Ещё

«Секретный физик» Риль: Авторитет в Третьем рейхе, Герой в СССР 

Фото: Свободная пресса
Накануне Нового года, когда из Кремля звучали рапорты о нынешних «трудовых свершениях», осталась незамеченной одна очень памятная дата. 80 лет назад, 27 декабря 1938 года, указом президиума Верховного Совета СССР было учреждено звание Герой социалистического труда. Первая награда была вручена только спустя год. В 1939 году высокого звания был удостоен Иосиф Сталин в честь его 60-тилетия и «за исключительные заслуги в деле организации Большевистской партии, создания Советского государства, построения социалистического общества в СССР и укрепления дружбы между народами Советского Союза».
Среди награжденных с 1939-го по 1991-й годы (всего их было 20747 человек) — представители разных сфер деятельности: ученые, конструкторы, военные, рабочие, колхозники, деятели культуры и искусства, преподаватели. Есть в списке награжденных люди с необычной, а порой и трагической судьбой…
Жизнь, как маятник
«Десять лет в золотой клетке» — так назвал свои мемуары Николаус Риль — ученый-ядерщик, профессор. В нацистской этот физик был среди ученых, работавших над германским атомным проектом. Тем не менее, он стал лауреатом Сталинской премии и удостоился звания Героя социалистического труда с вручением ордена Ленина. Как такое могло произойти?
…Он родился на заре ХХ века, в 1901 году в  в семье главного инженера представительства телеграфно-телефонной компании «Сименс и Хальске» Вильгельма Риля. В Николаусе текла немецкая кровь — от отца и еврейская — от матери. Говорил он по-немецки и по-русски. Да и его родиной была . Здесь он получил образование, окончил училище при Евангелической лютеранской церкви святого Петра. Уже при советской власти стал студентом электромеханического отделения Петроградского политехнического института.
Диплом, впрочем, Риль получал уже в Берлине, в университете имени Гумбольдта. Там он продолжил обучение после эмиграции из России. Но это было отнюдь не бегство — просто «его Россия» погибла в пламени революции 1917 года, а страна, названная СССР, было чужой, далекой. Потому-то Риль, собрав свое нехитрое имущество, переехал в Германию.
В мемуарах он писал, что «моя жизнь была похожа на маятник, который качается между физикой и химией, между наукой и техникой, между предпринимательством и исследованиями, поэтому иногда я называю себя „продавцом универсального магазина“. Также и в географическом отношении моя жизнь была подобна маятнику: сначала детство и юность в Санкт-Петербурге, затем примерно 25 лет в Берлине, затем 10 лет в Советском Союзе и теперь снова уже более 30 лет в Германии…».
Его друг — «Зубр»
Учителями Риля стали выдающиеся ученые того времени — физик Лиза Мейтнер и радиохимик Отто Ган. Под их руководство он написал и защитил диссертацию, позволившую ему найти работу на одном из заводов компании «Ауэр-Гезельшафт».
Карьера Николауса была стремительной — спустя всего 10 с лишним лет после, он стал полным хозяином научного отдела предприятия. Познакомился со знаменитым впоследствии биологом и генетиком Николаем Тимофеевым-Ресовским, прозванным коллегами «Зубром». Они стали друзьями. В обществе разговаривали по-немецки, но, оставшись наедине, переходили на родной русский.
Когда началась Вторая мировая война, «Ауэр-Гезельшафт» стал заниматься ядерными разработками, а Риль — один из ведущих сотрудников работал в одной из двух групп, занимавшихся в Германии созданием атомного реактора. Как известно, ведущие немецкие ученые не успели до конца Второй мировой войны создать атомную бомбу. Однако существует версия, что они — Вернер Гейзенберг, Курт Дибнер, Карл Вайцзеккер и другие — умышленно замедляли работу, чтобы страшное оружие не попало в руки безумного фюрера…
Когда война закончилась, немецкие ученые — физики, ракетчиками, химики были нарасхват. Талант этих людей, их светлые головы, разработки и технологии очень хотели заполучить союзники. Риль же попал в сферу интересов Советского Союза. «В середине мая 1945 года вместе с моим другом К. Г. Циммером появились два полковника НКВД, которые прибыли из Берлина, — вспоминал Николаус. — Полковники пригласили меня прибыть на несколько дней в Берлин „для заслушивания“. Несколько дней превратились потом в 10 лет.
Скоро стало ясно, что полковники на самом деле никакие не полковники. Это были два профессора-физика в форме полковников. Один — Л. А. Арцимович, который позднее стал очень известным благодаря заслугам в области исследований термоядерного синтеза, а другой — Г. Н. Флеров, соавтор открытия самопроизвольного (то есть не обусловленного нейтронным захватом) деления урана».
Капиталист в стране социализма
Оборудование завода в Ораниенбурге, где в конце войны трудился Риль, было практически полностью вывезено в СССР. Да и сам он понимал, что скоро наступит его очередь. Так и произошло — в июне 1945 года он с семьей, как и его сотрудники, были переправлены в Москву.
По свидетельству Риля, с немецкими учеными обращались вежливо, выделили им особняк, где они трудились под присмотром сотрудников НКВД. «Новобранцы» активно включились в работы по выпуску чистого металлического урана для первого советского уран-графитового экспериментального реактора.
Вскоре Риль был назначен начальником научно-исследовательской лаборатории в подмосковной Электростали. «Через некоторое время после взрыва атомной бомбы на нас посыпались ордена и премии, — вспоминал ученый. — На немецкую группу также попали сильные брызги. Из моих немецких сотрудников Виртса и Тиме наградили Сталинской премией и орденом Красного Знамени. Мне самому, конечно, досталась самая большая порция: кроме Сталинской премии первой степени я получил еще звание Героя Социалистического Труда с Золотой Звездой (у военных почти также выглядит Золотая Звезда Героя Советского Союза), вызывавшая удивленные взгляды некоторых советских политиков, когда они видели ее у меня, и орден Ленина. Кроме того, мне подарили дом (дачу) в очень красивом месте западнее Москвы, где находились дачи членов правительства.
Сталинская премия для меня была связана с большой суммой денег. Позднее я даже сказал министру атомной промышленности (оно называлось министерством среднего машиностроения — В. Б.) Завенягину, что я никогда в жизни не был капиталистом, и с удивлением обнаружил, что я капиталист в стране социализма».
Когда Берия был в доверии
В 50-е годы Риль был руководителем работ по радиационной химии и радиобиологии на объекте НКВД «Б» на базе санатория Сунгуль на Урале. Он также занимался исследованиями новой для него области физики твердого тела.
Пленные ученые не нуждались абсолютно ни в чем. Жилье комфортное, питание замечательное. Рилю можно было курить свои любимые сигары — разумеется, они были высшего качества — и посылать раз в месяц продуктовую посылку в Германию. Правда, была серьезно ограничена переписка.
Риль понимал, что материальные блага и хорошая зарплата были банальной попыткой его подкупить, отказаться от возвращения в Германию. Но он спал и видел себя в Берлине, однако подобное желание приходилось скрывать.
В своей книге Риль описывает свои встречи со зловещим человеком в пенсне, курировавшим советский атомный проект. «Берия принимал нас очень любезно, — писал с едкой иронией Николаус. — Его поведение было очаровательным. Известно, что люди его склада в личном отношении могут быть очень приятными. Гиммлер также был очаровательным собеседником».
Берия настойчиво спрашивал Риля, есть ли жалобы. Но гордый пленник отвечал: «Мы сыты, не мерзнем. У нас нет жалоб». Но Берия настойчиво просил, чтобы Риль хоть на что-то обратил внимание высокого начальства. Тогда Николаус, потеряв терпение, согласился: «Да, у меня жалоба. На Вас!» Окружающие Берию люди оцепенели от неожиданности, а сам он с наигранным испугом переспросил: «На меня?!»
Риль посетовал, что тот приказал ввести строгий режим секретности, и поэтому свобода ученых очень ограничена, и это приносит большие неудобства. Берия начал было советоваться со своими подчиненными, однако больше для вида, ибо никаких послаблений в дисциплине так и последовало. Больше Берию Риль не видел, но услышать о нем пришлось, — когда летом 1953 года его объявили врагом народа и английским шпионом.
Немец присутствовал на митинге, где клеймили его бывшего «начальника». Вот небольшая ремарка: «Последний докладчик спросил собравшийся „народ“, каким должно быть наказание за преступления Берии. „Народ“ крикнул: „Смерть!“ Можно смело предполагать, что „воля народа“ к тому времени уже была выполнена. При настоящей народной демократии воля народа зачастую выполняется раньше, нем народ ее выразит. Мне было противно от этого спектакля и даже как-то стыдно оттого, что мне пришлось увидеть, и я ускользнул оттуда».
На волю из «золотой клетки»
В начале 1954 года появились признаки потепления отношений между СССР и ФРГ. Началась подготовка к визиту в Советский Союз федерального канцлера . Его переговоры с Никитой Хрущевым состоялись в сентябре 1955 года. Главным вопросом на них было освобождение германских пленных. Вскоре из России началась массовая репатриация — на запад потянулись эшелоны с немцами, которые возвращались на родину…
Но пленников начали освобождать гораздо раньше. Николаусу Рилю с семьей позволили уехать из Советского Союза в апреле 1955 года. Его отправили сначала в ГДР, но там он не стал задерживаться: «Отказавшись от заманчивых предложений и значительных материальных благ, среди которых было два прекрасных дома, в начале июня 1955 года я переехал с семьей на Запад. Спустя 22 года можно было, наконец, опять говорить, что думаешь, и идти туда, куда хочешь!»
Риль был урожденный петербуржец, но в годы вынужденной ссылки, во время десятилетнего заключения в «золотой клетке» Россия была для него уже чужой. Приходится повторить, что для него это была совсем другая страна — бедная, запуганная, согнутая под грузом тяжелой диктатуры Сталина. Впрочем, в своей книге Риль находил добрые слова о людях — простых и известных. Так, ему импонировал Председатель президиума Верховного Совета СССР Николай Шверник, вручавший русскому немцу звезду Героя социалистического труда и орден Ленина. Риль назвал его «приветливым, ухоженным господином».
В ФРГ Риль работал в различных областях физики твердого тела, опубликовал большое число научных работ, проводил многие международные конференции. Наверное, он мог бы по делам или просто на экскурсию снова приехать в Россию. Но здесь ученый больше не появился…
Давным-давно известный советский физик, лауреат Нобелевской премии , в беседе с академиком Анатолием Александровым коснулся личности Риля, которого Александров хорошо знал. Алферов спросил, приехал ли он в СССР по принуждению или добровольно. «Конечно, он был пленным», — ответил Александров. И, понизив голос, добавил: «Но он был свободным, а мы были пленными».
Родина помни, родина знает…
В СССР звание Героя социалистического труда было почетным и престижным. Но находились люди, которые своим трудом и заслугами обретали почетное звание дважды. Кстати, этим людям при жизни на родине устанавливали бронзовые бюсты. Впрочем, есть и трехкратные лауреаты почетного звания! В их числе — физики Анатолий Александров, Яков Зельдович, авиаконструкторы , Сергей Ильюшин, «отец» советской атомной бомбы , политики Никита Хрущев, .
Бывали случаи, когда награду вручали, но потом отбирали. Подобное невеселое приключение произошло с академиком , который оставил плодотворную научную работу ради правозащитной деятельности и прослыл диссидентом. Он прослыл антисоветчиком, подвергался гонениям, был отправлен в ссылку в Горький — ныне Нижний Новгород. Но во время перестройки справедливость была восстановлена, и все почетные звания — три звезды Героя соцтруда и столько же орденов Ленина — замечательному ученому вернули.
Напоследок — несколько любопытных деталей. Одиннадцать Героев Советского Союза становились Героями социалистического труда. Это, в частности, Иосиф Сталин, , Никита Хрущев, , Валентина Гризодубова, . Последний дважды получал и то, и другое звание.
Последнего в истории СССР звания Героя социалистического труда удостоилась певица из Казахстана , награжденная указом президента СССР от 21 декабря 1991 года.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео