Ещё

Как ООН подталкивает мир к войне (текст готов) 

В Киеве, конечно, её объявили очередным примером всемирной поддержки территориальной целостности Украины, но результаты голосования не столь однозначны: за проект проголосовали 66 государств-членов ООН, против — 19 стран, а 72 страны — воздержались.
Поддержали украинский проект Литва, Эстония, Латвия, Польша, Нидерланды, Великобритания, США и др., голосовали против — Армения, Беларусь, Боливия, Бурунди, Камбоджа, Куба, КНДР, Иран, Лаос, Мьянма, Никарагуа, Россия, Сербия, Южный Судан, Судан, Сирия, Узбекистан, Венесуэла, Зимбабве. Основные моменты резолюции следующие:
— Призыв к России освободить задержанные в ходе инцидента в Керченском проливе украинские военные корабли и их экипажи. Применение российскими пограничниками силы по отношению к нарушителям в резолюции называется «неоправданным».
— Осуждение строительства Крымского моста.
— Предложение к России прекратить поставлять на украинскую территорию (в смысле — в Крым) оружие, в том числе — ядерное.
— Выражается озабоченность в связи с проведением в Крыму «многочисленных военных учений российских вооруженных сил», что может «подорвать региональную безопасность, а также повлечь за собой значительные долгосрочные негативные экологические последствия».
В Киеве принятие этой резолюции рассматривают как элемент кампании дипломатического давления на Россию. Пётр Порошенко написал в своём «Фейсбуке», что «сделан ещё один важный шаг на пути к деоккупации Крыма. Резолюция показала однозначную оценку мирового сообщества противоправному поведению Кремля».
Однако, большинство экспертов (в том числе — вполне благонамеренных — проукраинских) в эффективности таких мер сомневаются. Первая резолюция по Крыму была принята ещё в марте 2014 года и за неё проголосовали 100 стран. Однако, ни она, ни последующие решения ООН и других международных организаций не оказали никакого воздействия на позицию России относительно Крыма. Очевидно, что дипломатические методы воздействия тут являются неэффективными.
На Украине большие надежды на санкции, которые вводятся против России, начиная с марта 2014 года. Однако и их эффективность оставляет желать лучшего. Тем более, что большинство этих санкций связана не с Крымом, а с ситуацией на Донбассе. Ряд российских экспертов полагает, что такая ситуация сложилась не случайно — на Западе стремятся сохранить возможности для диалога по «размену» Крыма на Донбасс (статус последнего как территории Украины признаётся Россией в соответствии с Минскими соглашениями).
Очевидно, возвращение Крыма в состав Украины возможно не вследствие решений российской стороны, а из-за утраты российским государством способности удерживать территории (как это было в 1917-18 и в 1991 годах). Однако, никаких признаков возможности в ближайшее время подобных катастроф пока не заметно.
Значит ли это, что действия «международного сообщества» лишены смысла? Не то, чтобы вообще…
Во-первых, Запад должен реагировать на любые нарушения международного права и акты агрессии. Тут, правда, большой простор для двойных стандартов. Например, организаторов агрессии против Ливии никто не осуждал.
Во-вторых, Запад оказался в ловушке своей же собственной антироссийской идеологии — если Россия по умолчанию признаётся виновной в любых негативных явлениях, то страны Запада вынуждены поддерживать любые такого рода действия, кто бы ни был их инициатором. Причём — не разбираясь.
И тут мы видим очень опасный момент, связанный именно с отсутствием попыток разобраться в сути инцидента. Речь ведь, в данном случае, не идёт о самом по себе присоединении Крыма к России (которое действительно никем в мире не признано), а о действиях российских и украинских военных кораблей в районе Керченского пролива. Украинские же корабли осуществляли действия, которые нарушали режим плавания в узком Керчь-Еникальском канале (ширина — всего 120 метров) и угрожали безопасности находящихся в проливе гражданских судов. Если бы нечто такое было бы исполнено в районе Босфора, то немедленно было бы проведено расследование, и наказанию подверглась та сторона, которая спровоцировала инцидент. В данном же случае действует презумпция вины России.
То же касается якобы размещения на территории Крыма российского ядерного оружия — нет никаких доказательств этого, кроме заявлений находящихся в Киеве руководителей Меджлиса крымско-татарского народа. Логично было бы потребовать от них доказательств, а при отсутствии таковых — предложить не распространять панические слухи. Ничего такого, однако, не делается.
Такого рода практика приводит к двум результатам.
С одной стороны, нагнетается напряженность в отношениях между Западом и Россией, что оборачивается негативными торгово-экономическими последствиями и грозит глобальным военным конфликтом.
С другой стороны, у украинской стороны возникает иллюзия безнаказанности и безусловной поддержки со стороны мирового сообщества. Такая иллюзия привела к военной авантюре Грузию в 2008 году…
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео