Ещё

​Дело «Инской»: в чем признался бизнесмен Александр Щукин 

​Дело «Инской»: в чем признался бизнесмен Александр Щукин
Фото: Legal.Report
В конце октября Центральный районный суд  приступил к рассмотрению уголовного дела о вымогательстве акций АО «Разрез »". Обвиняемыми проходят восемь человек, в том числе бывшие чиновники администрации и местные правоохранители. Виновным из них себя никто не признает. Единственным, кто частично признал ответственность за произошедшее, является бизнесмен . При этом частичное признание вины сделкой со следствием не является, заявили адвокаты предпринимателя.
Дело длиной в два года
На то, чтобы уголовное дело о вымогательстве акций разреза «Инской» дошло до суда, правоохранителям понадобилось почти два года. Следствие длилось с ноября 2016 года. И лишь 25 октября текущего года в Центральном суде Кемерово состоялось предварительное слушание, длившееся более семи часов. А спустя неделю, 31 октября, — первое судебное заседание.
На скамье подсудимых восемь человек. Среди них теперь уже бывшие заместители губернатора Кемеровской области и , начальник департамента административных органов обладминистрации , экс-руководитель регионального управления Сергей Калинкин и его подчиненные — замруководителя второго отдела по расследованию особо важных дел  и следователь этого отдела Артемий Шевелев.
Также обвиняемыми по делу проходит известный бизнесмен, один из основателей холдинга «Сибуглемет» Александр Щукин, ранее входивший в список 200 богатейших людей по версии журнала Forbes, и его юрист .
Фигурантам вменяют вымогательство в особо крупном размере — ч. 3 статьи 163 Уголовного кодекса. По версии следствия, летом 2016 года обвиняемые сколотили чуть ли не организованную преступную группу с целью завладения контрольным пакетом акций АО «Разрез „Инской“. Ситуация на шахте в то время из-за невыплаты заработной платы была катастрофической: к июлю задолженность перед работниками превысила 60 миллионов рублей. В итоге шахтеры отказались выходить в забой.
Тогдашний губернатор Кемеровской области потребовал оперативно разрешить ситуацию. В это же время, утверждает обвинение, о происходящем на „Инской“ от Калинкина и Иванова узнает Щукин. Следствие утверждает, что предприниматель захотел воспользоваться тяжелым положением шахты и завладеть 51% акций предприятия и правом собственности на имущество разреза, для чего вошел в сговор с Калинкиным, Данильченко и Ивановым.
С целью вымогательства был задержан номинальный владелец акций, юрист Антон Цыганков. Следствие полагает, что Калинкин и его подчиненные доставили акционера в здание местного управления Следственного комитета, где под угрозой заключения под стражу вместе с Данильченко и Ивановым требовали от него передачи пакета акций в руки Щукина. Когда Цыганков согласился, полагает обвинение, в СК прибыл юрист бизнесмена Геннадий Вернигор, а Троицкая нашла подходящего нотариуса, который помог оформить сделку.
После этого Щукин вылетел в Москву для переговоров с реальным собственником контрольного пакета АО „Разрез „Инской“, где договорился о совместном управлении предприятием. Однако затем от акций шахты предприниматель решил отказаться.
Щукин и остальные
В ходе заседания 31 октября бывшие чиновники областной администрации и представители Следственного комитета свою вину признавать отказались. По словам Александра Данильченко, он лишь просил у руководства разреза погасить долги по зарплате. Наличие встреч с Цыганковым экс-заместитель губернатора Кузбасса не отрицает, однако утверждает, что на них поднимался только вопрос о погашении задолженности перед рабочими, и никто акционера отдавать контрольный пакет не заставлял.
Сергей Калинкин признавать вину также отказался. „Считаю, что состава преступления в моих действиях и действиях моих коллег нет“, — сказал бывший следователь суду.
По мнению адвоката Алексея Иванова Александра Золоева, обвинение не смогло доказать сговор подозреваемых. Большинство фигурантов даже не были знакомы друг с другом, подчеркнул юрист.
Из общего ряда обвиняемых выбивается глава „Западно-Сибирской угольной компании“ Александр Щукин. В ходе заседания 31 октября предприниматель был единственным, кто хоть и частично, но признал вину. Впрочем, в чем именно он признается Щукин в тот день уточнять не стал.
Позицию бизнесмена спустя несколько дней на пресс-конференции в Новосибирске озвучили его адвокаты. Сведения, которые они предоставили журналистам, значительно меняют картину произошедшего, на которой настаивает следствие.
О давлении не знал
Свою версию произошедшего в июле 2016 года защита Щукина выстраивает на основании записей телефонных переговоров фигурантов дела. Глава московской коллегии адвокатов „Юлова и партнеры“ Елена Юлова на пресс-конференции в начале ноября отметила, что Калинкин действительно поставил в известность бизнесмена о ситуации на разрезе, но обратился к нему исключительно как к специалисту по горным работам, попросив оценить происходящее на „Инской“.
Щукин и команда обнаружили техническую ошибку на шахте и выяснили, что для исправления ситуации может потребоваться несколько месяцев, о чем Данильченко и Иванов незамедлительно доложили своему непосредственному руководителю — Аману Тулееву.
По версии защиты, главное событие происходит утром 12 июля: тогдашний губернатор Кузбасса позвонил бизнесмену и предложил ему взять акции разреза с условием, что собственник контрольного пакета согласится их передать. Щукин согласился.
В это время Цыганков уже находился под стражей в изоляторе временного содержания. 12 июля переговоры с акционером, закованным в наручники, вели Данильченко и Иванов. После того, как Цыганков согласился передать акции, об этом сообщили Щукину, который направил в СК своего юриста Геннадия Вернигора. К вечеру того же дня акционер подписал доверенность на дарение своего пакета, рассказала Юлова.
Суть в том, рассказала журналистам адвокат Щукина, что ее подзащитный не знал, что Цыганков согласился на передачу акций под давлением. Вернигор своего руководителя в известность об этом не поставил, но при этом сделал все, чтобы выполнить поручение бизнесмена. Причем на следующий день будучи в офисе Щукина Цыганков продолжил спокойно обсуждать сделку и не поставил бизнесмена в известность об оказанном на него давлении.
После отказа предпринимателя от акций у Щукина начались неприятности. По словам Юловой, на принадлежащих предпринимателю шахтах „Полосухинская“ и „Грамотеинская“ были приостановлены работы. Цель — заставить его взять управление „Инской“ в свои руки, полагает адвокат бизнесмена. А спустя несколько месяцев, в ноябре 2016 года, Щукин вместе с другими фигурантами отказался на скамье подсудимых.
Свою вину Щукин признал лишь в том, что согласился на предложение Тулеева забрать пакет акций „Инской“. „Он так и говорит: да, виноват, что в этот момент соблазнился предложением. Конечно, я не думал, что Цыганков будет подписывать документы, связанные с передачей акций, в наручниках и под принуждением. Конечно, я этого не знал и не мог знать“, — цитировала слова бизнесмена его защита.
Смягчающие обстоятельства
Тем не менее, о смягчении приговора Щукину в связи с частичным признанием вины говорить пока рано. Как и другим обвиняемым бизнесмену грозит от 7 до 15 лет лишения свободы.
Но адвокаты фигурантов намерены переквалифицировать дело с третьей на вторую часть статьи 163, то есть с вымогательства в особо крупном размере на вымогательство в крупном размере. Наказание по ч.2 назначается на срок до 7 лет.
В ходе заседания 31 октября обвинение назвало стоимость пакета акций Цыганкова — около 2,8 миллиарда рублей. Однако ранее речь шла о миллиарде рублей. Адвокаты подзащитных уверены, что следствие само не знает реальную стоимость акций разреза. По словам юриста Александра Золоева, представляющего интересы Алексея Иванова, за прошедшие два года цена акций и имущества предприятия так и не была определена, экспертная оценка в деле отсутствует.
В свою очередь, Елена Юлова отметила, что к 12 июлю 2016 года АО „Разрез „Инской“ понабрал долгов на сумму более четыре миллиарда рублей. А раз так, то и стоимость разреза — минус четыре миллиарда, а цена акций, поскольку их нельзя оценивать в отрицательную сторону, составляет один рубль. Кроме того, адвокаты указывают на отсутствие реального ущерба для владельца акций, причем как номинального, так и реального. С учетом этого защита намерена добиваться переквалификации дела.
Следующее судебное заседание состоится 6 декабря. Те, кто пристально следят за резонансным делом, особенно ждут выступления бывшего губернатора Кемеровской области Амана Тулеева. Он приглашен на заседание в качестве свидетеля.
Навязывание содома обществу: соседу не понравились шторы
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео