Ещё

«Спартак» — «Урал» — 2:1. Андрей Панюков — о Сарсании, «Аяччо» и «Браге» 

«Спартак» — «Урал» — 2:1. Андрей Панюков — о Сарсании, «Аяччо» и «Браге»
Фото: Чемпионат.com
рассказал Телингатеру массу баек из своей карьеры.
Главная неожиданность этого тура РПЛ — домашнее поражение от «Урала». Автор победного гола Андрей Панюков дал большое интервью «Чемпионату».
— Как «Уралу» удалось сотворить сенсацию? — Просто для нас было очень важно взять три очка. Турнирная таблица не оставляла вариантов. Хотя было тяжело.
— Что именно?
— Момент, когда пропустили. Вроде всю игру вели в счёте и тут потеряли преимущество. Здорово, что сразу забили ещё один мяч. Обыграть «Спартак» на его стадионе — дорогого стоит. — «Спартаку» регулярно забивают его же воспитанники. Для вас гол в ворота красно-белых что-то значит? — Ну я не воспитанник «Спартака». Я лишь начинал в этом клубе. Провёл там первые три года. Я же выпускник «Динамо», поэтому забивать «Спартаку» вдвойне приятно.
— К 24 годам вы сменили 10 команд. Почему?
— Я бы не сказал, что это плохо. Много думал, почему так получается. Кто-то 15 лет в одном клубе проводит, а у меня год — там, год — здесь. На самом деле главное — играть. Если для этого придётся постоянно менять команду — ничего страшного. Хотя хотелось бы уже остановиться в одном месте.
— Вы поиграли в , Франции, . Могли бы стать ведущим «Орла и Решки»?
— В тех городах, где я был — да. Литва — это 400 километров вдоль и поперёк. За два дня её можно изучить.  — отдельный остров, но там всего два больших города. Португалия тоже небольшая, хотя страна мне не понравилась. Нормально изучил только Брагу. — Какие вам давали прозвища?
— В  — Пани или Панюк. Во  — Путин или blette. — Что значит blette?
— «Свекла» по-французски. — В чём логика? — Blette похоже на популярное русское слово. Так же в «Аяччо» звали и Ананко в 2002-2003 годах. Кстати, его застал один из моих тренеров в «Аяччо». Показывал их совместную фотографию — они играли вместе.
«Штрафы потом просто сгорали. Я их выкидывал»
— Какие у вас были обряды посвящения в командах?
— Везде поют. Только у  коридор с пинками. — Что пели вы? — «Катюшу». Во Франции было забавно. Перед игрой с «Нимом» я встал на стул и спел. Как только закончил, к нам зашел темнокожий парень официант и продолжил исполнять «Катюшу» на русском. — Внезапно!
— Народ удивился, но все посмеялись. Ко мне даже тренер подошёл: «Он правильно поёт или ахинею несёт?» Оказалось, что официант учился на  и неплохо говорил по-русски. — Вас в Европе за рулём тормозили?
— Много штрафов было. Они мне приходили на стадион. Я ведь иностранец — штрафы потом просто сгорали. Я их выкидывал. — А приходилось заплатить-таки?
— Был случай. Я по телефону разговаривал, плюс не пристёгнут был. Два в одном — комбо. Меня поймали и отвезли в отделение. Сказали, что не отдадут права, пока не оплачу штраф. Я пошёл снял деньги. — Много?
— Дофига. Около 150 евро. На следующий день меня опять поймали. Была большая пробка, я ехал по выделенной полосе. Остановила женщина. Я даю ей права, а она не может понять ничего — всё на русском. Походила 15 минут, потом отпустила. Не разобралась, как заполнять протокол.
«Меня кинули в дубль. Там был просто идиотизм»
— Что иностранцы просили привезти из России?
— Водочки и майку с Путиным. 2-3 года назад в них все ходили. Ко мне человек пять обращались. — Привезли?
— Водку — да. Во Франции её прям очень хотели. Особенно тренерский штаб. — Неужели во Франции не найти водки? — На Корсике уж тем более. Они там всякую дрянь пьют. Местная бодяга даже похуже. — Сколько водки привезли? — Три литра «Путинки». Две бутылки тренерам. А еще литрушку положил после тренировки пацанам — они тоже хотели. Кто-то попробовал, кто-то не рискнул. — В Португалии один из игроков избегал вас месяц. Что произошло? — У них специфический юмор. Наверное, европейский. Шутят так, что у нас в России по лицу бы дали. — Что за юмор?
— Насмотрелись каких-то американских фильмов и могли шутить про семью. У нас не принято над такими вещами смеяться. Один парень в отношении меня не успел ничего сказать. Я на опережение сыграл. Объяснил, что для нас это неприемлемо. Мол, ребята, вы совсем идиоты — у нас за такое могут и порезать в некоторых районах. Со мной не надо так. — Футболист реально обходил вас стороной? — Да, испугался. Обычно сидел и шутил, по плечу мог ударить, а потом притих, не трогал и не обращался ко мне. Это был бразилец, и он воспринял информацию всерьёз. Он ещё по-английски плохо говорил, может, ему перевели не так. — Ваша цитата: «Из Браги надо валить». Почему так? — Я приезжал в основу, но тренера убрали и меня кинули в дубль. А там был просто идиотизм. Ставили отвратный футбол. Забавно, что сейчас тот тренер дубля возглавил первую команду. — Что было отвратно? — Мы два раза в неделю могли бегать тест Купера. И это не на сборах, а после матчей, если тренеру не понравилась игра. Нужно было за минуту пробежать вокруг футбольного поля, а там 300 метров И так 8 раз! На следующий день после игры! Как так можно? А ещё он заставлял всех завтракать на стадионе в 8:30 утра. Допустим, не хочу я завтракать на стадионе, но ему это не объяснишь. Всё начинается с бытовухи, а заканчивается на поле. Он ещё и футбол пропагандировал специфический. — Специфический?
— Бей–беги. Нападающий должен садиться к опорнику. — Я думал, только в РПЛ такие «автобусы» ставят.
— Там в первой лиге такие же. А потом он удивляется, что после 10 туров команда не бежит в матчах. Ну ещё бы, после двух тестов Купера…
— И как он стал главным тренером «Браги»? — Он — местный, выступал за «Брагу», провёл неплохую карьеру. Сейчас его команда стабильно идёт наверху в таблице. Наверное, перестал давать тест Купера. Я в этом уверен. «Периодически езжу на могилу Сарсании» — Вы говорили, что лучше играть во второй лиге в Европе, чем сидеть на скамейке в РФПЛ. Однако после Франции и Португалии вы пришли в «Зенит».
— Все думают, что я шёл сразу во основной состав. Царство небесное Константину Сергеевичу, но он бы сейчас всё рассказал. — Что рассказал бы Сарсания? — Я ведь перед этим играл в Литве. Шёл в «Зенит», чтобы сначала сезон отыграть в ФНЛ. Надо было себя проявить. На мой взгляд, я всё показал еще до декабря. Забил 12 мячей в 13 играх, но перейти никуда не удалось. Возникли вопросы у руководства. Хотя приходили официальные запросы из хороших команд Европы. — Как можно не брать в первую команду и не отпускать в Европу? В чём смысл?
— Был вариант в Греции. Команда очень хорошего уровня. «Зениту» предлагали неплохие деньги за меня. Однако руководство просило, чтобы я помог «Зениту-2» остаться в ФНЛ. — Ох…
— И это мне было 23 года. Хорошо, хоть сейчас не возвращают в «Зенит-2». Это была бы уже совсем патовая ситуация. — Если бы Сарсания был жив, у вас всё сложилось бы иначе? — 100%. Я этом не сомневаюсь. Вообще всё было бы по-другому. Тем более после такого старта в ФНЛ. Хотя сейчас я играю в команде РПЛ. Мне не на что жаловаться. — Как изменилась жизнь после смерти Сарсании? — Тяжело было, если честно. Я знаю, что из всех футболистов именно ко мне он относился, как к сыну. — Он этого и не скрывал. — Хотел меня вырастить. Я это ценил и всегда его слушал. Моё дело бегать на поле, а его — решать всё остальное. Я полностью ему доверял и у нас сложились отличные отношения. Когда мне позвонили и сказали о его смерти, я не мог в неё поверить. Мне сообщила моя мама. Я не поверил и сразу позвонил агенту Олегу Артёмову. Он подтвердил. Я пару дней ходил и не понимал, как это — умер? Я же только что смски от него получал. — В какой момент осознали? — Когда увидел гроб. Сейчас периодически езжу к нему на могилу и понимаю, что больше года прошло. — Какой разговор остался в памяти? — Многие. Он же умудрялся смотреть мои игры во Франции и звонить: «Андрюсик, молодец, слежу за тобой». Бывало, что и пихал мне. — За что? — За интервью. Будучи в «Зените» дал интервью, хотя на тот момент ещё не подписал контракт с клубом. Набрал, сказал пару ласковых. Пихал и за лишний вес. В 19-20 в Литве грозился не брать меня на сборы. — Только грозился? — В результате, конечно, брал. У меня было 4 лишних килограмма. В том возрасте это особо не сказывалось, хотя было заметно. Для Сарсании это было критично. Мы проводили какой-то товарищеский матч с солидной командой на Кипре. Пока все играли, я бегал неподалёку — сбрасывал вес. Так меня воспитывал. Была такая приколюха: в 7:30 утра поднимали и отправляли бегать. — Сарсания производил впечатление простого и доброго человека. Как ему удавалось работать среди криминального мира агентов? — Не представляю. Если бы он был жив, я хотел бы задать ему много вопросов. В том числе об этом. Он был коммуникабельным. Находил общий язык и с простыми людьми, и с акулами. В отличие от других агентов, Константин Сергеевич никогда не обманывал. Это все знали. Ничего не утаивал, поэтому его уважали. «На Корсике на Новый год из „калаша“ стреляют» — Давайте перейдём к  . — Я у него в детстве брал автограф. — Серьёзно?
— Я же в «Спартаке» начинал. Помню, мы тренировались в этом «лягушатнике» на Преображенской площади… — Стадион имени Нетто.
— Да, он же «Алмаз». У нас тренировка закончилась — основной состав выходил. Там мощнейший подбор игроков был: Левицкий, Ананко, Робсон… Владимирович на серенькой Audi TT подъезжал. Мы с отцом подходили: «Дмитрий, Дмитрий, а можно автограф?». Мне было лет шесть тогда. Даже фотография сохранилась. Я ее показывал Владимировичу — вместе посмеялись.
— Слышал, что в «Урале» вас стебали партнёры из-за женской сумочки-косметички. — Она не женская, а фартовая. Я её взял, потому что некуда было положить зубную пасту и прочие вещи. Так получилось, что жена уехала, вот я и взял её косметичку. Она такая, светло-розовая. Народ пошутил, и я продолжил её брать из принципа на протяжении пяти матчей, пока мы не проиграли. Сейчас у меня другая, и мы тоже не проигрываем. — В Европе встречали футболистов-геев? — Нет, даже и подозрений не возникало. На Корсике вряд ли бы потерпели такое в команде. Местные, как мы, — очень вспыльчивый народ. На Новый год из «калаша» стреляют. Нрав, как на Кавказе. В Париже можно встретить геев, а на Корсике такое никто не афиширует. Даже туристы-геи, которые шли за ручку, по шее получали. — Откуда у корсиканцев «калаши»?
— Не знаю, может, мафия. Насколько я понимаю, на Корсике есть свои бандюги. Они особо не прячутся. Знаю, что там есть криминал. — Ваш партнёр по «Уралу» тоже выступал в Европе и рассказывал, что там народ более раскрепощённый в раздевалках. Футболисты общаются часами, могут помогать друг другу бриться, а у нас — собрался и уехал. — Да, в Европе могут спокойно сидеть в раздевалке и разговаривать о жизни. В «Аяччо» был один чудак Липпини. У него дружочек Кавалли — легенда клуба, потому что даже в 37 лет продолжает выступать. Так вот они часами могли общаться после тренировок. Я их спросил однажды, о чём они столько разговаривают. Выяснилось, что о выращивании моркови. — Серьёзно? — Абсолютно. У Кавалли своя ферма, обожает выращивать овощи и фрукты. Я как-то раз проезжал мимо. Смотрю, трудится в шляпе и сапогах-говнодавах. Чисто корсиканец, волосы длинные. В общем, я как понял, что именно они обсуждают, сразу собирался и уезжал. И тут звонит Сарсания. — Что-то случилось? — Говорит: «Проблемка есть. Почему мне говорят, что после тренировки ты через две минуты уезжаешь из раздевалки?» Я ответил, мол, о чём мне говорить? О морковке базарить? Я мог задержаться ради массажа или бассейна, но тут… Сергеич объяснил, что главный тренер волнуется, нет ли у меня конфликта с игроками. — Как разобрались с ситуацией?
— Сергеич попросил на 10-15 минут задерживаться в раздевалке. Я ставил себе секундомер на 15 минут и сидел в джинсах смотрел на партнёров и докторов. 15 минут закончились — я полетел. — У вас скоро свадьба? — Да. Стараюсь всё сам организовывать. Раньше мог сказать: «Вот деньги, делайте сами». Теперь всё сам. Декорации, всякие нюансы выматывают. Это раньше я мог играть в компьютерные игры — «Контрушечка», «Дота»… — Сейчас многие делают ставки на компьютерные игры. Слыхали о таком? — Это как раз моя школа. Я не ставлю ни на футбол, ни на хоккей. Мне это неинтересно. А вот «мажор» («Major» — киберспортивный турнир) — другое дело. — Чтобы ставить, надо разбираться. Вам это удаётся? — Да, я секу. Плотненько сел на компьютерные игры, когда оставался один в Европе. В «Контру» больше играю сам, «Доту» именно смотрю. Вот Санька Головин в неё рубится. Я знаю топ-20 команд. У меня недавно коэффициент 6 сошёлся в «Доте». — Неплохо.
— Посмотрел, у кого какие персонажи, что напикали. На каких-то лошков 2 тысячи рублей зарядил — 12 поднял. Но зависимости у меня нет. Раз в полгодика могу побаловаться, не более.
Видео дня. Травят в России: гомосексуалист дал интервью СМИ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео