Ещё

Симфонические драмы: концерты оркестра из Татарстана в Москве 

Симфонические драмы: концерты оркестра из Татарстана в Москве
Фото: Ревизор.ru
Концерты татарского оркестра уже стали в  традицией, этот коллектив и его руководителя маэстро давно знают и высоко ценят в Москве. Воспитанник строгой петербургской школы, давно завоевавший признание и в пресыщенной столице, Сладковский год за годом демонстрирует, как и региональный симфонический оркестр можно превратить в один из ведущих коллективов страны, задающих своими выступлениями высокую планку и каждое выступление которого по праву можно считать мерилом качества. Не стал исключением и концерт-открытие абонемента, программа которого объединила две монументальные партитуры эпохи постмодернизма — Концерт № 2 для скрипки с оркестром Белы Бартока и «Песнь о земле» . Александр Сладковский. Фото: culture.ru Второй скрипичный концерт Бартока выделяется среди произведений своего жанра невиданной масштабностью и драматизмом. Это, скорее, не концерт, а грандиозная симфония с солирующей скрипкой, партия которой полна виртуозных каденций и трагических монологов. Возможность провести сквозь все части партитуры авторскую нить повествования блестяще удалась Рене Капюссону. Этот первоклассный скрипач давно знаком московской публике, вот и на сей раз звучанием своей раритетной скрипки Гвернери он буквально заворожил зал. Несмотря на отсутствие больших сольных эпизодов, оркестр в этом концерте несёт важнейшую драматургическую нагрузку, а оркестровая партия полна сложностей. Сочетание камерного состава струнных с полной группой духовых делает оркестровую ткань прозрачной и каждый голос особенно слышным. Малейшая фальшь и нестройность в таком оркестровом ансамбле будут слышны моментально, но казанские музыканты в который раз доказали своё мастерство в обращении со сложностями симфонической музыки ХХ века. Оркестровые фрагменты, признаться, слушать иногда было даже интереснее, они становились своеобразным динамическим зарядом, облегчающим восприятие сложного выразительного языка скрипичной партии. Хотя, Рене Капюссон виртуозно преодолел все хитросплетения тем и образов этой скрипичной драмы. А прозвучавшая на бис а-капелла «Мелодия» из оперы «Орфей» Глюка (в переложении для скрипки-соло) была исполнена просто совершенно. Густав Малер. Фото: hqwallpapers.ru Однако, главным, на что шли в этот вечер в филармонию меломаны, была всё же «Песнь о земле» Малера. «Самое личное из всего, что я когда-либо написал», — говорил сам композитор об этой партитуре. Грандиозная оратория-симфония, последнее произведение, написанное великим композитором-симфонистом, стало не только итогом его творческих исканий, но и гениальным прозрением на многие десятилетия вперёд. В музыке «Песни о земле» слышатся и будущие симфонические драмы Шостаковича, и инфернальная фантастика Прокофьева, и изысканная полистилистика Стравинского… А без трагической темы финала, с её рокочущей медью, от звучания которой цепенеет душа, не было бы ни Альфреда Шнитке, ни . Во многом услышать все эти параллели позволила интерпретация Сладковского и его оркестра. Она была динамичной и невероятно захватывающей. В ней была современная скорость времени и пульс окружающего мира, в котором мы нынче существуем. Этой динамичностью дирижёр не столько подчёркивал исполнительские возможности музыкантов оркестра, но и постоянно держал в тонусе внимание слушателей, стимулировал их восприятие и фантазию. В этом грандиозном симфоническом романе каждая часть была по-своему хороша, каждая группа оркестра, каждый артист — выложились по полной. И все части сложились в трагическую картину мироздания. Смертельно больной композитор писал «Песнь о земле» в последнее лето своей жизни, с трудом пережив смерть дочери и понимая свою обречённость. Современники Малера не принимали и даже пугались его музыкальных трагедий, но сегодняшнему слушателю только и подавай такие симфонические трагедии. Однако, открыть всю их глубину и грандиозность замысла композитора — для музыкантов всех времён это было сложной задачей, с которой Сладковский и его оркестр справились сполна. Их прочтение последней симфонии Малера отличалось неистовой страстностью и резкой динамикой, которая по-настоящему тронула слушателей. На высоте были и солисты: (тенор) и  (баритон), сильный голос которого был особенно органичен музыке Малера. В финальном траурном марше этот певец и оркестр создали впечатляющую картину неотвратимости ухода человеческой души в вечность. В итоге — овации, на которые оркестр ответил бисовым исполнением «Грустного вальса» Сибелиуса. И, как и в первом отделении, бис прозвучал просто совершенно.
Опоздавший на рейс пассажир устроил погром
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео