо будет расплачиваться за кофе, вы все равно обратитесь ко мне, потому что ваш кошелек у меня.
— Почему странам нельзя собраться дружно и забрать свои кошельки?
— Сразу нельзя, потому что на это завязаны взаиморасчеты. Россия поступает сейчас правильно. Она скупает золото и свое золото хранит у себя. А вот европейцы всегда доверяли американской банковской системе, ФРС США. И даже когда создали евро, об этом не думали.
Баженов: доллар становится геополитическим оружием >>
Второй рычаг давления в том, что в Германии находятся порядка 40 тысяч американских военнослужащих, то есть половина численности Бундесвера. Плюс в Германии находятся 200 атомных боеголовок на авиабазе в Бюхеле, кнопки к которым — в Пентагоне.
— Факт Brexit не кажется ли Вам крысиным побегом с корабля?
— Да. Мне даже кажется, что это было согласовано. Великобритания пытается вернуть себе роль колониальной страны, империи, и ей было невыгодно находиться в ЕС. Выйдя из ЕС, она сможет диктовать условия ослабленной Европе. Британцы никогда ничего не делали, не продумав.
— Не возникает ли ощущение, что основную игру ведет Великобритания, и США, может даже не всегда осознавая это, являются той же марионеткой, что и страны Европы?
— В октябре 1946 года премьер Великобритании Уинстон Черчилль говорил об объединении Европы. В 1950 году в Европе было создано ЕОУС, куда Великобритания почему-то не вошла. Когда сегодня они говорят о Brexit, они возвращаются туда, откуда не уходили. Вход в ЕС это было такое временное вынужденное положение.
— Может это было сделано специально, чтобы приучить людей к такой вот бестолковой надстройке, навязать определенную идеологию управления — не дать ЕС стать сильным?
— Да. Кроме того, Британия остается вне миграционных потоков. Она закрыта Ла-Маншем. Конечно, туда попадет какая-то часть, но не миллионы.
Справка
Александр Сосновский живет в Германии с 1990 года, себя называет немцем с русской душой и, будучи уроженцем Киева, неравнодушен к судьбе Украины. Еще в Советском Союзе Сосновский служил в армии и получил высшее образование по направлению автомеханики и экономики.
Уже в Германии увлеченность играми КВН привела Сосновского к сотрудничеству с Александром Масляковым и созданию немецкой команды КВН. Работа на телевидении подарила опыт собкора в Германии программы «Время» канала ОРТ, сотрудничество с журналом «Огонек» и различными немецкими СМИ.
Со статьями и аналитическими материалами журналиста можно познакомиться в таких изданиях как Die Welt, Das Parlament, Liberale, а как политолог, Сосновский периодически участвует в российских телевизионных программах «Вечер с Владимиром Соловьевым», «60 минут», «Право голоса». Работал на Deutsche Welle, после чего с 2014 года начал выпускать собственный интернет-журнал World Economy.
* УПА и ОУН — запрещенные в России организации.
** ИГИЛ — запрещенная в России и ряде стран террористическая организация.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео