Ещё

Разведчик отдал свой орден матери погибшего товарища 

Фото: Красный Север
Салехардец Денис Санников, ветеран ГРУ Генштаба РФ, провел в горах Северного Кавказа пять лет. За это время его дважды представляли к званию Героя России,
но золотую медаль он так и не получил.
— Не за награды я воевал с бандформированиями, — говорит ямалец. — К тому же есть у меня и медаль Суворова, и орден Мужества… был… Подарил я его, матери погибшего товарища.
Собеседник обыденным тоном поясняет свой поступок:
— Выходили из боя. Со мной рядом шел радист-пулеметчик Максим. Напоролись на фугас. Товарищ каким-то чудом успел меня оттолкнуть, а сам принял на себя большую часть осколков. Попытался дотащить его до своих, но не успел — раны были смертельными, — вспоминает участник второй чеченской кампании.
Тогда из всей группы разведчиков уцелели лишь четверо. Денис тоже получил свою порцию осколков — в спину и затылок. Это было уже второе его ранение. Полученную после этого награду он отдал матери Максима.
Дважды выносил раненых из огня
Интересна история представлений Дениса Санникова к высокому званию Героя России. В первый раз за участие в захвате отряда, подчиненного Хаттабу. Крупное формирование этого наемника попытались блокировать и уничтожить в районе Центароя. В российской группировке было более четырех тысяч военнослужащих, но три сотни боевиков всё же просочились через оцепление, и ушли в горы. Денис Санников уверен, что без предательства не обошлось.
— Во время этой операции на фугасе подорвалась БМП внутренних войск. В искореженной машине я нашел раненого офицера, как оказалось, заместителя командира части. Вытащил его из-под обстрела, вывел в безопасное место. За этот бой меня впервые представили к высокой награде. Второй раз это было уже под конец службы, когда рядом с нашим отрядом сбили военный вертолет. Из четырнадцати человек на борту выжили лишь два члена экипажа, офицер и срочник. Я помогал эвакуировать их из горящей машины.
Назначения в разведку семь дней ждут
Денис Санников родился в Тюмени, оттуда же ушел в армию:
— По материнской линии практически все предки-мужчины были военными. И я пошел по их стопам…
По словам собеседника, лет до девяти он рос болезненным и хилым. Затем в его жизни появился двоюродный брат — он только что вернулся из Афганистана. Посмотрев на Дениса, суровый ветеран сказал: «Так дело не пойдет», и вплотную занялся спортивной подготовкой младшего родственника. Первым делом он помог ему записаться в секцию боевого самбо и контролировал тренировочный процесс. Всего через два года Денис выступил на соревнованиях и показал лучший результат. Потом была победа в областном турнире, на чемпионате России и призовое место европейских соревнований по армейскому рукопашному бою.
Повестка пришла, когда нашему герою стукнуло 20 лет.
— На сборном пункте я пробыл неожиданно долго. Нас было семь ребят, которых не брали ни в одну команду. Поток был большой, каждый день «покупатели» отбирали до 200 человек. Уже и морпехи уехали, и десантники, а нас будто не замечали. Стало обидно, подошли, спросили у офицеров, почему к нам такое отношение, а они нам: «Так вас нам не отдают». Наконец на седьмые сутки нас вызвали к десантникам. Двоих отобрали в знаменитый 104-й парашютно-десантный полк Псковской дивизии ВДВ. Мы давай возмущаться: да сколько же можно ждать? А нам: «Ребятки, не волнуйтесь. Вас всех заберут, а пока сходите, покушайте»…
— И вот приходят двое в штатском, нас и еще группу вновь прибывших выводят из строя и отправляют в другое здание. Там наши документы тщательно изучили и задали единственный вопрос: «Хотите послужить Родине в „спокойных“ войсках?»
В тот же вечер Дениса Санникова и еще несколько человек посадили на поезд и отправили в Асбест. Что за войска такие, спокойные? «Покупатели» об этом не сообщили, но ребята и сами об этом догадались, когда прибыли на место назначения. Над их казармой свет фонаря высветил эмблему армейских разведчиков — летучую мышь.
Денис Санников (в центре) с «боевыми товарищами, с которыми в любой ситуации не страшно» Из рядового в офицеры и охота за Хаттабом
Уже на третий месяц службы Денис Санников совершил прыжок с парашютом. Для многих его товарищей это был первый выход в небо, а для него — сороковой. Еще на гражданке он активно занимался в ДОСААФ парашютным спортом.
После предложили продолжить службу, поступив на учебу в Высшее военное училище. После очередной врачебной комиссии наш земляк стал курсантом Новосибирского высшего военного командного училища, по распределению, вполне ожидаемо, попал на факультет военной разведки. Учился по ускоренной программе и через два с половиной года в звании младшего лейтенанта вернулся в Асбест, в родную часть. Назначили его заместителем командира разведгруппы.
Разведбригаду, в которой служил Денис Санников, отправили в Дагестан, через год — в Чечню.
— Наш отдельный отряд спецназначения был вторым сводным отрядом во всей группировке российских войск на территории Чечни. Основной костяк бойцов составляли уральские разведчики. Еще была группа внутренних войск, дивизион тяжелой артиллерии. А над нами выше, в горах, стояли десантники из 104-го полка. Летом 2001 года я случайно встретил там старых знакомых, с которыми провел неделю на сборном пункте, — говорит салехардец. — Наша бригада — одна из самых старых и стояла у истоков становления войск спецназа. Я успел застать в ней легендарных ветеранов — офицеров мусульманской роты, которая брала в Афганистане дворец Амина. Они же были моими первыми учителями.
Тамара Степановна приехала в Асбест на присягу к сыну. Фото из архива Дениса Санникова Основной задачей отряда был розыск бандформирований в горной местности, охота за их главарями. Кстати, именно это спецподразделение выследило один из отрядов Аслана Масхадова.
— Вся вторая чеченская война была партизанской. Не секрет, что в рядах нашей армии были предатели, которые передавали врагу различные секреты. Было много примеров, когда мы попадали в хорошо подготовленные засады. Думаю, именно из-за предательства и погибла героическая 6-я рота. Боевики заранее знали, что им противостоят только эти ребята. В феврале 2000 года, когда это случилось, наша разведгруппа была рядом, но мы не могли прийти десантникам на помощь, так как выполняли другую задачу, — вспоминает северянин.
Денис Санников был прикомандирован к Екатеринбургскому подразделению ГРУ Генштаба РФ. Часто выезжал на боевые задания, правда, о большинстве из них он не имеет права рассказывать.
Хочется посмотреть на мирную Чечню
В 2004 году салехардец уволился в запас, и вскоре старший брат позвал его на Ямал. Сначала Денис работал в Яр-Сале, затем в окружной столице в ГИБДД. Здесь же вышел на военную пенсию.
— В мирное время я в Чечне еще не был. Хотелось бы посетить, побродить по горам, зная, что там больше не стреляют. Один момент запомнился. Сидели как-то на боевом выходе недалеко от грузинской границы. Было лето, раннее утро, внизу ущелья протекала горная речка, поднимался туман. В ближайшем селе начинался утренний намаз, и муэдзин начал петь, и его молитвы в прямом смысле этого слова потекли по ущелью. И эта красота сильно тогда нас заворожила. После этого в мирное время был в горах Осетии, Абхазии, Армении, Дагестана, но такого больше нигде не встречал, — говорит Денис Санников.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео