Ещё

За забором. Вопросы, важные для жителей Ульяновска, решаются без их участия 

Фото: АиФ – Ульяновск
Утверждена концепция развития исторической части Ульяновска. Но решение, которое могло бы кардинально изменить картину центра города, осталось за забором.
Возле кремля
За забором — территория в 6,3 гектара в самом сердце исторического центра Ульяновска в 80 метрах от симбирского кремля. Это почти девять футбольных полей для международных матчей. Сейчас эта земля принадлежит Министерству обороны. До 1991 года там размещалось Танковое училище, после — Суворовское.
Старожилы вспоминают, что окончательно вся эта огромная территория была огорожена в 1978 году. До этого, чтобы попасть с улицы Гончарова на улицу Советскую (теперь уже Спасскую) и площадь Ленина (теперь уже Соборную), достаточно было пройтись по Краснознамённому переулку. Сейчас он за забором, который хорошо видно между музеем И. А. Гончарова и кафе Prego.
В более ранний период ульяновской истории существовал ещё один удобный проход через запретный ныне квартал. Улица Льва Толстого (до революции — Покровская) продолжалась прямо до улицы Кузнецова (когда-то — Комиссариатской). Такая сетка улиц, например, прочерчена на генеральном плане Ульяновска 1945 года. Но через некоторое время здесь появился забор (на участке между нынешними Домом печати и музеем Пластова). Когда именно — теперь уже сложно сказать.
— Старожилы Ульяновска рассказывали, что улицу на этом участке закрыли в период 1947-1950 годов, а за забором Танковое училище устроило плац, — говорит краевед Вячеслав Ильин. — Документов, которые бы объясняли, почему это произошло, не встречал, но офицеры училища говорили, потому что военным неудобно было ходить из одного здания училища в другое в потоке горожан.
В 2015 году стало известно, что Минобороны РФ планирует глобально перестроить территорию училища: что-то пойдёт под снос, 17 зданий возведут заново. И уже в апреле 2015-го экспертное сообщество историков, архитекторов, градостроителей, краеведов, представителей науки собралось на заседание круглого стола, чтобы обсудить проект возможной реконструкции территории, которую занимает Суворовское училище, в интересах города и горожан. Речь шла об организации на ней нескольких креативных кварталов, о развитии областного художественного музея, кукольного театра, о создании в здании симбирского кадетского корпуса Музея военной истории. По итогам этой работы эксперты обратились к губернатору, главе Ульяновска и в Заксобрание области с предложением обсудить с Минобороны возможность передачи территории, которую занимает Суворовское училище, из военного ведомства городу. И областная, и городская власть это предложение проигнорировала.
А 29 сентября 2018 года за забором грохнуло — начался демонтаж стен спортивного зала, был уничтожен барельеф спортсмена. В соцсетях архитекторы писали, что уничтоженный барельеф работы известного скульптора Рафика Айрапетяна можно было сохранить и перенести. Даже если он и не является памятником культурного наследия, это памятник советской эпохи, а мы вроде как создаём Музей СССР…
В глухой обороне
4 октября 2018 года члены экспертного совета при Управлении по охране культурного наследия обратились к президенту России с просьбой дать поручение Министерству обороны РФ обеспечить открытое общественное обсуждение проекта реконструкции территории Суворовского училища и рассмотреть возможность открытия исторических улиц для горожан.
Администрация президента просто перенаправила обращение в правительство Ульяновской области и в Министерство обороны РФ. Минобороны ответило, что до завершения обустройства территории училища провести обсуждение невозможно. Письма в Общественную палату России и в Народный фронт тоже не дали результата. В первом случае ответили, что такими вопросами не занимаются. Во-втором — не ответили вовсе, и сроки для ответа уже вышли. Все — в глухой обороне.
Будто «за забором» и городская, и областная власть. При администрации Ульяновска создано Управление по развитию исторической части города, при нём — общественный совет, 26 ноября он собрался, чтобы обсудить планы на будущее. В поле зрения: озеленение, информационные банеры, реконструкция наружного освещения, подготовка сметы для ремонта зданий. Вот такой горизонт. Ни управление по архитектуре и градостроительству, ни управление по развитию центральной части города не написали никуда ни одного письма, чтобы хотя бы понять, что там, в самом сердце исторического центра, будут строить. Агентство по архитектуре (это уже областная структура) только 1 ноября направило запрос в Минобороны. Прошло больше месяца, ответа нет.
— На территории Суворовского училища находятся два памятника культурного наследия. Один мы вообще не видим, а у второго (здание кадетского корпуса) видим только фасад. Хотя по закону к ним должен быть обеспечен доступ горожан (ФЗ-73, ст. 47.4., — ред.), — говорит заслуженный архитектор Ульяновской области Александр Варюхин. — Всем законам градостроительства и здравого смысла противоречит, что из центра города вырезан огромный квартал, и людям надо всё это обходить и объезжать. Но самая большая проблема даже не в этом. Эта ситуация хорошо иллюстрирует, что у нас не осталось серьёзных площадок для обсуждения действительно крупных и важных вопросов, касающихся всех горожан, и никто во власти этим заниматься не хочет.
Без обсуждения
Олег Владимиров, заслуженный архитектор Ульяновской области:
— Такие особо ценные исторические территории, как та, которую сейчас занимает Суворовское училище, должны быть интегрированы в городскую среду. Для центра города важно иметь частую сетку улиц, насыщенных культурными объектами, только тогда он начинает полноценно жить и дышать. Это реальная градостроительная проблема, но решать её не с кем. Все механизмы обсуждения заблокированы полностью. Остались только декоративные, которые функционируют для пиара. На примере этой ситуации мы столкнулись с тем, что при постоянном декларировании на государственном уровне важности участия городских сообществ в решении градостроительных задач в реальности решения принимаются без учёта интересов города, но с учётом корпоративных интересов.
Все ждут
А вот так городская власть ответила на вопрос редакции «АиФ»: «Обращались ли вы в Министерство обороны России с предложением обсудить возможность интеграции территории Суворовского училища в городское пространство? Обсуждалась ли где-то судьба этой территории по инициативе городской власти?»
— Считаю этот вопрос очень важным для Ульяновска. Совместно с региональным Агентством архитектуры и градостроительства мы ожидаем информации от федерального Министерства обороны, — сказала начальник управления Лариса Зубкова. В Управлении архитектуры и градостроительства администрации города Ульяновска ответили, что «в связи с существующим порядком направления запросов в федеральные ведомства, информация по данному вопросу направлена Агентством архитектуры и градостроительства Ульяновской области в Министерство обороны РФ. Ожидаем информацию от федерального министерства».
Опасная вертикаль
Геннадий Дёмочкин, литератор, автор книжной серии «Антология жизни»:
— Роль общественности в современной России практически стремится к нулю. Поэтому меня не удивил ответ Общественной палаты, что вопрос не в её компетенции. У нас общественные палаты (да и не они одни) превратились в «декорацию под демократию», чтобы власть могла делать, что хочет, но заявляла при этом, что «с народом согласовано». Я не исключаю, что и общественный совет при управлении по развитию исторической части города, членом которого я являюсь, в итоге станет выполнять ту же функцию. Моя давняя мечта, чтобы был открыт Краснознамённый переулок. Под силу ли местной власти решать такие проблемы? Думаю, что этим надо заниматься. Я под впечатлением работы над книгой о первом секретаре Ульяновского обкома КПСС Геннадии Васильевиче Колбине. Когда задумывалась и готовилась программа развития области к 125-летию Ленина, он смело обращался в Политбюро ЦК КПСС. Дальше шла работа с министерствами. Так же действовал и предшественник Колбина Анатолий Андрианович Скочилов. Надо признать, что демократией в те времена тоже не пахло. Но управленческий вес этих руководителей был таков, что им были открыты все кабинеты в Москве, и регион стремительно развивался. Сегодня политическая система страны явно пятится «назад, в СССР» (возможностей пожаловаться на плохого начальника стало даже меньше). А вот «калибр руководителей» разительно уменьшился. Сама «вновь отстроенная вертикаль» не предусматривает нахождения в ней крупных, самостоятельных фигур. И хорошим это не кончится.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео