Ещё

За что Варшава должна Сталина благодарить 

Фото: Свободная пресса
Сегодня на Западе с подачи официальной Варшавы и ее заокеанских патронов массово распространяются черные мифы о «неблагородном» поведении Советского Союза в отношении «бедной Польши» в 1939 году. При этом перевираются или опускаются ключевые факты, что позволяет извратить реальную историческую ситуацию до полной неузнаваемости. На самом деле «бедная» Варшава столетиями проявляла себя по отношению к восточным соседям, как типичный агрессор, одной из первых начала сотрудничать с Гитлером, а потом без зазрения совести принимали от Советского Союза ценные подарки…
75 лет назад, в январе 1944 года, когда еще шла война, советское руководство пообещало передать Варшаве обширные территории восточной Германии. После Победы Сталин сдержал свое слово. К Польше отошли Селезия и часть Восточной Пруссии. Началась массовая депортация немцев, сопровождавшаяся массовым насилием и убийствами мирного населения. По оценкам историков, со своих земель были изгнаны миллионы человек. Сотни тысяч погибли — кто в концлагерях, кто в пути, кто на принудительных работах. Власти открыто призывали «поступать с немцами так же, как они — с нами».
2 мая 1945 года, когда советские войска добивали гитлеровцев в Берлине, польский премьер Берут издал указ, согласно которому вся немцами собственность немцев, которую Варшава объявила брошенной, автоматически переходила в руки польского государства. Сегодня поляки не любят об этом вспоминать, но именно благодаря Сталину территория страны увеличилась тогда почти на треть.
А сейчас поляки с энтузиазмом рушат памятники советским бойцам, сложившим головы, освобождая Польшу. Мстят за прошлые обиды? За то, что нацию от истребления спасли именно русские, которых шляхтичи мечтали превратить в своих холопов? За то, что когда-то давно имели шанс стать крупнейшей европейской державой, но этот шанс упустили? Наверное, тут всего понемногу.
Из глубины веков
История русско-польских конфликтов уходит корнями в седую древность. Первые военные столкновения между Русью и Польшей имели место еще в X — XI веках, однако решающего значения для дальнейшей истории сторон они не имели.
В XIII веке в результате монгольского нашествия юго-западные и северо-восточные русские княжества оказались физически разделены, что в свою очередь привело к ослаблению политических связей. Контроль над Галичиной, Волынью и частью Поднепровья установили галицкие князья, бывшие монгольскими данниками, но при этом проводившие сепаратные переговоры с европейскими странами. Однако история западной ветви Рюриковичей (Романовичей или, как их сегодня называют на Украине, князей галицко-волынских) оказалась недолгой. Они не продержались и ста лет. Уже в XIV веке их княжество было поделено между соседями. Большая часть его отошла Литве.
Нужно сказать, средневековые литовцы были достаточно покладистыми сюзеренами. Они быстро признали культурное превосходство славян, проживавших в покоренных княжествах юго-западной Руси, и принялись массово перенимать у своих подданных православную веру, русский язык и обычаи. Литовские князья прекрасно осознавали, что северо-восточная ветвь Рюриковичей рано или поздно заявит права на свое наследство. Поэтому Литва то интриговала против набирающей силы Москвы, то пыталась с ней договориться. После того, как Дмитрий Донской разгромил Мамая, литовский князь Ягайло целовал московскому коллеге крест и сватался к его дочери, обещая уйти со всей Литвой под власть Москвы.
Однако вскоре «концепция изменилась», Ягайло забыл о своих клятвах и женился на польской королеве Ядвиге, положив начало польско-литовской унии. Равноправный союз Польши и Литвы сохранялся около двух столетий, но в XVI веке Россия заявила права на свои исторические земли, что привело к войне. Литва оказалась на грани тяжелого поражения, и поэтому литовская аристократия согласилась на создание единого с Польшей государства — Речи Посполитой, передав под прямое управление Варшавы бывшие юго-западные княжества Руси.
Поляки проглотили территорию современной центральной и западной Украины, но хотели значительно большего. Воспользовавшись Смутой, они попытались захватить всю Россию. Как мы знаем, их войска некоторое время стояли даже в Москве. А такие исконно русские города, как Смоленск и Чернигов вообще попали под их оккупацию надолго. Но в конечном итоге Варшава не рассчитала сил. С одной стороны, Россия достаточно быстро восстановилась после Смуты. С другой — нечеловеческая жестокость по отношению к русскому населению Речи Посполитой (предкам современных украинцев) заставляла тех постоянно восставать.
Восточнославянских подданных польского короля не устраивали попытки запретить Православную веру, закрепостить крестьян и лишить политических прав православную шляхту. В конечном итоге это привело к войне Богдана Хмельницкого и к уходу Войска Запорожского под власть русского царя. Правда, захватить при этом запорожцы смогли с собой только Левобережье Днепра и Киев.
Впрочем, спустя всего несколько десятилетий Польша оказалась в политической зависимости от России. Этот факт сильно не устраивал местную аристократию, которая продолжала мечтать о восстановлении Речи Посполитой, притесняла православное население и устраивала антироссийские провокации. Все это, в конечном итоге, привело к трем разделам Речи Посполитой между Россией, Австрией и Пруссией. Под властью Русских царей оказалась Волынь, Западная Белоруссия, Центральная Польша и Литва, австрийцев — Галичина и южная Польша, немцев — часть Прибалтики, Великая Польша, Куявия и Мазовия.
Отдельно нужно упомянуть о Силезии. К «трем разделам» она никакого отношения не имела. Эти земли в долине реки Одер действительно еще в X столетии вошли в состав Польши. Однако в XIV веке они оказались под властью Чехии, а в XVI — отошли Габсбургам. В XVIII— XIX столетиях Силезия оказалась под контролем Пруссии, и практически полностью онемечилась.
Несколько веков поляки сами нападали на Россию и притесняли русских, оказаться под властью Санкт-Петербурга им, конечно, было достаточно обидно. Тем не менее, объективно, жилось им в это время очень неплохо. Добрые русских цари даровали им конституцию, правительство, парламент, валюту, свободу вероисповедания и даже собственную армию. Польша номинально оставалась отдельным государством, у нее был просто общий с Россией монарх. Русские открывали в Польше вузы, строили дороги и осушали болота. Несмотря на постоянные бунты, поляки получали серьезные экономические преференции. Менее чем за столетие население Польши выросло почти в 4 раза.
Черная неблагодарность
Пришедшие в 1917 году к власти в России большевики сделали полякам царский подарок — мало того, что официально даровали им независимость, так еще и отказались от любых претензий, проистекавших из договоров царской эпохи. Однако поляки в ответ продемонстрировали черную неблагодарность. Воспользовавшись тем, что большевики вели войну сразу на несколько фронтов, Польша под руководством Юзефа Пилсудского, бредившего о восстановлении Речи Посполитой «от моря до моря», напала на советские республики. Война шла с переменным успехом.
В декабре 1919 года Антанта предложила провести восточную границу Польши по линии от Гродно до Карпат. Это позволяло полякам оставить под своим контролем ряд еще древнерусских городов: Влодаву, Жешув, Красныстав, Пшемысль, Хелм и Ярослав. Однако Пилсудский мечтал о большем. С этой границей, известной как «линия Керзона» (по фамилии главы британского МИДа), поляки согласились только в июле 1920-го, когда ситуация на фронте стала складываться для них не лучшим образом. Но как только Варшаве улыбнулась фортуна, она забыла о своих обещаниях, и силой захватила Западную Украину вместе с Западной Белоруссией, абсолютно большинство населения которых составляли восточные славяне.
В 1934 году Польша подписала договор о ненападении с гитлеровской Германией, после чего началось стремительное сближение Варшавы и Берлина. В 1938-ом поляки выступили «подмастерьями» Мюнхенского сговора. Интересы же Варшавы на мюнхенских переговорах представлял не кто иной, как сам Адольф Гитлер. Поляки поучаствовали в разделе Чехословакии, и гарантировали «западным партнерам» готовность к антисоветским авантюрам.
Однако очень скоро Варшаве пришлось поплатиться за свое поведение. Ее лучшие друзья и союзники — нацисты — на самом деле не видели страну большой и сильной. В начале 1939 года в адрес Польши были озвучены территориальные претензии, а в сентябре — наследники гордых шляхтичей всего за пару недель позволили немцам уничтожить их государство.
Кстати, черный миф о «совместном» нападении на Польшу СССР и Германии рассчитан на тех, кто не знает историю. К моменту начала похода Красной армии польская государственность де-факто была уже ликвидирована. У руководства СССР оставался следующий выбор — либо самому вступить на восточнославянские земли, которые Польша перед этим отняла у Советов силой, либо сразу передать их немцам под антисоветский плацдарм.
К дополнительному позору польских элит, нужно сказать, что когда в конце 1942 года СССР сражался с нацистами под Сталинградом, варшавские политики, находясь в эмиграции, подготовили план, согласно которому вся восточная Германия после поражения Гитлера подлежала польской оккупации, а Западная Украины и Белоруссия «возвращались» в состав Польши. И это писали политических преемники тех деятелей, которые первыми «подружились» с Гитлером, были готовы вместе с ним напасть на СССР, разделили с нацистами Чехословакию, а потом — за несколько недель сдали им свою страну…
Кто старое помянет…
Активное обсуждение польского вопроса снова началось в 1943 году. Западные союзники уже, в принципе, понимали, что требовать от СССР передать полякам Западную Украину и Белоруссию — совершенно неадекватно, и были склонны согласиться на «линию Керзона». Однако польские эмигранты в Великобритании все еще пытались интриговать.
Поэтому 11 января 1944 года советское правительство распространило заявление, в котором шла речь о том, что СССР будет дружить с сильной и независимой Польшей, однако украинские и белорусские этнические земли не отдаст. Вместо этого полякам пообещали вернуть «исконные земли», отнятые немцами — то есть Силезию и Балтийское побережье.
Эта идея очень не нравилась Уинстону Черчиллю. Однако Москва стала действовать на свой страх и риск, передав в апреле 1945-го польским временным властям контроль над долиной Одера и значительной частью германской Прибалтики. Территория Польши за счет этого подарка выросла сразу на треть. Речь идет о примерно 100 тыс. квадратных километров территории с промышленными предприятиями и богатыми месторождениями полезных ископаемых.
Кроме того, в ходе согласования советско-польской границы, Сталин во имя дружбы с соседями, согласился отступить от «линии Керзона» в пользу Варшавы. На некоторых участках данный «отступ» измерялся десятками километров.
Немецкое население Силезии и балтийского Побережья (преимущественно, стариков, женщин и детей) поляки согнали в концентрационные лагеря. Их содержали в нечеловеческих условиях, избивали, насиловали (даже детей) и заставляли бесплатно работать. Современники вспоминают, что советские военные, страна которых натерпелась от гитлеровцев не меньше, а вклад которых в Победу был несоизмеримо больше, защищали немецкое гражданское население от озверевших поляков, большинство из которых не очень хорошо воевали с гитлеровской армией, но зато оказались настоящими героями против женщин и маленьких детей…
Около 2 миллионов немцев были подвергнуты в 1949 — 1950 годах депортации из Польши в Германию. Несколько сот тысяч, по оценкам историков, не дожили до этого момента.
Однако польские СМИ почему-то теперь очень не любят вспоминать о том, как большевики согласились на независимость Польши, о том, с чего началась Советско-польская война, о договоре с Гитлером 1934 года, о Мюнхенском сговоре и о том, как Силезия стала в 1945-ом польской. Гораздо удобнее промывать мозги своему населению, обвиняя в ура-патриотическом угаре во всех бедах Варшавы Москву…
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео