Ещё

Дали и Пикассо — тяжкий путь познания 

Фото: Ревизор.ru
Те, кто знаком с историей гражданской войны в Испании, сразу вспоминает репортажи Михаила Кольцова, произведения Хэма и стихи Ильи Эренбурга: Костры ещё горели — пред разлукой, Трубы ещё не замирала медь… Что может быть печальней и чудесней — Рука ещё сжимала горсть земли… В ту ночь от слов освобождались песни И шли деревни, будто корабли. Сальвадор Дали и Пабло Пикассо — дети двадцатого века, полного тревог, мечтаний, волнений, войн и небывалого развития массовой культуры, рекламы, кинематографа, театрального искусства. Данная выставка частной коллекции Александра Шадрина — это не только и не столько оммаж испанских художноков ХХ-го века их великим предшественникам — Франсиско Гойе и Мигелю Сервантесу, хотя и это тоже присутствует. Сальвадор Дали и Пабло Пикассо Знаменитая серия «Тавромахия» Сальвадора Дали словно вторит стихам французского поэта Агриппа д’Обинье: Великолепные предстали эшафоты. Готовили трофей в убранстве позолоты. В порядке выступал шеренгою тройной Под санбенитами приговоренных строй................ В порядке медленном почетных караулов Вояки ехали, сверкая сбруей мулов, Солдат старейший нес за взводом трубачей Изображения на стяге палачей: Лик Изабеллы, лик владыки Фердинанда И Сикста славила палаческая банда. Пред сей хоругвию с богатством позолот Колени преклонял трепещущий народ. «Тавромахия» Сальвадора Дали Фото: artchive.ru Эта выставка — открытие. Давайте обратимся к признанному шедевру Дали, созданному по бессмертному творению Данте Алигьери — «Божественной комедии», новой для многих странице творчества испанского художника. 9-й круг ада, тот, где в ледяном озере томятся и претерпевают страшные муки Иуда, Брут, Кассий, все предатели близких и любимых. Такими же сине-серыми красками, как и вода озера, изобразил Дали грешников: Мы были там, — мне страшно этих строк, — где тени в недрах ледяного слоя Сквозят глубоко, как в стекле сучок. Одни лежат; другие вмерзли стоя, Кто вверх, кто книзу головой застыв; А кто — дугой, лицо ступнями кроя (Божественная комедия. Данте Алигьери. Пер. М. Лозинского). Если бы не Италия, не её керамисты… Если бы не Валлорис — западная оконечность города Антиб на Лазурном берегу, то, возможно, мы бы не узнали Пикассо — гончарных дел творца. Валлорис стал центром керамики с конца XIX века, однако развитие данного искусства началось в XVI веке. В то время в город, пустой после чумы, приехали итальянцы — гончары из Генуи и Альбисолы (старинного центра керамики). Сначала керамисты изготавливали свои изделия небольшими партиями, но постепенно производство разрослось. В 1946 году состоялся первый приезд Пикассо в Валлорис. Там он познакомился с семьёй гончаров и быстро понял, не на шутку заинтересовавшись, каким же интересным, творческим и плодотворным может стать такое занятие: И когда остановится гончарный круг, на красной чашке качнется вдруг желтый бык — отпечаток с моей руки, серый аист, пьющий из белой реки, черный нищий, поющий последний стих, две красотки зеленых, пять рыб голубых… Царь, а царь, это рыбы раба твоего, бык раба твоего… Больше нет у него ничего. (Б. Окуджава. Гончар) Фрагмент керамики Пабло Пикассо. Фото: пресс-служба Гранатного двора Художник экспериментировал, методы работы с плоской и объёмной техникой захватили внимание Пабло Пикассо. Почти три тысячи керамических изделий насчитывает собрание керамики художника — вазы, кувшины, тарелки — произведения гончарного искусства — хранятся в музее Пикассо в Валлорисе, многочисленных частных коллекциях. Мифические животные, звери, птицы, женские портреты, ритуальные, древние маски стали ядром его расписной керамики: Это — лунная ночь невозможной мечты… Но недвижны и странны черты: — Это маска твоя или ты? (И. Анненский) Пабло Пикассо любил животных: собаки, птицы, голуби, знаменитая коза Эсмеральда сопровождали всю его жизнь. Всмотритесь в эту знаменитую керамическую козу — она спокойна и безмятежна, каким стал в конце жизни сам художник. Пикассо прожил долгую жизнь. Всё в ней было: страсть, богатство, признание, любовь женщин, живопись, театральные премьеры и постановки. Пикассо был и стал самодостаточным человеком, философом, творцом. А его любимые и знаменитые мифологические животные — быки и лошади — хтонические символы — будто перекочевали с полотен в керамическую скульптуру. "…и когда Минотавр бросился в раскрытые объятия другого, веря, что обрел брата, такое же существо, как он сам, и когда все его отражения бросились в объятия отражений другого, тот, другой, нанес удар, и его отражения нанесли удар… Тесей снял с лица маску, изображавшую бычью морду, и все его отражения сняли маску, он смотал красную нить и покинул Лабиринт, и все его отражения смотали красную нить и покинули Лабиринт…". Вероятно, Пикассо так же искренне был предан быку, как и Фридрих Дюрренматт. Выставка работает до 2 декабря 2018 года
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео