Ещё

Уроки санкций — не для обезьяны с гранатой 

Фото: Ридус
Шумное обсуждение российских санкций против украинских политиков и бизнесменов сменилось тихим осмыслением.
Правда, депутаты Верховной Рады, попавшие с санкционный список, устроили клоунаду с письмом «запорожцев» к Путину (особенно знатный казак получился из Рефата Чубарова). Но что ж им еще остается? Только расслабиться и получать удовольствие. Осмысление последствий санкций — это не для них.
А вот некоторым представителям украинского бизнеса пришлось поднапрячь извилины. Да и среди политиков, которых коснулись санкции, есть не только депутаты-неадекваты, рядившиеся на прошлой неделе в казаков, но и те, кто не раз по-тихому слал гонцов-посредников в Крым: решить вопрос с собственным имуществом где-нибудь на ЮБК, с недвижимостью родственников…
Схлынула первая реакция на санкционный список, сопровождавшаяся поверхностными оценками. Отступили на задний план дежурные вопросы: почему внесли Пинчука, а забыли Ахметова; чем Левочкин лучше Найема?
Все эти рассуждения о недостаточности санкций или неполноте списка отражают настроения противников теперешней украинской власти. Это, как правило, российский или пророссийский взгляд. Но попробуем посмотреть на ситуацию глазами другой стороны.
На что не мешало бы обратить внимание заинтересованным лицам, которых пронесло в этот раз, но может коснуться следующая волна санкций? О чем следует подумать среднестатистическим украинцам? О чем украинской публике говорит этот список? И главное, о чем он умалчивает?
Почти у каждого из фигурантов санкционного списка есть свои скелеты в шкафу. Поскоблишь Луценко, Тимошенко — обнаружится «забытая» недвижимость в Крыму.
До последнего времени было непонятно, почему в России чувствует себя вольготно бизнес депутата Александра Гереги и его жены Галины, владельцев компаний «Эпицентр К», «Новая линия» и «Торговый дом „Трейдиком „Инко“.
Весной 2014 года супруги основали в Подмосковье компанию ООО „Руслайн Ко“, которая успешно рулила крымскими гипермаркетами „Новацентр К“, возникшими на месте гипермаркетов „Эпицентр К“.
Может, бывший „регионал“ как-то отличился на оппозиционном поприще, создал авторитетный канал, критикующий режим Порошенко? Нет, вся „полезная“ и „оппозиционная“ деятельность депутата Гереги сводится к сообщениям о том, что он „близок к покупке футбольного клуба „Карпаты“…
И вот Герега — в санкционном списке: стричь купоны на полуострове больше не получится — можно с чистой совестью переключиться на возрождение футбольной славы „Карпат“ или на законотворчество.
Супруги Гереги входят в список топ-20 украинских богачей. Из них 13 человек попали в российский санкционный список. Кроме супругов Герег, это Геннадий Боголюбов, Виктор Пинчук, Юрий Косюк, Андрей Веревский, Александр Ярославский, Константин Жеваго, Константин Григоришин, Леонид Черновецкий, Леонид Юрушев, Алексей Вадатурский, Владимир Костельман.
Из первой двадцатки не попали под санкции Ринат Ахметов, Игорь Коломойский, Дмитрий Фирташ, Петр Порошенко, Вадим Новинский, Сергей Тигипко, Виталий Гайдук, Валерий Хорошковский.
Почему обошли вниманием эту „великолепную семерку“, уже довольно много говорилось. У Порошенко и Коломойского есть возможность вести между собой заочный спор, что стоит за такой „таинственной лояльностью“ Кремля к одному и второму. А остальным пятерым олигархам можно задуматься над тем, как не попасть и в следующий санкционный список.
Санкции — это один из способов принуждения украинской стороны к переговорному процессу. Присутствие в этом списке одних — это и сигнал для тех, кто сюда не попал. Чтоб решить проблему в РФ со своим имуществом и со своим бизнесом, этим бизнесменам и политикам придется договариваться. Конечно, они могли бы и дальше хихикать с телевизионных репортажей о том, как замуровывают и громят отделения „дочек“ российских банков по всей Украине, как кошмарят там российский бизнес, — и продолжать зарабатывать свою копеечку, ни о чем не тужить…
Но случился холодный душ. Как только эти господа высчитают экономическую составляющую всех последствий, они начнут чесать репу — к кому из своих российских коллег-бизнесменов идти: „Ребята, давайте с вами будем решать“. А те доложат по инстанции наверх. И ходокам и посредникам выставят определенные условия для таких решений.
Месседж к украинскому бизнесу, завязанному на РФ, доходчив и прост: вам нужно прийти и согласовать позиции. Неадекватных политиков, имеющих недвижимость в Крыму, ставят в известность: „цэ остаточнэ прощавай“ не может быть частичным или односторонним.
Внести в санкционный список таких одиозных персонажей, как Семен Семенченко или Дмитрий Ярош — это нормальная, естественная реакция на их деятельность. Но заметим: одновременно происходят и интересные разоблачения того же Семенченко (Гришина) в видеоблоге Шария. Из шкафа крымского прошлого украинского депутата вываливается небольшой скелетик: оперативная съемка, где молодой Костя Гришин (будущий Семен Семенченко) дает признания следствию, как он уничтожал следы преступления на месте убийства. И не в том дело, как депутату жить с этим дальше (он-то пока живет припеваючи). А дело в том, как жителям Украины жить дальше с таким „героем“.
Последние санкции — это еще и послание для думающих украинских патриотов. Если такие-то люди внесены в список врагов России, то это совсем не означает, что они ваши друзья. Это хорошо видно на примере „куриного магната“ Юрия Косюка, миллиардера и советника президента Порошенко. Он попал в санкционный список и теперь не сможет пополнять свои капиталы за счет России. Но он успешно набивает мошну, запустив руку в карман простого украинца. Его ООО „Винницкая птицефабрика“ 1 ноября получило 618 млн грн бюджетных дотаций, а всего за год — 812 млн грн. Казалось бы, ничего плохого в том, что отечественный производитель получает государственную помощь. Но можно ведь элементарно проанализировать, как приподнялось благосостояние миллиардера Косюка с тех пор, как он стал советником Порошенко.
Евгений Черняк, автор видеопроекта Big Money, пишет в своем блоге: „Эти дотации — это прямое воровство денег из бюджета Украины. Причём прямое воровство, в котором участвует премьер-министр Гройсман. Уверен, он не выдаёт эти дотации без отката! 1,4 миллиарда в 2017 году. Почти 900 миллионов в 2018 году. Вдумайтесь в эти цифры. В нищей стране, которая во всех мировых рейтингах внизу списка, среди отсталых африканских стран поддержка миллиардера осуществляется на государственном уровне, через коррупционные схемы. Или кто-то верит, что именно Юрий Косюк, находясь в дружеских отношениях с Гройсманом просто так, случайно, взял и получил 2.3 миллиарда гривен дотаций?!“.
Еще одна жертва санкций — Андрей Веревский, входящий в топ-20 богачей Украины. И тоже, как и Косюк, жить не может без бюджетных дотаций. Тут бы среднестатистическому украинскому гражданину задуматься над такими новостями: „Европейский инвестиционный банк“ (ЕИБ) может предоставить аграрной группе „Кернел“, бенефициарами которой являются Андрей Веревский и народный депутат, член комитета по вопросам налоговой и таможенной политики Виталий Хомутынник, долгосрочное финансирование в размере до $250 млн для покрытия капитальных затрат на 2019 финансовый год (начался с 1 июля 2018 года)“. Враг России — твой друг, да? Даже если он охотно запускает руку в твой карман?
Попал в черный список Константин Григоришин, на которого открыты уголовные дела и арестовано имущество в РФ. Он — миноритарий „Турбоатома“. Это предприятие является монополистом на постсоветском пространстве в обслуживании и модернизации определенного вида турбин. А при „Турбоатоме“ есть еще и „Электротяжмаш“, который производит электродвигатели, начинку для турбин. И вот он много двигателей поставляет в РФ. Что будет, если харьковское предприятие простится с этим рынком сбыта?
Подобные вопросы задают себе харьковские промышленники, которые пока еще не попали под санкции. Взять тот же Харьковский электротехнический завод „Укрэлектромаш“, принадлежащий Гиршфельду, бывшему депутату ВР. Для многих владельцев заводов — серьезный повод задуматься, как не попасть под следующий заход…
Попала под санкции и гражданка по имени Филя Жебровская. Вместе со своим ПАО „Фармак“. Что означают санкции в отношении этого фармакологического производства? Например, раньше „Фармак“ продавал барбовал в РФ. А теперь линия, рассчитанная на производство невостребованного препарата, „усохнет“. Сокращаются нагрузки, сокращаются сотрудники. Украинцам к этому не привыкать. Но им трудно еще привыкнуть вот к какому явлению. Филя Жебровская — сестра Павла Жебровского, который три года, с 2015-го по 2018-й, был главой так называемой Донецкой областной военно-гражданской администрации. Прославился своими людоедскими высказываниями о жителях Донбасса, заявлениями о готовности воевать с Россией. Договорился до того, что Украина вернет „исконно украинские“ Кубань, Воронеж, Брянск. А тем временем семейный бизнесок процветал, а „Фармак“ поставлял свою продукцию в РФ. И вездесущий украинский активист не предъявлял Жебровскому никаких претензий…
Показателен и пример харьковского бизнесмена Павла Фукса, попавшего в черный список. Вчера можно было иметь недвижимость в элитном районе Москвы, гостиничный бизнес, недострой Скай холл на улице Мытной недалеко от Парка Горького, сеть розничных пунктов питания (блинчики и т. п.). А сегодня — столица РФ закрыта для его бизнеса.
Еще один урок недавних санкций. Попал в черный список Харьковский тракторный завод. Это одно из тех предприятий машиностроения, которые завязаны на комплектующие из РФ. И значит, теперь ХТЗ не сможет получить комплектующие из Ярославля. Можно, конечно, поставить какой-нибудь двигатель немецкой компании DEUTZ, который в свое время ставили на трактора ХТЗ. Но это приводило к удорожанию, к потере конкурентного преимущества. Этот мотор надежный, но он дороже в обслуживании.
И здесь речь идет не только о гипотетических проблемах тракторного завода. На примере ХТЗ украинским промышленникам и украинской власти намекают, что может произойти, если в дальнейшем санкции коснутся более серьезных отраслей — таких как атомная энергетика. Специалисты уже понимают, чем это чревато. Послушаем, что говорит директор Чернобыльской атомной станции Михаил Уманец:
“Сегодня без продления сроков эксплуатации атомных блоков нам вообще ничего не светит, мы через пять лет банкроты. Продлеваем. Продлили два блока на Ровенской станции, нормально на 20 лет, они эксплуатируются. Продлеваем четыре блока ВВЭР100 — это более мощные блоки. Пытаемся продлить на 15 лет, продлили всего на 9 лет. Но даже не это страшно, страшно то, что во время этого продления не выполнена одна технологическая операция, на которой настаивает как главный конструктор, так и научный руководитель, то есть Россия.
Мало того, что настаивает — в России сегодня заканчиваются испытания стендовые по отжигу корпуса реактора. В этом году на Балаковской станции предусмотрен этот отжиг и там будут продлять на 15 лет. Как только это случится, главный конструктор и научный руководитель потребуют от нас по праву, чтобы переделали все, сделали так, как надо. И это остановка четырех блоков. По сегодняшнему состоянию остановить четыре из 16 — это ужасно. Это катастрофа… Начались санкции, слава богу, они не коснулись главного вопроса — двух связей с Россией. Это поставка ядерного топлива и отправка отработанного ядерного топлива. Если перерубить, особенно вторую нить, — это катастрофа. У нас никто не заберет отработанное ядерное топливо. Но они не будут объявлять это санкцией — у России на сегодняшний день есть абсолютные основания сделать эти операции».
Бесплатные уроки российских санкций обращены не к обезьяне с гранатой. Думать над ними предлагается здравомыслящим украинским гражданам.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео