Ещё

Над Испанией безоблачное небо. Ровно 53 года назад этот день мог стать для европейской цивилизации последним 

Фото: 360tv.ru
Сегодня уже забыли о живописном испанском поселке Паломарес в Андалусии, который стал известным не своими достижениями в выращивании вкуснейших андалусских помидоров, не вылавливанием в Средиземном море экзотической рыбы, а тем, что стал «посадочным» полем для четырех термоядерных бомб, оброненных американским стратегическим бомбардировщиком B-52G.
Спустя пару лет подобное почти в те же дни случилось уже с другим военным самолетом США. В небе Гренландии, над базой Туле, опять с четырьмя термоядерными механизмами на борту B-52 и с радиоактивным загрязнением местности и атлантических вод. На этот раз одну из бомб, упавших в океан, так и не нашли.
Оба случая объединяла постоянная военная операция командования США под кодовым названием «Хромированный купол», направленная на оперативное сдерживание советских ядерных стратегических сил. Во всяком случае, именно на этой формулировке настаивали военное министерство, Объединенный комитет начальников штабов и Стратегическое командование ВВС США. Каждый день со взлетных полос авиабазы Сеймур-Джонсон, Голдсборо, США и еще нескольких других военных аэродромов поднимались в небо — на воздушное патрулирование до границ с СССР — по 24 бомбардировщика с термоядерным оружием, включая самые разрушительные в тот период водородные бомбы. Это считалось чрезвычайно эффективным и даже экономным методом превентивного противодействия противнику. Причем даже в Южной Европе.
В поистине безоблачном небе над испанской деревушкой Паломарес 17 января 1966 года столкнулись, во время штатной дозаправки, бомбардировщик B-52G и воздушный заправщик-танкер KC-135 — тот и другой из 68-го бомбардировочного крыла (последний с точкой базирования в испанской Севилье). Вследствие этого погибли оба воздушных судна и семеро офицеров из одиннадцати находившихся на бортах. Но то, что сделало этот случай первым серьезным военным ядерным инцидентом, как обнаружилось, еще менее контролируемым, чем даже относительно недавний Карибский кризис, связано даже не со трагической гибелью семерых крепких, хорошо образованных молодых мужчин, а с тем, что ими и четырьмя чудом выжившими были утеряны термоядерные бомбы. Одна из них, обнаруженная вблизи поселка Паломарес, оказалась без повреждений; в двух сдетонировало так называемое обычное взрывчатое вещество, и местность площадью два квадратных километра получила серьезное радиоактивное заражение — из-за разрушения корпуса бомб. А четвертую искали еще два месяца и после целого ряда поистине драматических событий сумели все же поднять почти с километровой глубины вблизи берегов Испании.
Источник фото: drive2.ru Каждая из четырех утерянных термоядерных бомб номенклатуры B28RI обладала мощностью 1,45 MT в тротиловом эквиваленте. Взорвись они при крушении самолетов, сегодня Европа и мир выглядели бы совсем иначе. Если бы вообще имели возможность как-нибудь выглядеть! Не исключен был бы автоматический ответ советских ядерных сил, потому что время на анализ ситуации вряд ли бы оставалось. Как была бы расценена эта случайная атака, никто уже сказать не может, а тогда уже и некому было бы это оценить. Кроме того, в превентивных целях в этой ситуации США могли нанести уже прицельный удар по территории СССР. То есть все развивалось бы по худшему сценарию.
Сразу после того критического инцидента, названного министром обороны США Робертом Макнамарой катастрофой, несмотря на протесты генералов из объединенных штабов и национальных ВВС, президент Линдон Джонсон распорядился сократить вылеты стратегических бомбардировщиков с термоядерными бомбами на борту с 24 до четырех в сутки. Правда, почти ровно через два года и эти ограничения не спасли воды Гренландии — там рухнул такой же бомбардировщик и утерял такие же четыре бомбы. Одну из них не нашли до сих пор — лежит где-то на глубине океана и ждет своего часа. Хотя радиационное загрязнение вод и было зафиксировано сразу, это еще не конечный результат, если все же сработает ненайденная с 1968 года «гренландская» ядерная бомба. А такое вполне может случиться по целому ряду причин, понятных специалистам.
На месте обнаружения тех двух расколовшихся бомб на полях поселка Паломарес в испанской Андалусии проводилась массированная дезактивация земли. Оттуда вывезли в американские ядерные захоронения (могильник Саванна-Ривер) многим более тысячи кубометров земли и сотни килограммов растений, а завезли из отобранных для этого местностей столько же свежей почвы. Дезактивации, длившейся несколько недель, были подвергнуты дороги, ограды вдоль них и вокруг домов, деревья, растительность на частных хозяйствах и, главное, разветвленная сеть ирригационных каналов. Выплачено было в качестве компенсации финансовых и материальных потерь около миллиона долларов. Местные власти до сих пор считают, что вина военно-воздушных сил США этим не может быть исчерпана, и время от времени между испанским правительством и госадминистрацией США проходят корректирующие переговоры. В последний раз в 2012 году — между Хиллари Клинтон и министром иностранных дел Хосе Гарсия-Маргальо.
Источник фото: drive2.ru В поселке Паломарес о том случае, который мог бы сделать этот славный уголок «столицей смерти» современной цивилизации, напоминает сегодня улица, получившая название «17 января 1966-го». Там о причине странного наименования никто никого не спрашивает — это ведь первое, что доводится до сведения взрослеющих детей, но мир уже забыл эту страшную дату. Спроси любого, даже уже здравствовавшего тогда человека, что это за день такой, он разведет руками. А ведь он мог стать последним для целого поколения и тех, кто имел несчастье дожить до него. Во всяком случае, стал бы роковой точкой отчета.
За пять лет до этого, в тот же самый день, по национальному телевидению выступил американский президент Дуайт Эйзенхауэр с прощальным словом и, будучи под впечатлением нарастающей опасности холодной войны, которая очень скоро должна была достичь смертельной впадины Карибского кризиса (вершиной это уж никак не назовешь — язык не поворачивается), сказал о тех, кто более всего заинтересован в гонке вооружений и нарастании кризисных событий в мире по сию пору, — об амбициях ВПК:
«Мы должны строго следить за тем, чтобы не допустить сосредоточения в наших правительственных органах такого влияния, которое превышало бы их полномочия, независимо от того, заинтересован в использовании этого влияния военно-промышленный комплекс или нет. Возможности для чудовищного подъема силы, находящейся не на своем месте, существуют и будут расти».
Нынешние тягучие споры о прекращении ДРСМД между Россией и США, причем по упрямой инициативе последних, словно произрастают из той дезактивированной земли испанского поселка Паломарес, которой сегодня уже 53 года.
Андрей Бинев, журналист, аналитик
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео