В мире
Новости Москвы
Политика
Общество
Происшествия
Наука и техника
Шоу-бизнес
Армия
Игры

«Солодкина-старшего убивать не стали, его убрали с политарены при помощи уголовного дела и суда»

Напомним, что громкое уголовное дело было возбуждено в отношении отца и сына Солодкиных (отец был советником губернатора по спорту, а сын – вице-мэром , отвечавшим за социальную сферу), а также заместителя руководителя регионального Госнаркоконтроля . Расследование заняло около двух лет, а само судебное разбирательство – более трех. Солодкины были задержаны в феврале 2010 года, а Андреев – в ноябре того же года. Александр Солодкин-старший был переведен под домашний арест по состоянию здоровья в 2014 году. Обвинялись они в участии в организации преступного сообщества, покушении на убийство, мошенничестве.

«Солодкина-старшего убивать не стали, его убрали с политарены при помощи уголовного дела и суда»
Фото: РИА "ФедералПресс"РИА "ФедералПресс"

Согласно приговору Новосибирского областного суда в ноябре 2015 года, Солодкин-старший был приговорен к шести годам и штрафу в 1,2 миллиона рублей. Александр Солодкин-младший получил 8,5 года колонии общего режима и штраф в 505 тысяч рублей. Андрей Андреев – 11 лет колонии строгого режима и штраф в размере 805 тысяч рублей. Но приговор не поставил точку в общественном обсуждении громкого дела – любые новости по теме неизменно попадают в топ. До сих пор идут споры по самым разным аспектам дела Солодкиных.

Видео дня

То, что профессор Демидов пишет книги, – это не новость, но вот тот факт, что он решил написать о деле Солодкиных, – это большая неожиданность. Почему именно эта тема вас заинтересовала настолько, что вы ей занялись так плотно?

– Уже не один десяток лет веду курс «Информационно-аналитическая работа в международных отношениях» для студентов-международников. В беседах с коллегами родилась с виду сумасбродная идея прочитать аналогичную дисциплину, но для юристов. Потребовался соответствующий материал и иллюстрации. И тут, кстати, оказался под рукой широко освещаемый в печати процесс над Солодкиными.

Дело оставалось за малым. Во-первых, провести тщательную источниковедческую экспертизу. Во-вторых, изучить совокупность фактов и сделать выводы с помощью информационно-аналитических технологий, которые применяются в дипломатии и внешней разведке, адаптировав соответствующим образом к поставленным задачам. Иными словами, следовало провести предварительный анализ и сопоставление, интерпретацию данных и их оценку с учетом фактора дезинформации, другие аналитические мероприятия. Книга без проблем пошла в производство, появились сигнальные экземпляры, а дальше начались приключения.

У автора или у книги?

– В мае ресурс разместил анонимный материал под провокационным названием «Профессор счел неправовым государством». Полный вздор и ерунда! Но был один нюанс. В тексте безапелляционно объявлялось, что «научный руководитель» книги – Виктор Толоконский. Посмеялся над этой глупостью. Однако сразу припомнилась незатейливая статейка из «Советской Сибири» за 1929 год под шапкой «Бухаринская школка в Шипуновском районе». На ее основании тогда целый район разогнали.

Не скрою, что я, по аналогии, слегка приуныл. «Дело» оказалось в управлении по борьбе с экстремизмом на Серебренниковской. Его сотрудники, естественно, не нашли в моих действиях «распространения заведомо ложных сведений». Спасибо им. Тем не менее получил на работе выговор, и мне не вручили первую за всю 35-летнюю карьеру грамоту от высокого начальства. У нас любой может обидеть профессора.

Вы кому-то показывали книгу, о которой много говорили, но которую никто не видел?

– Книга прошла своеобразную экспертизу у представительной группы товарищей, состоящей в сумме из политиков, политологов, правоведов, силовиков, отдельных жителей Ленинского и Первомайского районов. К моему удовлетворению, работа получила позитивные оценки и отклики. Значит, верно представил события и не наврал. Единственный ляп носит чисто технический характер и был допущен по недосмотру. Фраза, что монография была «утверждена к печати Ученым советом факультета политики и международных отношений СИУ», попала случайно в текст и не соответствует реальности. О чем сожалею.

Давайте теперь поговорим о самом деле. Что для вас главное в этой истории?

– Уголовное дело Солодкиных и Андреева аналитики в одном из своих обзоров назвали одним из главных событий даже не года, а всего десятилетия. С подачи центральных и региональных СМИ родилась и зажила своей жизнью легенда о мощном преступном синдикате в Новосибирске. Заинтересованные лица выдумали сказку, что у них находилось одних только бриллиантов на сумму 100 миллионов долларов. Делалось сие сознательно, ибо, когда не хватает доказательств, требуется сформировать общественное мнение.

Над головами фигурантов, выражаясь фразой булгаковского Швондера, засверкал «блистающий меч правосудия». К чему подвожу? Расследование уголовного дела, в общем-то, по традиционной траектории наложилось на общественный резонанс, совпало с витком политического противоборства и переформатированием «сибирского Черкизона», Гусинобродской барахолки с ее миллиардными оборотами. В этом смысле моя книга – скорее сочинение по недавней политической истории, а не по правоведению.

Закономерно для таких случаев упоминание по ходу повествования десятки, если не сотни фамилий в разных ипостасях. При всех моих стараниях соблюсти грань приличия при их характеристиках, возможно, кое-кому они могут и не понравиться. Но именно так конкретные люди отразились в информационном зеркале эпохи, а на зеркало, как известно, нечего пенять.

Давайте так: кто, по-вашему, и с какой целью инспирирует обвинение в резонансных процессах?

– Открытые источники информации и дискуссии по громкому делу Солодкиных, если для чистоты анализа отвлечься от уголовных обвинений и содержания статей Уголовного кодекса, дают богатую пищу для размышлений. В общих чертах они подтверждают старую закономерность, что огромную роль в генезисе общественных конфликтов играет личное честолюбие и амбиции людей, так как власть является одной из базовых ценностей, наряду с собственностью.

Еще писал, что «все партийные битвы суть не только битвы ради предметных целей, но прежде всего также и за патронаж над должностями». Нельзя сбрасывать со счетов обстоятельство, что модой в российской жизни стала «проплата» заинтересованными группами круглых сумм на организацию какого-нибудь резонансного мероприятия.

В чем была суть вашего замысла?

– Проба пера в политической публицистике – всегда крайне сложная и незаурядная задача для научного работника и вузовского профессора. Трудности усугублялись тем, что предмет исследования составляли вовсе не фигуры Солодкиных и Андреева, а проблемы и практика правоприменения в России на фоне их резонансного дела.

Генеральная задумка – зарождение осмысленного и трезвого взгляда у читателя, который ознакомился с перипетиями многолетнего судебного процесса над Солодкиными и Андреевым, что не все в правоприменении в родном отечестве обстоит благополучно. Сплошь да рядом в его механизме под влиянием объективных и особенно субъективных причин наблюдаются сбои и попятный ход, приводящие к тяжелым для людей последствиям.

Для решения такой задачи нужно переработать массу информации.

– Эффективность аналитики прямо зависит от полноты и достоверности ее информационной базы. Не буду оригинальным, если вновь подчеркну, что процесс над Солодкиными широко освещался в информационном пространстве страны. Проще указать, кто отмолчался. Только на «Тайге.инфо» присутствовало более 250 публикаций по теме «». Работа с залежами открытых источников информации потребовала их систематизации, которая помогла воссоздать общую картину и предложить, по мысли Алена Даллеса, «просвещенную догадку».

При этом хотелось сформулировать свою гражданскую позицию, избегая идеологических клише и личных пристрастий. Действительно, возможности, которые открывались, при экспертизе открытой информации чрезвычайно велики. Правда, параллельно возникал резонный вопрос о соотношении открытых и секретных источников информации и степени взаимного дополнения. Логично, что секретные сведения и открытая информация взаимоувязаны и на практике сливаются в нечто единое. Можно только посетовать на ограничения в допусках к материалам для служебного пользования. Они не позволяли зачастую расставить акценты и оценки по отдельным сюжетам наподобие фрагмента из раздела «Война компроматов» о так называемой банде отравителей. Однозначно, что никто и никогда не допустит исследователя к агентурным донесениям, а жаль.

И что не так с правоприменением?

– Гуляет по свету байка, что правоприменение в чем-то напоминает театр, в котором есть солисты и статисты, где существует своя закулисная жизнь, а что-то выносится на публику. Главный его недостаток уже давно определен на самом верху российской власти. Это набивший оскомину обвинительный уклон.

Тогда почему нет победных сдвигов и реляций? Сошлемся для краткости на авторитетное мнение мастера детективного жанра Александру Маринину: «Полиция выродилась настолько, что на себя не похожа». Можно, конечно, поспорить, но как быть и где искать выход? Если в двух словах, то на пути развития негативных сценариев в правоприменении современные политики и граждане просто обязаны поставить непреодолимый шлагбаум в виде укрепления государственной власти на демократических началах, повышения политической и правовой культуры, формирования полноценного гражданского общества. В принципе страна, ее политическая и правовая системы движутся в очерченном направлении. Можно, правда, посетовать на пока ограниченный охват и черепашьи темпы перемен.

Однако, как философствовал один из малайских премьеров, слишком широкая дорога к демократии ведет к краху государства, распаду семьи и гомосексуализму. Рискну молвить, что с этим сногсшибательным тезисом вряд ли кто-то будет рьяно спорить. От себя еще добавлю, что с приходом нового политического руководства в области и кадровых перемен в местной прокуратуре, несомненно, начнутся позитивные сдвиги и подвижки в правоприменении на региональном уровне.

Явно не все сюжеты, о которых вы говорите в книге, получили свое завершение, так?

– В книге нет изначального стремления кого-либо обелить или очернить, заменить собой судебную власть или подставить под сомнение честь людей в мантиях. Лишь пробивалось ностальгическое желание опереться на подзабытый марксизм, «суть» и «живая душа», которого, по определению Владимира Ленина, есть «конкретный анализ конкретной ситуации». Именно такой подход позволяет обнаружить в общественных явлениях причинно-следственные связи.

И здесь представляется, что ключом к началу кардинального переосмысления досье Солодкиных может стать не столько выявление процессуальных нарушений, сколько раскрытие, как выражаются во внешней разведке, «тлеющих дел». Прежде всего двух схожих убийств по поводу реформаторской деятельности мэрии вокруг барахолки. Имею в виду гибель вице-мэра в 2001 году и его преемника в 2004-м. Третьего потенциального реформатора «сибирского Черкизона» и вице-мэра Александра Солодкина убивать уже не стали, а убрали с политической арены вполне благопристойно, при помощи уголовного дела и суда.

Не исключено, что заказчик, возможно, был общий. Добавим, что дело Солодкиных, по оправданиям самих подсудимых, стало нужно для того, чтобы скрыть роль отдельных милицейских чинов после начавшихся арестов «труновских». Понятно, что связь между делами вице-мэров лишь гипотеза. Могут пройти годы, пока в увязке этих событий возникнет потребность либо появятся новые форс-мажорные обстоятельства, которые разожгут костер. А до того момента информация в «тлеющем деле» будет храниться.

Приговор известен. Не все с ним согласны, некоторые говорят о реабилитации.

– Судебный процесс над Солодкиными и Андреевым завершился обвинительным приговором и стал историей. Но вряд ли он обречен на грядущее забвение. Идут за закрытыми дверями судебные баталии над «бригадиром киллеров» труновской группировки . Как знать, ибо вполне возможно появление новой волны информации о ранее неизвестных обстоятельствах. Конечно, если правоохранители не пустят рассмотрение дела по проторенной стезе и не проведут его в режиме «басманного правосудия».

В любом случае, согласно раздумьям средневекового философа и поэта , «фальшивое никогда не бывает прочным». Касаясь собственно реабилитации фигурантов дела Солодкиных-Андреева, думаю, что она, видимо, перспектива далекого будущего. Таковы традиции и реальность в отечественном правоприменении. Для сведения, родственники и почитатели ждали его оправдания целых полвека. Разумеется, для возбуждения дела о реабилитации нужны будут веские основания и причины, а также общественно-политические условия.