Ещё

Чей папа вкуснее: какие диалекты сегодня звучат особенно диковинно? 

Чей папа вкуснее: какие диалекты сегодня звучат особенно диковинно?
Фото: Вечерняя Москва
Диалектные слова в книгах, особенно старых, ставят московского читателя в тупик. Потому что звучит (или выглядят) так же, как и привычные нам слова, но явно означают что-то другое.
В бане по полу скачут… белые трусы. Юная жена после брачной ночи идет в лес… ломать губы. И все это творится на страницах русской классики! В этих фразах встречаются так называемые семантические диалектизмы: слова, которые в говорах имеют иной смысл, нежели в общелитературном языке (или в общеизвестном жаргоне).
Банить — мыть, стирать (в южнорусских говорах). Корень — тот же, что в слове «баня». В «Тихом Доне» Шолохова (1925) Митька желает одному старику так измазаться, «чтоб старуха за неделю не отбанила». Омонимичный жаргонизм «банить» («запрещать доступ на какой-либо сайт») образован от английского ban («запрет»).
Волна — шерсть (во многих говорах Центральной ). Ударение может быть как на первом, так и на последнем слоге. В «» Толстого (1877) «заиграли кривоногие ягнята вокруг теряющих волну блеющих матерей».
Губы — грибы (во многих диалектах, прежде всего северных). В повести « Деревянные кони» (1969) про крестьянку из архангельской деревни рассказывают, что наутро после свадебной ночи она «за губами ушла». Невестка говорит ей: «Летом-то много ли в лесу губ, а ты ведь коробку-то наломала за час-за два».
Няша — болото, грязь, дно моря во время отлива (на Севере и в Сибири). «…няша была столь прилипчива, что хватала за ноги намертво», — писал уроженец Архангельской области в рассказе «У Стивидорного» (1978). Омонимичный жаргонизм «няша» («что-то умильное») пришел из субкультуры поклонников аниме, образован от японского «ня» — звукоподражания кошачьему мяуканью.
Папа — хлеб, обычно белый (во многих говорах). В романе Максима Горького «Жизнь Матвея Кожемякина» (1910) действие эпизода происходит в 1881 году в вымышленном городе Окурове, герой удивляется, что приезжий мальчик, сын ссыльного интеллигента, называет этим словом отца: «У нас папой ребятенки белый хлеб зовут» (отца полагалось звать «тятя»). В «Повести о днях моей жизни» (1912) Ивана Вольнова, уроженца нынешней Орловской области, крестьянский мальчик протягивает лошади кусок хлеба и спрашивает: «Папы хочешь?»
Порно — сильно, ловко, прочно (на Севере, в Сибири, на Урале). В сказке «Травяная западенка» (1940) герой забирается в яму, чтобы отыскать малахитовую руду, а на него градом сыплются камни: «До того порно бьют, что едва на ногах Яшка держится…» В «Словаре русских народных говоров» приводятся выражения «парень порно косит» (то есть ловко, быстро), «порно заваренный чай» (то есть крепкий). В словаре Даля слово «порно» приводится в статье «Пора», одно из значений которого — «удобное к чему время». Современный омоним — сокращение от «порнография», а это слово образовано от греческого корня «порн» (блудница).
Трусы — кролики (в основном в южнорусских говорах). Ударение — на первом слоге. У Бунина в «Суходоле» (1911) «…в прадедовской бане с провалившимся потолком жили белые трусы. Как они мягко выпрыгивали на порог, как странно косили они на кусты белены…» В «Тихом Доне» бездетная Дарья говорит, что ее невестка Наталья, имеющая двоих детей, — «как трусиха плодющая», то есть как крольчиха. Корень тот же, что и в «трус» (пугливый человек), а восходит он к слову «трястись». Слово «трусы» в значении «нижнее белье» образовано от английского trousers — «брюки», вошло в обиход не ранее 1910–1920-х годов.
Чудо на кладбище: младенец провел под землей трое суток
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео