Ещё

Шесть экспонатов, ради которых стоит идти в Ставропольский музей 

Шесть экспонатов, ради которых стоит идти в Ставропольский музей
Фото: «Это Кавказ»
Любой путеводитель по  советует гостям города подняться на смотровую площадку Крепостной горы, постоять у главного символа города — Суворовского креста, а ещё пройтись по местам Пушкина, Лермонтова, Толстого, ну и просто погулять. Не зря же Ставрополь называют «кавказским Парижем» — якобы за элегантность архитектуры и густые парки. Однако, помимо стандартных маршрутов, пытливому туристу стоит заглянуть в Ставропольский музей-заповедник. Вот какие экспонаты нельзя пройти мимо.
1. Нюся и Архип — древнейшие мамонты
На сегодня Ставропольский музей — единственное место в мире, где можно увидеть скелеты сразу двух южных слонов вида Archidiskodon meridionalis Nesti. Одного из древнейших на Земле. По подсчетам ученых, сородичи Архипа и Нюси — именно так в музее ласково прозвали своих «питомцев» — населяли планету около двух миллионов лет назад.
Всего в мире существует пять восстановленных скелетов южных слонов, они экспонируются в музеях , и Парижа. Но пара — только в Ставрополе. Из-за этого город даже прозвали родиной слонов.
Скелет самца (практически полный) раскопали в 1960 году — его нашел бульдозерист в песчаном карьере недалеко от . После определения пола слона назвали Архипом, почему именно так, история умалчивает. Но местным жителям это имя очень понравилась, и они ласково зовут его Архипушкой. Кстати, при жизни Архипушка был очень крупным зверем, по примерным подсчетам, весил он около 12 тонн.
Второй скелет был найден спустя почти полвека — летом 2007 года в  районе возле посёлка Равнинный. Останки залегали на 8-метровой глубине. Специалисты быстро установили, что это скелет самки. Для нее тоже придумали кличку — Нюся. И неспроста. Оно было дано в честь знаменитого ставропольского палеонтолога Анны Швыревой, которую музейные сотрудники ласково называют «мамой ставропольских слонов». Эта старейшая сотрудница музея участвовала в раскопках и процессе восстановления обоих скелетов.
2. Буддийская икона, от которой отказался
Как и в Париже, в Ставрополе есть своя «Мона Лиза». Буддийская икона Зелёная Тара, как и ее «коллега» из Лувра, висит за толстым стеклом и загадочно улыбается. Только вот размеры у нее более внушительные — это большое (3 метра в высоту и 2 метра в ширину) полотно, вышитое шёлковыми нитями.
Эту буддийскую танку изготовили в 1913 году в Большедербетовском улусе. По одной из версий — в качестве подарка Николаю II. Ровно 40 лучших вышивальщиц со всей степи трудились над полотном от зари до зари в течение трех месяцев. Подарок вышел роскошным. Икону повезли в Санкт-Петербург и показали её на пышном праздновании 300-летия Дома Романовых. Говорят, царь был тронут, от души поблагодарил калмыков, но не принял подарок. Сказал, что понимает, насколько важна святыня для представителей буддийской конфессии. Икона вернулась на родину.
В советское время ее, как предмет культа, переместили в один из местных Дворцов культуры. И в один день (в 1943 году) икона оттуда попросту исчезла. Точнее её украли — кстати, точь-в-точь как Джоконду.
«Зелёная Тара» внезапно объявилась на послевоенном базаре в Ставрополе. В один день голодного 1946-го года, когда продукты отпускали только по карточкам, отоварить свою хлебную карточку сюда пришла известный ставропольский археолог . Она шла, откусывая кусочек белой буханки, которую ждала с ночи. И вдруг слышит, как две женщины обсуждают красивый ковер.
— Мне такой большой не нужен, отрежь половинку! — упрашивала покупательница.
Этим ковром и оказалась икона Зелёной Тары. Археолог буквально умоляла не трогать уникальное полотно и, чтобы выкупить Тару, отдала все, что у нее было при себе: купленную буханку и шесть хлебных карточек — все ее недельное пропитание.
Спил дуба, под которым Лермонтов писал стихи
Обычный кусок дерева — скажете вы? Как бы не так. Для поклонников литературы — это как минимум интереснейший экспонат, а для лермонтоведов вообще святыня. Это спил так называемого лермонтовского дуба, и ему по меньшей мере 700 лет. Именно этот дуб рос во дворе дома № 18 по улице Дзержинского (бывшая Воробьёвка), когда в нем в 1838 и в 1841 годах по нескольку дней гостил поэт.
Говорят, Лермонтов любил усесться под этим дубом и любоваться видами реки Ташлы. А ещё многие исследователи его творчества полагают, что именно это дерево появляется в последних строках культового стихотворения «Выхожу один я на дорогу». Заканчивается стихотворение так:
Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея, Про любовь мне сладкий голос пел, Надо мной чтоб вечно зеленея Тёмный дуб склонялся и шумел.
Дуб повидал многое: он начал расти, когда ставропольскую землю населял древний народ аланы, перенес владычество татаро-монгол, «прошел» кавказскую войну, революцию и в советское время «прижился» Но конец приходит всему. И в 1982 году дуб рухнул. Случилось это тихим утром, когда в туманном Ставрополе не было ни дуновения ветра. Упал прямо на кухню домика местной старушки. Пенсионерка, к счастью, не пострадала, а ее домик потом помогли восстановить.
Гигантское основание прославленного дуба до сих пор лежит на задворках улицы Дзержинского. Калитка этого дома всегда открыта. Местные жители уже привыкли к частым гостям. Они гордятся тем, что живут в таком историческом дворе, и с удовольствием рассказывают туристам историю дуба.
4. Первый трактор Сталинградского тракторного завода
Этот трактор стал настоящей знаменитостью в конце 1950 годов после небольшой заметки в газете «Ставропольская правда». Журналист писал, что машина была в числе первых, выпущенных с конвейера Сталинградского тракторного завода в 1930 годы, и продолжала трудиться до сих пор — в одном из колхозов Изобильненского района.
Публикацию прочел самый известный музейщик Ставрополья Вениамин Госданкер и отправился с коллегами на поиски. Так по следам журналиста был найден тот самый колхоз, а в нем — замызганный СТЗ-1. И совсем скоро этот «стахановец» пополнил основную экспозицию музея. Историки рассказывают, что сельские мальчишки приходили просто в неописуемый восторг от этого экспоната. Ведь профессия тракториста была в те годы очень популярной среди советских девушек и парней.
Сейчас громоздкий железный трактор — чудо техники 1930-х годов — украшает зал истории, он прекрасно вписался в экспозицию выставки, посвященной 100-летию комсомола. Железный «конь» стоит среди комсомольских билетов, печатных машинок, значков, рядом с кожаными куртками комиссаров-большевиков.
5. Изваяние половецкого воина
XII—XIII веков
Любители истории точно не пройдут мимо зала археологии. Чего там только нет: древнерусские каменные кресты раннего христианства, уникальные шелковые ткани
VIII—XIV веков, старинный клад арабских монет — дирхемов. Но особое место занимает изваяние половецкого воина, датируемое
XII—XIII веками.
Дело в том, что половецкие захоронения — очень редки для Ставрополья. Поэтому любая находка на вес золота.
Фигуру воина — сурового и, что важно, отлично сохранившегося — нашли в 1983 году в Грачёвском районе, недалеко от села Бешпагир. Тогда там обнаружили цепочку курганов, и в одном из них — эту необычную могилу-святилище. В центре могильной ямы, на постаменте из колотых камней, был закреплён каменный воин, а рядом лежали два скелета — мужчины и женщины. Исследователи предполагают, что это останки людей, которых принесли в жертву.
Изваяние изготовлено по канонической культурной традиции. Руки воина сложены на животе и сжимают сосуд прямоугольной формы со священным напитком.
О том, что это изображение воина, свидетельствует шлем на его голове, который, к сожалению, частично разрушен бульдозером во время археологических раскопок. Кроме того, на его плечах и торсе отчётливо видны и перевязи для пластин доспехов.
Плотно сжатые губы на лице изваяния производят впечатление высокомерия и строгости, исходящих от сурового воина.
Половцы верили, что после смерти душа человека переселяется в его каменное или древесное изображение, поэтому мастер старался максимально передать портретное сходство с умершим.
6. Мавзолей аланского правителя XI века
Любителям древних памятных мест стоит пройти двор музея-заповедника. Будьте готовы, что повеет холодом. И виной этому вовсе не ставропольский ветер, а дух мёртвых. Дело в том, что здесь, под большим навесом установлен, пожалуй, самый удивительный экспонат музея — каменная усыпальница аланского правителя. Датируется она XI веком и завораживает каждого посетителя.
Аланы — древние ираноязычные племена, проживавшие на территории Предкавказья с первых веков нового времени. Мавзолей они переиспользовали для захоронения своего военночальника и правителя. Уникальность памятника — в рисунках-барельефах, которые украшают все четыре стены усыпальницы. Рисунки очень хорошо сохранились. Сюжеты отражают религиозные верования этого народа — симбиоз не так давно принятого ими христианства с язычеством.
На одной стороне — изображения священнослужителя, причащающего правителя, кресты, кубки с вином. На другой — водный мир, населенный странными магическими существами.
Сколько выпить: сомнительный ответ о полезных дозах
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео