Ещё

Изъяли брагу, мобильники, погибли сотрудники: празднование Нового года в тюрьмах 

Фото: Карельские вести
Впервые в истории ФСИН Новый год за решеткой встретили не только бывшие руководители ведомства (скажем, экс-директор Александр Реймер, отбывающий наказание за махинации с электронными браслетами), но и действующие. Они нагрянули с проверками прямо в новогоднюю ночь, чем потрясли и простых надзирателей, и арестантов. Одних заставили «дышать в трубочку», вторых поздравляли в камерах.
Но на праздники в российских колониях и СИЗО не обошлись без потерь. От болезней (в основном цирроз, рак, СПИД) умерло около 50 арестантов, которых накануне суд не отпустил домой. В некоторых случаях и без того слепая Фемида закрыла глаза даже на заключение медкомиссии на наличие заболевания, препятствующего нахождению под стражей в СИЗО или отбыванию наказания в колонии. Разного рода ЧП унесли жизни пятерых сотрудников ФСИН.
Обо всем этом, а также как делили арестанты мандарины в «Крестах», как «затирали» брагу в московских СИЗО — наша беседа с замдиректора ФСИН России, генерал-лейтенантом Валерием МАКСИМЕНКО.
— Валерий Александрович, правда, что в ночь с 31 декабря на 1 января генералы ФСИН проверяли тюрьмы?
— Правда. Я сам Новый год встречал в СИЗО № 1 города Архангельска. Мы организовали там учения (сотрудники отрабатывали условный побег и захват заложников). Все это нужно было в рамках так называемого усиления, чтобы никаких ЧП не случилось в праздники за решеткой.
В Архангельске меня потрясла колония № 7, где я был накануне. Там сотрудники отработали учения в три раза быстрее нормативов. Скажем, в конкретном месте надо было остановить условного беглеца по нормам за 5 минут, они сделали это за полторы минуты. Выучка поразительная, я лично такого не видел нигде.
Вообще в новогоднюю ночь я предлагал руководящим сотрудникам добровольно пройти тесты на алкоголь, привез с собой специальное оборудование из Москвы. Скорее всего они ни разу в жизни не дышали в эту трубочку, но все соглашались, никто не обижался.
Но помимо этого я смог увидеть, как в принципе отмечают Новый год за решеткой. Конкретно в этом архангельском СИЗО заключенным разрешили не спать до 1 ночи. Я заходил в камеры, арестанты там смотрели новогодние концерты по телевизору, были накрыты праздничные столы — соки, морсы, салаты, фрукты.
— Вам не предлагали присоединиться?
— В каждой камере предлагали! Естественно, садиться за стол я не стал. Просто поздравил и пожелал заключенным быть законопослушными гражданами и не попадать больше за решетку.
— Во всех российский СИЗО было такое?
— Думаю, что да. Мы рекомендовали начальникам изоляторов перенести отбой с 22.00 на 1.00. Во многих учреждениях был праздничный ужин — разносили по камерах котлеты, пирожки, фрукты. Вообще в СИЗО устроить праздник сложнее, чем в колонии, где не покамерное содержание, а отрядное. При этом надо не забывать, что в СИЗО находятся люди еще не признанные судом виновными. Потому я просил руководство женских изоляторов разрешить заключенным украшать камеры с помощью подручных материалов. Там женщины делали снежинки из бумаги, елки из пакетов и т. д.
Я сам в первые дни Нового года побывал еще в новых питерских «Крестах». Туда благотворители передали 300 кг мандаринов. Посчитали, что это по одному каждому заключенному. Но по факту всем не хватило. И тогда сотрудников «Крестов» (дежурная смена) со своих мизерных зарплат сбросились и купили еще несколько килограмм для арестантов. Замечу, их никто это делать не заставлял, но они посчитали, что будет некрасиво, если кому-то из сидельцев на Новый год не достанется подарка. И это при том что многие заключенные могут себе позволить купить фрукты.
Если уж начали про «Кресты»… Вы знаете, там страшный некомплект сотрудников — 54% или более 500 человек. Для заключенных этот изолятор очень удобен — камеры просторные, большие окна, тепло и т. д. Но для сотрудников переселение арестантов из старых «Крестов» в новые сыграло не самую хорошую роль.
«Кресты-2» за чертой города, в Колпино, и дорога туда занимает 1,5-2 часа в одну сторону. Снять квартиру в Колпино стоит минимум 15 тысяч рублей. Люди перерабатывают, трудятся по нескольку смен подряд и потом валятся с ног от усталости. Я лично видел, как кинолог вместе с собакой (обняв ее) буквально спал на коврике. А ведь в «Крестах» есть особо опасные преступники, склонные к нападению и представляющие реальную угрозу. На дверях их камер висят фото и написано, что выводить можно только в присутствии кинолога с собакой. И вот на фоне всего этого сотрудники скидываются и покупают мандарины…
— Возвращаясь к праздникам. А в колониях что необычного было на Новый год?
— Хм.. Ну вот во многих колониях осужденные мужчины вязали. Прошла акция — «свяжи носки и варежки для сироты из детского дома». А вообще, как это не забавно звучит, арестанты пели-танцевали. У нас ведь 4,5 тысячи кружков, большая часть из которых это вокально-инструментальные и танцевальные ансамбли и духовые оркестры.
А про конкурсы снежных фигур вы и без меня, уверен, знаете. Это уже традиция. Сейчас в колониях из снега и льда осужденные делают целые городки.
— Хороводы вокруг елок не водили?
— У нас все-таки не детский сад. Но если на территории учреждения растет живая елка, то ее украшали.
— А гирлянды, бенгальские огни?
— Они запрещены требованиями пожарной безопасности.
— В новогоднюю и рождественские ночи «доброжелатели» пытались передать арестантам запрещенные предметы?
— Ну конечно, от этого, увы, никуда не деться. 18 случаев было, из них 14 переброса (когда через забор и колючую проволоку перебрасывают на территорию колонию). Задержали 7 человек, это оказались друзья-товарищи тех, кто отбывает наказание. Были случаи попыток проноса запрещенных вещей через КПП адвокатами, родственниками и сотрудниками.
— Может, в честь главного праздника не изымали мобильники в камерах, чтобы заключенные могли позвонить и поздравить близких?
— Изымали. 41 телефон. А позвонить близким можно по таксофону (если такие разговоры разрешены следствием и судом). В канун Нового года мы рекомендовали руководству учреждений быстро выводить всех желающих. Кстати, свидания в праздничные дни во многих учреждениях проходили. Были даже «дни открытых дверей» — в колонии могли пройти сразу несколько родственников одного осужденного.
— Не секрет, что многие арестанты «затирают» бражку. На этот раз такое было?
— Да, было. Вот один случай. В СИЗО № 12 Московской области (в г. Зеленограде) изъято десять литров браги. Туда с такой же внезапной проверкой выехали сотрудники центрального аппарата 4 января. В одной из камер, под кроватью в целлофановых пакетах, нашли этот «благородный» напиток брожения.
Все изъято и запротоколировано, сейчас идет служебная проверка — узнаем, есть ли в этом вина наших сотрудников.
— Суициды в праздники были? Все-таки заключенные тяжело переносят, что отмечают не дома с родными, а за решеткой…
— Нет, ни одного. Хотя вы правы, заключенные трудно переживают изоляцию в этот период. Всем хочется быть дома. Но именно для того, чтобы отвлечь их от плохих мыслей и проводится вся эта работа, чтобы по возможности скрасить их досуг. Плюс старались выводить в храмы.
— Может быть кто-то пытался убежать?
— И побегов не было. Ни одного. Кстати, из-под домашнего ареста тоже никто в праздники не уходил.
— А как проверяли, пил ли спиртное человек, находящихся на домашнем аресте?
— Никто этим не занимался, потому что закон не запрещает употребление алкоголя. Домашне арестованные могли в новогоднюю ночь и шампанское выпить, и что покрепче. А вот если они начинали буянить или покинули территории дома, то тогда выехали бы наши инспектора. Но на этот раз все было спокойно.
— ЧП среди сотрудников были?
— Погибло, к сожалению, пять человек. Но это никак не связано с выполнением их служебных обязанностей. В Магаданской области 31 декабря была убита 30-летняя женщина, мать-одиночка, которая работала стажером в отделе охраны местной колонии. По предварительным данным, убийцей мог быть кто-то из компании, в которой она готовилась отмечать Новый год.
Были нелепые смерти. В Амурской области 7 января 38-летний сотрудник одной из колонии дома порезался, задел подмышечную артерию и скончался от потери крови до приезда «скорой». Но полиция сейчас проверит все версии, не исключено, чт о бытовая травма была сымитирована.
В Екатеринбурге заместитель начальника колонии спешил домой в новогоднюю ночь. В 00.30 1 января он попал в ДТП, погиб на месте.
В Бурятии и Мари Эл два сотрудника ушли из жизни сами. Следствие склоняется к версии, что причиной были семейные проблемы. Один из умерших перед трагедией отправил жене смс с текстом про то, что освобождает ее от своего присутствия.
В последнее время мы слишком много говорили о проблемах заключенных (и это, несомненно, правильно), но минувшие праздники показали, что пришла пора задуматься и о бедах сотрудников. С этого и начнем Новый год.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео