Ещё

Как возрождают чемпионов. Родина русского рысака стала реабилитационным центром для коней 

Как возрождают чемпионов. Родина русского рысака стала реабилитационным центром для коней
Фото: ТАСС
В начале XX века в деревне Злынь под  отец и сын Телегины скрестили американского и орловского рысаков. Так получилась знаменитая русская рысистая. Сейчас на конезаводе выведением новых пород не занимаются — невыгодно. Зато пользуются возможностью и собирают биоматериал от лучших коней, а также создали особые условия содержания, благодаря которым чемпионы даже после тяжелейших травм возвращаются на скачки и выигрывают у здоровых и более молодых коней. Интересно, что вторую жизнь здесь дают не только лошадям. Чтобы им комфортно жилось, здесь, посреди классической русской деревни с одноэтажными деревянными домиками, восстановили двухэтажный замок — усадьбу действительного статского советника Василия Телегина — 1911 года постройки, памятник архитектуры.
Роксана — королева рысаков
"Это же легендарная личность, такие на свет появляются раз в столетие, — директор Злынского конезавода даже меняет тембр голоса, когда речь заходит о знаменитой Роксане — «феррари» в мире конного спорта".
Она родилась в 1991 году, тогда Лебедева работала на конезаводе зоотехником и лечила молодую кобылу от десятка лошадиных болезней. «Чем она только ни болела. Но было в ней уже тогда что-то такое, от чего захватывало дух, сила воли», — делится Светлана. И в какой-то день кобыла побежала. Да так быстро, что решили попробовать отдать на соревнования. С тех пор ей не было равных.
В те времена лошадей в три года списывали на пенсию, а Роксана в этом возрасте только выиграла свое первое состязание — Большой трехлетний приз. Потом была почти сотня соревнований, десятки наград, и ни разу она не приходила к финишу без призов. В 1999 году Роксана взяла Международный приз города-героя , установив рекорд, который на протяжении 20 лет никто в мире не мог побить. Эта история продлила спортивную карьеру рысистых — сейчас кони соревнуются до десяти лет.
В начале 2000-х конезавод находился на грани закрытия, умер прежний директор . Его жена продала часть лошадей. Так знаменитая Роксана вместе с дочерью Ривьерой оказалась у цыган. Когда Светлана Лебедева узнала, что чемпионку собираются сдать на мясо, позвонила инвестору . Цыганам Роксану и Ривьеру продали за 2500 рублей, а чтобы вернуть, те запросили $10 тыс.
"Раппопорт тогда сказал мне: «Своих не бросаем». И два месяца длились переговоры", — вспоминает Светлана Лебедева. Лошадей в итоге на завод вернули бесплатно, правда, в плачевном состоянии.
Роксану отдали с путами на ногах и торчащими ребрами, что для коней этой породы означает крайнюю степень истощения. После проведения всех анализов стало ясно, что дело куда серьезнее — у Роксаны была тяжелая форма лептоспироза, смертельно опасного заболевания. Больше года Лебедева выхаживала чемпионку, а когда ее выпустили в левады, она бежала так, что никто из молодых лошадей не смог ее догнать.
Однажды Роксана не вернулась с прогулки. «У нас лошади все лето гуляют на специально огороженной территории, в левадах, и сами приходят ночевать, конюху остается только всех пересчитать и закрыть денники. В тот вечер мы недосчитались Роксаны. Нашли на берегу пруда со сломанной ногой, больше километра тащили на пологе», — рассказывает Лебедева.
Все российские центры, куда сотрудники конезавода обращались, отказывались помочь. Кобыла старая — ни рожать, ни бежать уже не может. Тогда Лебедева решила лечить сама, придумала специальный протез, который облегчал жизнь Роксане.
"Кони спят стоя. Мышцы передних копыт устроены таким образом, что не задействованы в процессе стояния, поэтому не устают. Но на одной передней ноге Роксане было тяжело, нередко она падала, тогда мы подставляли спины, чтобы ее поднять. Потом она научилась облокачиваться на стену", — продолжает директор и закрывает глаза.
Роксана умерла через восемь месяцев после травмы. Ее хоронили стоя. Сейчас на ее могиле на территории конезавода — два рыжих камня и фонтан.
Кроме легендарной Роксаны есть в портфолио завода и другие примеры исцеления. Например, когда один из президентских призов Центрального московского ипподрома к 2018 году выиграл конь Злынского конезавода Добал-Вола, никто не знал, что за несколько месяцев до этого у него были серьезные проблемы с ногами. Конь, когда бежит, выбрасывает передние ноги вперед, а он не мог. Сотрудники конезавода совместно со специалистами орловского ипподрома разработали специальную программу физиопроцедур и тренировок, после которых Добал-Вола смог вернуться в большой спорт.
Другой мир Территория конезавода — а особенно роскошный особняк Телегиных — поражает. «До 2015 года дом был в полуразвалившемся состоянии. Чиновники приезжали, проверяли наличие таблички, мол, охраняется государством, и уезжали. Тогда мы решили усадьбу восстановить, работали по старым фотографиям», — рассказывает помощница директора Татьяна Лукина.
Впоследствии конезавод получил премию «Феникс» за лучший проект приспособления к современному использованию объекта культурного наследия. Сейчас в доме музей, где собраны самые главные призы питомцев конезавода.
Старинные телегинские конюшни испытание временем выдержали. Почти метровые стены устанавливают особый микроклимат: летом в них прохладно, зимой — тепло. Светлана Лебедева выстроила систему таким образом, что лошади кочуют из денника в денник, при этом хотя бы одна конюшня постоянно пустая. Говорит, в проветривании — залог здоровья коней.
На конюшне пахнет сеном и яблоками, а не навозом. Денники чистят несколько раз в день. А все потому что аммиак, который образуется в процессе разложения отходов жизнедеятельности, смертельно опасен.
"Аммиак разъедает легкие. Я до того, как стала директором, жила здесь со шприцем наголо, потому что были директора и бригадиры, которые не давали делать так, как я считаю нужным. Став директором в 2006 году, я создала такие условия, при которых лошади не болеют", — говорит Лебедева.
И это не хвастовство — на постой в Орловскую область привозят коней из Ростова-на-Дону, Перми, Абакана и даже Финляндии. Условия содержания на Злынском конезаводе считаются одними из лучших в России. Особенно тщательно следят за питанием — все корма в обязательном порядке отправляют на биохимию. Есть и специальный солярий, который согревает мышцы и помогает спортсменам быстрее восстановиться.
За сотней лошадей ухаживают 14 человек. Все они настолько увлечены своим делом, что практически живут на работе. И обстановка действительно семейная. И директор, и зоотехник могут убрать денники, приготовить еду как для сотрудников, так и для питомцев. Если лошади плохо или начались роды, то на подмогу остаются все. На конюшнях есть спальни, где можно остановиться. «Конезавод — это другой мир. Здесь нет должностей и званий», — признается Татьяна Лукина.
Солярий для беременности
В Злынь на содержание привозят самых быстрых и сильных представителей разных пород. Именно этот фактор здесь используют для увеличения жеребячьего поголовья.
"Биоматериал самцов остается жизнеспособным менее суток, поэтому мы продумываем все с точностью до часов. Традиционно у самок овуляцию приближают медикаментозно, мы же используем более естественные методы, солярий например. Не просто так девушки, отдохнувшие на море, потом очень быстро беременеют", — говорит Лебедева.
Для осеменения есть стерильная лаборатория. Здесь сейчас собираются сделать отцом американца Киллера Гановера. Станет ли матерью кобыла конезавода либо биоматериал продадут — эту информацию на заводе не раскрывают.
После рождения жеребята больше года остаются с матерью. Светлана Лебедева уверена, что многое закладывается в первые часы жизни. «Я даже роды никому не доверяю. Родился малыш, сразу прикладываем — молозиво закладывает хороший иммунитет», — отмечает она.
Отдельное внимание уделяется закаливанию. Зимой конюшни не отапливаются, но из-за толстых стен отрицательных температур и не бывает. «Я в какой-то момент решила, что лучше уж будет холодно», — говорит директор.
В любое время года жеребята гуляют в левадах. Если холодно, не больше получаса. Замерз — отправляют греться либо в солярий, либо в теплый душ. Одним из самых уязвимых мест у лошади является дыхательная система, пневмония для них — верная смерть.
По словам Лебедевой, до сих пор на многих конезаводах респираторные заболевания лечат антибиотиками, она же радикальные методы заменила профилактикой. Жеребятам Злынского конезавода лекарства колют только в крайних случаях. Благодаря всему максимально натуральному у подросших кобыл удалось решить еще одну проблему — гинекологическую. У лошадей нет никаких сбоев менструального цикла, а значит, не надо снова браться за шприц.
Анастасия Богдашова
Одиночество в мегаполисе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео