Ещё

«Уехали, продав квартиру за два дня»: как темпераментная северодвинка живёт среди финнов-интровертов 

Фото: 29.ru
В Финляндии Оксана живёт уже больше года
В Финляндию Оксана Партанен переехала по «классической» схеме — через Санкт-Петербург. Из родного Северодвинска она отправилась на ПМЖ в северную столицу вместе с дочерью-студенткой. Девушка так и осела в Питере, а Оксана нашла личное счастье в маленьком финском городке Алавус. «Мама, здесь нет перспектив» Ещё до переезда в Петербург Оксана поняла, что не хочет жить в России. — В 2009 году, меня по интернету нашел парень-эстонец, который когда-то служил в Северодвинске. Мы с ним встречались около года, мне тогда было 16 лет. Потом наши пути разошлись, и вот через 19 лет он написал мне. Потом он приехал ко мне в Северодвинск, после позвал меня к себе в Эстонию, — вспоминает Оксана. — Я приехала туда и обалдела. Поняла: здесь я дома! Не знаю почему, но у меня это чувство до сих пор. С другом юности пути разошлись, но Оксана стала часто бывать в Эстонии. В 2012 году её дочь Юлия окончила школу. Она-то и сподвигла маму на переезд. В Северодвинске Оксане терять было нечего. Она вышла замуж в 18 лет, с 90-х годов работала везде, где только можно: и в торговле, и в пунктах приёма металлолома и радиодеталей. — Дочь мне так и сказала: «Мам, поехали, здесь нет перспектив». И мы бросили всё, за два дня продали квартиру вместе со всеми вещами и мебелью. Забрали только компьютер и кота и уехали в Питер, в неизвестность. Юля поступила на бюджет в университет имени Герцена. Я пошла работать в ближайшую «разливайку». Четыре килограмма документов — и ты в Финляндии
Пять лет жизни в Петербурге совпали с первым «финским» браком. С жителем Финляндии Оксана познакомилась в интернете ещё до переезда в северную столицу. Но жизнь на две страны не заладилась, с мужем разошлись. Оксана не отчаялась, а просто возобновила активность на сайте знакомств. Там и нашли друг друга с нынешним финским мужем. Полтора года назад она приехала к нему в гости знакомиться и осталась. Поженились. — Мы с мужем одних только бумаг четыре килограмма исписали! Всякие справки, анкеты, заявления, объяснения, уточнения. И каждая бумажка денег стоит, и немалых. Вид на жительство сначала дают на один год. Я его получила через 11 месяцев после подачи заявления. Сейчас надо подавать документы на продление, — сетует Оксана. — Гражданство дают в том случае, если я проживу в Финляндии пять лет, не разведусь с этим мужем и сдам экзамен на знание языка. В России можно хоть как-то повлиять на ускорение получения бумаг. По знакомству, или денег дать втихушку. А здесь нет! Они всё по закону делают, но очень медленно. У меня такое чувство иногда возникает, что служащие с утра снотворное принимают.
Свой дом в Алавусе Партанен не променяют на арендованную квартиру в Хельсинки
Оксана поселилась в городке Алавус, что почти 370 километрах от Хельсинки. Тем временем дочь Юлия окончила университет, устроилась на работу в Петербурге. Переезжать к маме в Финляндию даже не собиралась. — Не так просто переехать по одному только «хочу». Да и здесь скукотища! А Юля в Петербурге участвует в рэп-баттлах. Мне самой здесь скучно — после Питера, после работы в барах. В Алавусе пять тысяч жителей. Частные дома, озёра и безлюдные улицы. Везде стерильная чистота, всё покрашено и украшено. И все сидят по домам. Ночью ничего не работает, в 12 часов гаснут фонари, все спят. Даже в Северодвинске жизнь круглосуточно бурлит. А там я жила по соседству со спиртовой точкой, так это вообще трэш был, — рассуждает Оксана. Немного угнетает северодвинку и то, что здесь ей не с кем общаться, кроме как с мужем. В городке живут несколько русских семей, но между собой они не дружат. Работу она пока не нашла. Её и не примут никуда, пока не выучит язык. — Даже полы не возьмут мыть. Встаёшь на учёт в соцслужбу, получаешь их карточку, всё то же самое в банке. И только потом встаёшь на учёт на биржу труда. Они отправляют на оплачиваемые курсы языка и подают документы на начисление пособия. Пособие хорошее, примерно 600–700 евро в месяц. Но, чтобы его получать, нужно столько бумаг исписать. Я живу здесь с июня 2017 года, и только 24 сентября этого года до меня дошла очередь на посещение биржи. Пособие я ещё не получаю. Почти года года сижу на мужниной шее! Мне повезло, что он согласен обеспечивать меня от и до. Это нетипично для финнов. Я должна каждую неделю подавать заявления потенциальным работодателям, чтоб искать работу самостоятельно. А кому я нужна, если сами финны сидят без работы? Все же думают, что тут рай и бесплатные «евры» с неба падают, и все в белых штанах, как в Рио-де-Жанейро. А тут вон оно как, — констатирует Оксана.
Всё-таки приятные момент есть, несмотря на все сложности адаптации в Финляндии
Идеальная жена и депрессивные соседи Оксана уже год ходит на курсы, но пока понимает с трудом понимает преподавателя. — Учить финский на английском, не понимая английский, так себе развлечение, — говорит она. — Кое-что уже пытаюсь «проквакать». Но нужно постоянное общение, чтоб язык выучить. А я целыми днями дома, и только с мужем. И иногда его мама и дочь приезжают, которые тоже меня не понимают. Так и живем: муж русского не знает, я — финского. Романтика. Плюсы тоже есть: просто так не поссоришься. Да и Оксана считает, что делить им с мужем нечего: она идеальная жена по финским меркам. Обед приготовлен, полы намыты, жена дома и при полном параде. — Финки этим вообще не заморачиваются. Хочешь есть? Ну так приготовь себе и ешь, я-то причём? И, совершенно не переживают по поводу мужей. Надоел, пьёт, не устраивает её в чем-то: пшел вон! Или сама уходит, и семеро детей с папой остаются. Так что у них русским женщинам можно поучиться любить себя. Хотя финки слишком уж стремятся к независимости и равноправию с мужчинами. И порой выглядят, как мужики. В большинстве семей раздельные счета у супругов. Покупают еду, оплачивают коммуналку пополам. У некоторых даже отдельные полки в холодильнике, — делится наблюдениями северодвинка. Ещё Оксане нравится то, что в финны не любят показуху и не «душат» бесконечной опекой своих детей. Но при этом мужчины — хорошие отцы. Много времени уделяют наследникам и не считают это зазорным. — И вообще эта нация очень трудолюбивая. Медленно, но работают. Честные. Вот реально: брось посреди дороги кошелёк с деньгами, никто не возьмет! Или возьмут и тут же в Фэйсбуке, в магазинах окрестных, на доске объявлений напишут: нашёл кошелек, заберите там-то. Но при этом очень обособленно живут. Практически не общаются с соседями, даже не здороваются! Встретишь соседа на дороге, у почтовых ящиков, радостно ему по-фински: привет! А он глаза в землю, и идёт мимо, как будто и нет никого. Депрессивные. Очень неопрятные. В чем спал, в том и в люди. Вообще по поводу одежды не переживают, хоть голый ходи. Круче, чем русские бухают! И, причем, не с компанией, а в одиночку, дома. Очень много суицидов по пьянке, — замечает Оксана.
Мигранты, витамины и очеловеченные животные Переезжать из маленького Алавуса в Хельсинки Оксана и её муж не хотят. Здесь у них большой дом, рядом лес. Снимать тесную квартиру за огромные деньги, да ещё и по соседству с мигрантами, но зато в столице — это не их вариант. Тем более, что её муж ухаживает за своей матерью и не бросит её одну. — У него своя маленькая охранная фирма из трёх человек. Ездит на машине, проверяет объекты. Я иногда составляю ему компанию, чтоб не скучно было, — рассказывает Оксана. — Хотя какой в деревне бизнес? Муж думал здесь бар открыть. Пока думал, кто-то уже его опередил. Два месяца заведение проработало. Сейчас на баре вывеска: помещение сдаётся. Я тут пыталась брошки из кожи делать, из шерсти игрушки валять, торты печь… Ничего не идёт. Слишком высокий налог. Невыгодно и некому продавать. А работать втихушку, как в России — так выпнут сразу домой, и вида на жительство лишат. Мигранты — проблема, которая ещё только подбирается к финской провинции. И хотя Оксана тоже эмигрантка, к переселенцам из восточных стран она относится не очень хорошо: — Шарахаться от мигрантов, которым государство всё позволяет, не хочу. Я не буду трястись и кошелек отдавать, как местные делают, когда их прижмут. Если мигрант у тебя кошелёк отобрал и ножом угрожал, надо отдать ему всё. А я без разговоров в голову дам! Пока наша героиня сидит без работы, изучает местную кухню и печёт хлеб. Рецепты подсмотрела у свекрови: — Здесь в ходу всякие запеканки и бутерброды. Супы едят редко. Я готовлю
макаронную запеканку с фаршем, капустную, картофельную, рыбный суп со сливками, кисели из ягод. Не особо кухня отличается от нашей, деревенской. Только я до сих пор не могу привыкнуть к тому, что финны смешивают мясо и рыбу в одном блюде. Ещё мне показался странным салат из репчатого лука и апельсинов. А мужу не понравилась на вкус гречка. И он не воспринял холодный борщ летом, в жару. Спросил про окрошку: ты зачем в салат квас налила? Продукты, не скажу, что лучше, но отличаются от российских. Тут очень много аллергиков, и потому всё безлактозное, безглютеновое. И всё с витаминами. Финляндия, мне кажется, свихнулась на витаминах! Ещё одно развлечение — наблюдать за ёжиком, который часто приходит в гости во двор. Там же выгуливают кота. Он меняет место жительства вместе Оксаной. Когда-то она его забрала из северодвинского приюта. — К домашним животным в Финляндии, на мой взгляд, странное отношение: слишком очеловечивают. Но зато на улицах вообще нет бродячих собак и кошек. Каждое животное должно быть чипировано, с прививками и паспортом. И не допускается самовыгул. Даже кошку выгуливают на поводке. Мой кот не попал бы в приют, родись он здесь, — рассуждает Оксана. — И бросить в Северодвинске я его не могла. Это же уже член семьи!
Так Оксана выгуливает своего кота
«В Петербурге меня первым делом приревновали к таксисту» За ситуацией в России Оксана следит. Новость о пенсионной реформе её шокировала: — Это кошмар. Что делать, если на работу не берут, потому что старая, а пенсию не дают, потому что молодая? Вот как победить эту страну? Где людям за 50 работать, если все хотят молодых сотрудников? — рассуждает она. Оксана часто бывает с мужем — он заезжает по работе — в домах престарелых. В этих учреждениях, чаще всего, живут от 8 до 20 человек. У всех отдельные комнаты, можно завести кошку. И вообще Оксану впечатлило, как в Финляндии живут пожилые люди. Финны выходят на пенсию в 63 года. — Смотришь: у магазина новая «Вольво» стоит, из магазина выходит парочка, еле ноги передвигают! И — в машину. Путешествуют по миру, по Финляндии на автодомах, ходят по барам. Даже есть специальные дни, когда проводятся танцы для пожилых. И они танцуют! И танго, и вальсы, и быстрые танцы! И не только женщины, мужчины тоже активно участвуют, — удивляется Оксана. — А пенсия — даже говорить стыдно — раз в 10 больше российской. Не обрадовала её и новость о том, что вблизи Северодвинска — в Рикасихе — собираются строить мусорный полигон. О родном городе она не забывает. Там живут её родители и братья, друзья и коллеги по работе. Ей хочется показать Северодвинск нынешнему мужу. Возможно, это произойдёт на новый год. В России ИМЯ был только один раз — в Петербурге. — Он всю жизнь прожил практически в лесу, а тут — огромный город, тысячи машин, тысячи людей на улицах, огромные магазины. Всё работает по ночам, метро страшное, под землю уходит, — описывает впечатления своего мужа Оксана. — Он в первый же день приревновал меня к таксисту! Мы ехали по пробкам почти полтора часа и разговорились с водителем — так, ни о чём. А муж по приезду устроил мне допрос: это же твой бывший? На мой вопрос, с чего он взял, ответил: «О чём можно разговаривать с незнакомым человеком столько времени?» В Финляндии это не принято. На обратном пути мы опоздали на автобус, и пришлось из Хельсинки до Тампере тоже ехать на такси. Водитель за три часа произнес две фразы: «вам куда?» и «300 евро, спасибо».
Муж Оксаны Тони Партанен
Когда Оксана жила в Санкт-Петербурге с дочерью, они арендовали комнату в коммуналке. Дом 1908 года постройки, скорее всего, за сто лет так и не видел нормального ремонта. Всё это тоже показали Тони, рассказывает северодвинка: — Он был в таком шоке, что не рассказать! Постоянно спрашивал меня: почему люди хотят жить в таких условиях? Неужели сложно сделать для себя хотя бы минимальный ремонт? Зато внешне петербуржцы показались Тони опрятными и хорошо одетыми. Но ещё один парадокс озадачил мужа Оксаны. Почему русские покупают дорогие авто, если в России ужасные дороги?
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео