Ещё

День в истории. 16 января: Украина объявила войну Советской России 

Фото: Украина.ру
Первый председатель Директории УНР В. Винниченко так оценивал ситуацию: «Никакой советской власти в Украине не было… Власть всю захватила… кучка людей из Российской коммунистической партии. Эта власть опиралась на военную вооруженную силу привезенных из России… полков красной армии».
Для большевистского руководства, которое только декларировало право наций на самоопределение, было лучше, продолжал В. Винниченко, «чтобы на Украине вся власть была в руках своих людей, лишенных всякого украинского патриотизма, не связанных с украинским народом никакими традициями и эмоциями». В целом же, подытоживал украинский деятель, «революция на Украине проводится главным образом с помощью армии и тех партийных сил, которые присылаются из России…»
Таким образом, классик украинской литературы пытался описать локальный эпизод Гражданской войны на всей территории недавней Российской империи как особую войну между двумя народами.
Только вот сама эта Директория была незаконна и никем не признана. Позиция стран Антанты была однозначной. Ее зафиксировал в Одессе 15 января командующий французской оккупационной армии генерал Д'Ансельм, который подписал соглашение с представителями украинской Директории и деникинцев.
В нем говорилось: «1. Директория Украинской республики образует коалиционное правительство, каковому и передает все свои права. 2. Украинская республика входит на федеративных началах в состав возрождающейся единой и неделимой России».
Разумеется, Петлюра этот документ не поддержал.
Правительства стран-победительниц в Первой мировой войне пытались организовать конференцию по урегулированию в России на Принцевых островах (пригород Стамбула), и никаких представителей украинских правительств приглашать туда не собирались. Более того, в мемуарах «Правда о мирных договорах», оставленных тогдашним британским премьер-министром Д. Ллойд Джорджем, никакой Петлюра не упоминается вообще.
Переговоры с миссией Директории во главе с С. Мазуренко начались на советской территории 17 января, на следующий день после формального объявления войны. Советскую делегацию возглавлял будущий наркоминдел УССР Мануильский, который предложил «посредничество» РСФСР для достижения перемирия между Директорией и Советской Украиной при условии созыва на Украине Съезда Советов и участия войск УНР в войне против Антанты и белых (вскоре часть армии УНР и так перешла на сторону Советов, а часть стала действовать автономно).
1 февраля советская сторона несколько смягчила условия: «1. признание Директорией принципа власти Советов на Украине; 2. признание нейтралитета Украины с активной его защитой против всякого иностранного вмешательства, нарушающего этот нейтралитет; 3. совместная борьба против контрреволюции и 4. перемирие на время мирных переговоров».
Мазуренко согласился на эти условия. Но, как и в случае одесского соглашения с белыми, его решения были признаны Петлюрой самоуправством.
Позицию советской стороны четко выразил В. И. Ленин еще в письме главковерху Вацетису от 29 ноября 1918 года: «С продвижением наших войск на запад и на Украину создаются областные временные Советские правительства, призванные укрепить Советы на местах. Это обстоятельство имеет ту хорошую сторону, что отнимает возможность у шовинистов Украины, Литвы, Латвии, Эстляндии рассматривать движение наших частей как оккупацию и создает благоприятную атмосферу для дальнейшего продвижения наших войск.
Без этого обстоятельства наши войска были бы поставлены в оккупированных областях в невозможное положение, и население не встречало бы их как освободителей. Ввиду этого просим дать командному составу соответствующих воинских частей указание о том, чтобы наши войска всячески поддерживали временные Советские правительства Латвии, Эстляндии, Украины и Литвы, но, разумеется, только Советские правительства».
Таким образом, украинским признавалось советское правительство во главе с Г. Л. Пятаковым, находившееся сначала в Курске, а потом переехавшее в Харьков.
После того как 3 января Харьков полностью был взят красными, началась дипломатическая переписка.
Нарком иностранных дел советской России Г. Чичерин написал: «Никакого войска Российской Социалистической Советской Республики на Украине нет. Военная акция на Украине в этот момент проводится между войском Директории и войсками Украинского Советского Правительства, которое является целиком независимым. Между Украиной и Советской Россией теперь нет никаких вооруженных столкновений».
В Киеве же ситуацию в ответной ноте протеста оценивали так: «В районе Харькова оперирует регулярное войско российской армии. Состоит оно преимущественно из китайцев, латышей, мадьяров и частично русских… Утверждение комиссара иностранных дел, будто бы это войско состоит из украинцев, явно не соответствует действительности. Это китайско-латышское войско, проходя по территории Украинской Республики, опустошает села, грабит у крестьян и всего населения все их имущество».
Однако если посмотреть списки личного состава, то можно увидеть, что большинство красноармейцев, воевавших с Директорией, были уроженцами местностей, входящих в Украину. За одну первую неделю года в Харькове в первый пролетарский полк записались три тысячи человек. Точно с таким же энтузиазмом полгода спустя здесь будет формироваться 3-й Корниловский полк Добровольческой армии.
Смотр частей Красной Армии в Харькове. Смотр частей Красной Армии в Харькове. 1919 год  Пока шла эта переписка, 4 января в 9:00 в Харькове был дан парад советских войск, который приняли представитель украинского советского правительства В. Затонский и Антонов-Овсеенко. Кроме них выступили комендант Харькова П. Кин, представитель германского Совета солдатских депутатов Фишер и др. Вечером прибывший из Суджи глава Временного рабоче-крестьянского правительства Украины Пятаков дал торжественный прием.
6 января 1919 г. в Харькове Временное рабоче-крестьянское правительство Украины приняло решение о том, что Украина отныне будет именоваться Украинской Социалистической Советской Республикой.
Постановление за номером 2 называлось «О спиртных напитках». В нём говорилось: «Рабоче-крестьянская власть обнаружила, что буржуазия и ее агенты, разбитые в открытом бою с восставшими трудящимися массами Украины, пытаются сорвать революцию, спаивая восставших, организуя доставку водки уставшим после боя солдатам, провоцируя пьяные погромы. Если преступником перед революцией является тот, кто пьянствует в это трудное время, когда все должны быть на стороже, когда все силы должны быть направлены на борьбу с буржуазией, то явным контрреволюционным является тот, кто организовывает пьянство». В этой связи правительство запрещало всякую продажу спиртного, сделав примечание, что таковым считается любой напиток, содержащий более 1% алкоголя. Было запрещено самогоноварение. А любой гражданин, имеющий на момент выхода постановления более 40 ведер спиртного, был обязан сдать излишки местным Советам.
Третьим своим постановлением советское правительство Украины объявило о порядке национализации промышленных предприятий. Постановление № 4 было «О конфискации брошенного имущества». Оно гласило: «Все лица, бежавшие из мест, в которых восстановлена советская власть, объявляются врагами трудящихся и подлежат суду революционного трибунала. Все имущество вышеназванных лиц, в чем бы оно ни состояло, объявляется собственностью Украинской Социалистической Советской Республики».
В тот день, когда Петлюра объявил войну большевикам, в Киеве состоялась государственная «нарада» (совещание), на которой петлюровская Директория вместе с представителями украинской общественности пыталась разобраться, какой же строй им устанавливать на Украине. Выбирали между военной диктатурой и… диктатурой пролетариата.
В связи с началом войны Директория передала Петлюре единоличное управление всеми военными делами, в которые больше не имели права вмешиваться остальные члены этого коллективного органа и министры.
Головной атаман поделил действующую армию на Правобережный фронт (командующий А. Шаповал), Восточный фронт (командующий Е. Коновалец), Южную группу (командующий А. Гулый-Гуленко). Все они имели свои задачи: Восточному фронту предписывалось контрнаступление на Полтаву и Чернигов, Правобережному фронту — прикрывать Киев со стороны Полесья, Южной группе — удерживать район Екатеринослава. Но эти приказы оказались уже нереальными.
В тот день «доблестное украинское войско» провело военную операцию: отряд под командованием атамана устроил большой еврейский погром в Овруче на Волыни, убив до 80 человек и разграбив более 1000 домов. Очевидцы вспоминали: «Петлюровцы охотились за людьми, как за зверьми. Всех пойманных уводили на вокзал и там их расстреливали».
23 января весьма любопытное послание направил в Совет обороны Республики Антонов-Овсеенко:
«В поведении наших руководящих учреждений по отношению к Украине сказывается еще до сих пор столько колебаний… Эти колебания по-видимому обусловлены тем преувеличенным значением, какое придает наш центр национально-сепаратистским тенденциям на Украине. Но в ее рабочей среде их совершенно нет; в крестьянстве они в громадной степени изжиты за эти месяцы жестокой оккупации, когда «своя» национальная власть показала вполне явственно свое реакционное обличье. Для громадного большинства украинского крестьянства «самостийность» и панская кабала стали синонимами… Истинными господами положения в Киеве является не «Директория», а такие определенные реакционеры как Балбачан и Коновалец, опирающиеся на сичевиков — открытых громил — и других галичан, обостривших свое национальное чувство в борьбе с притязаниями польского молодого задорного «демократического» империализма… Нам не с кем «соглашаться» на Украине. Тут можно идти или на капитуляцию, или на отчаянное сопротивление. Здесь есть или злейшие враги наши, накапливающие силы для решительного натиска на нас, или наши друзья, уже ведущие бой с общим нашим врагом».
Как ни странно, позиция британских властей мало расходится с мнением большевиков. В послании лорда Керзона к А. Бальфуру от 21 августа 1919 года говорится: «Ситуация на Украине непонятна. Правильно, однако, что власть русского советского правительства не является общепризнанной на этой территории, где независимое украинское правительство, которое возглавляет атаман Петлюра, пытается удержать свою юрисдикцию. Ни одно из союзнических правительств не признало до сих пор атамана Петлюру и не установило дружественные отношения с этим правительством. Правительство Его Величества всегда трактовало Украину как неотъемлемую часть России, оно твердо убеждено, что наибольшей заботой было бы уклониться от любых шагов, которые могли бы обнадежить сепаратистские тенденции различных частей украинской мысли. Экономически Украина никогда не может быть оторванной от России, и это должно всегда быть определяющим фактором в восприятии российско-украинских отношений».
А что же Петлюра? Об этом лучше всего написал всем нам с детства знакомый Самуил Яковлевич Маршак:
Пан Петлюра сдвинул брови, Свой затылок почесал И, подумав, Клемансовi Ультиматум написал. В лаконическом посланье Генерал без лишних слов Властно требовал признанья От министров и послов. Был конгресс весьма взволнован, Вскрыв полученный пакет, И тотчас же был готов он Дать просителю ответ. Но не мог при всем желанье, — Ибо храбрый генерал Местожительства в посланье Своего не указал. Где скрывается он ныне? Средь украинских степей, На Десне, иль на Волыни, Или в Жмеринке своей? В Перемышле иль во Львове, Или где-нибудь в пути — В чистом поле иль дуброве Можно след его найти? Здесь, как волк, Григорьев рыщет, Тут царят большевики, Там — поляки… кто отыщет Директории полки? Горделивое желанье Обсудил на днях конгресс, И кочевнику в признанье Отказал он наотрез. Оттого что не единый Член Совета Четырех Самостийной Украины На земле найти не мог. Если нет у директорий Ни двора и ни кола, Ни людей, ни территорий, Значит, плохи их дела!
Уже 5 февраля 1919 года красные взяли Киев, а в марте 1919 года из крупных городов под контролем петлюровцев находились только Житомир и Винница, из которой им вскоре тоже пришлось бежать.
Остатки петлюровских войск были прижаты к пограничной реке Збруч. Позднее Петлюра вновь объявит войну России, но в этот раз уже Добровольческой армии Деникина. С тем же результатом. Войско Директории было победоносным только в еврейских погромах.
Автор благодарит В. Корнилова за помощь в подготовке статьи
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео