Ещё

Комсорг с Красной Пресни 

Комсорг с Красной Пресни
Фото: Карельские вести
100 лет тому назад, 29 октября 1918 года, в здании нынешнего Театра Ленинского комсомола открылся 1‑й съезд коммунистического союза молодежи. До распада СССР школу комсомола прошли миллионы юношей и девушек. Сколько среди них удивительных судеб…ц Я хотел бы рассказать об одном человеке, который на всю жизнь связал себя с комсомолом, — о первом секретаре Краснопресненского райкома комсомола Александре Николаевиче Грампе. Шурка Грамп — так его звали комсомольцы Красной Пресни в 20‑е годы, и потом уже профессора МИИТа, магистра технических наук ветераны комсомола называли так же.
Придумал себе новую фамилию и отчество
Александр Николаевич родился в семье рабочего нефтяных промыслов в  армянина Ивана Борисовича Агаджанова в Нагорном Карабахе. У него было 14 детей, из которых выжили только три сына и дочь. С 14 лет он работает на нефтяных приисках в Баку. В 15 лет он в Баку принимает участие в революции. Когда в Баку революция потерпела поражение, Александр Агаджанов был вынужден покинуть и уйти в комсомольское подполье. Он придумал себе новую фамилию Грамп и поменял отчество: вместо Ивановича он стал Николаевичем. С 1919 и по 1922 г. вместе с А. А. Мельчаковым, будущим генсеком ЦК ВЛКСМ, Грамп на фронтах Гражданской войны на Северном Кавказе. Добрую память оставил о себе Шура Грамп в , а жители создали музей, посвященный ему.
В 1922 году Александр Грамп направляется в  на учебу. Но вместо учебы его избирают первым секретарем Краснопресненского райкома комсомола. Начинается бурная комсомольская деятельность. В стране безработица, бандитизм, безграмотность. В первую очередь от этого страдает молодежь. Райком комсомола добивается, чтобы за молодежью были забронированы рабочие места как в государственных, так и частных предприятиях. Комсомол требует, чтобы профсоюз встал на защиту молодых рабочих и защищал их права на предприятиях. По инициативе комсомола Совнарком принимает специальный закон о труде молодежи на предприятиях.
Комсомол — инициатор создания рабфаков в районе. Слова Ленина «всякая революция тогда чего-то стоит, если она может себя защитить» восприняли как призыв к действию. Райком комсомола Красной Пресни создает и организует ЧОН (части особого назначения), призванные защитить революцию. Провозглашена новая экономическая политика в стране (НЭП). Многие комсомольцы не поняли значения НЭПа, считая, что нэпманы — это уступка буржуям, и они стали выходить из рядов комсомола. Создаются идеологические бригады, которые разъясняют цели и задачи НЭПа.
Шура Грамп умел объединить вокруг себя инициативных и организованных ребят, о которых впоследствии узнала вся страна:  — один из создателей футбольной команды , первый комсорг сборной команды РСФСР по футболу, Евгения Штерн — в 16 лет комиссар ЧОНа, Константин Личнов — командир бронепоезда «Комсомолец»,  — художник «Политиздата», Лев Шеин — следователь по особо важным делам прокуратуры СССР, Цезарь Кунников — герой Малой земли.
На штурм английского языка
В те годы на выборной комсомольской работе больше двух лет не находились. Подошла пора и Шурке Грампу прощаться с комсомольцами Красной Пресни. Но зато осуществилась его заветная мечта. Он поступил на рабфак, а затем пять лет учебы в Институте инженеров транспорта, который успешно окончил в 1930 году. По окончании МИИТа Александру Грампу предлагают еще год изучать английский язык. После курсов английского он должен будет сдать экзамены американским экзаменаторам. Если все пройдет успешно, то в составе группы из 50 человек он поедет в Америку для учебы в аспирантуре американских университетов. Он соглашается. На общем собрании группы его избирают старостой. Кстати, в эту группу попал и , который впоследствии стал представителем СССР в .
В это же время, в июле 1930 года, с туристической группой на небольшом японском корабле Arabia Maru из  началось кругосветное путешествие Гертруды Яковлевны Кливенс, преподавателя литературы в средней школе Янгстауна. На пароходе Гертруда Кливенс и ее спутники познакомились с советским военным атташе в Японии Виталием Примаковым, который возвращался в Москву. Под впечатлением его рассказов о советской России у небольшой группы американских туристов появилась идея изменить маршрут и проехать через всю Россию по Транссибирской магистрали на поезде Владивосток — Москва, а затем через Германию вернуться в Штаты. Так в сентябре Гертруда Кливенс оказалась в Москве. Ее очень заинтересовала советская Россия, и она решила задержаться здесь на некоторое время. По рекомендации Примакова ей предложили преподавать английский язык группе советских инженеров, которым по заданию правительства СССР предстояло на два года поехать в США для продолжения образования.
На советских инженеров Кливенс произвела неизгладимое впечатление. Почти вся группа влюбилась в нее. После первого же занятия староста группы Шура Грамп сказал: «Мы пришли сюда изучать английский язык, а не ухлестывать за этой гидрой капитализма…»
В июне 1931 года приехала специальная группа специалистов из Америки принимать экзамен по английскому языку у наших молодых инженеров. Они были поражены их знаниями. Гертруда Кливенс, когда ее спросили, как она смогла так обучить этих русских «медведей» да еще за такой короткий срок английскому языку, ответила: они штурмовали английский язык так, как в 1917 году штурмовали матросы-балтийцы Зимний дворец.
Американская жена
В июне 1931 года 50 советских инженеров выехали в Америку. Александр Грамп стал аспирантом в Университете имени Джона Пордью (город Лафейетт, штат Индиана). Вернулась в Америку и Гертруда Кливенс. В Америке Шура Грамп проявил свою комсомольскую напористость. Они стали встречаться. Потом решили стать мужем и женой.
Через много лет, в 1957‑м, Грамп сделал такую запись в дневнике: «Почему-то сегодня вспомнились первые откровенные беседы с Гертрудой. Это было в Кливленде, куда я приехал на воскресное свидание из Лафейетта, а она — из Янгстауна… Я пытался тогда разгадать секрет ее обаяния, секрет чего-то неуловимо притягательного в ее облике. Но одно мне было совершенно ясно: я безоглядно и навсегда влюблен в нее.
О, эти прекрасные минуты! Они осчастливили меня на всю жизнь! Прошло 25 лет с того дня, когда я поставил своей целью навсегда связать свою судьбу с Гертрудой. Еще не зная ее ответа, я почему-то был уверен в том, что она испытывает большое чувство ко мне, что у нее нет страха перед предстоящими житейскими трудностями, а есть твердое желание разделить со мной свою судьбу.
Много и долго я думал о том, какую ответственность беру на себя: ведь из-за меня, простого советского инженера, она решилась оставить богатую Америку, расстаться с матерью, с отцом, сестрами и братом, со многими родственниками и друзьями. Все это еще более усиливало мою любовь.
Не знаю, почему я вспомнил все это именно сегодня, когда наш сын защищал диплом в институте».
Сегодня можно дать ответ на вопрос Грампа. Шел первый год его освобождения после 18 лет в ГУЛАГе.
«Этих б…ей расстрелять мало»
После возвращения из Америки, где Александр Николаевич получил степень магистра технических наук, он работал директором МИИТа, затем в Наркомате путей сообщения. За две недели до ареста Каганович вручил Грампу орден «Знак Почета». Призвал всех брать пример с этого молодого перспективного сотрудника. Счастливая жизнь оборвалась в августе 1937 года. Шура Грамп был арестован и объявлен «врагом народа, участником правотроцкистской вредительской организации на транспорте». Жену тут же уволили, хотя она была еще гражданкой Америки. А в 1938 году она приняла гражданство СССР. Грампу на первом же допросе выбили практически все зубы. Требуя, чтобы он подписал бумаги о его вредительской деятельности. Он не подписал. Он просил сообщить о своем аресте Кагановичу. Следователи предложили все изложить письменно. Он написал. Через месяц его вызвали на очередной допрос. Следователь спросил Грампа: вы писали обращение к Кагановичу? Вот пришел ответ. По диагонали листа красным карандашом было написано: «Этих б…ей расстрелять мало». В январе 1938 года решением военной коллегии Верховного суда СССР А. Н. Грамп был приговорен к 10 годам заключения и отправлен этапом на север Красноярского края, где заключенные строили заполярный город Норильск. Там Грамп создал самую лучшую бригаду. В нее входили академики, ученые, писатели, партийные и государственные деятели, в том числе и жена генсека ЦК ВЛКСМ Саши Косарева. Бригада Грампа показывала пример и на производстве, и в общении не только среди политзаключенных, но и среди зэков. Однажды бригаду Грампа на дальнем участке строительства железной дороги засыпал снежный буран. Им грозила верная смерть. И тогда зэки потребовали направить людей, чтобы разыскать эту бригаду. В 1945 году Александр Николаевич за ударный труд во время войны был досрочно освобожден из заключения. Он получил возможность работать в Норильске по вольному найму, но без права выезда на материк. В 1946 году в Норильск к Грампу приехали Гертруда и его сын Женя. В Норильске семью Грампа окружали интересные, близкие по духу люди. Вот как вспоминает о семье Грампа живущая ныне во Владикавказе Л. Хабалова, которая приехала в Норильск в 1947 году в качестве молодого специалиста-геолога. «Таких людей, как Гертруда Яковлевна и Александр Николаевич, я больше никогда не встречала. У меня было ощущение, что, как от мощных аккумуляторов, я на всю жизнь зарядилась от них энергией, любовью к людям. Так влияли они на всех, кто попадал в сферу их притяжения. В их доме легко дышалось, казалось, что становишься лучше, чище, добрее. Они создавали такую атмосферу, в которой прекрасно чувствовали себя прибалты и корейцы, русские и евреи, армяне и осетины». («Московская правда». 1989 г., 24 сентября.) 5 ноября 1950 года в Красноярске Грамп был вновь арестован. Окончательно освобожден был только в 1954 году.
Мы часто беседовали с Александром Николаевичем о его аресте, о потерянных годах. Я задавал ему вопрос: неужели ему не противна та власть, которая вырвала у него столько лет жизни? , которая не смогла его защитить? Он отвечал мне так: «Ты не думай, что среди арестованных были только такие, как я, были и враги. Это первое. Второе: я в партию пришел сам. И диалектику изучал не по учебникам, а по жизни. Мы были большевиками и знали, что в революции бывают отливы и приливы. И настоящие большевики верили: придет прилив».
Музей на Большой Грузинской
В 1957 году Грамп возвращается в Москву, его полностью реабилитируют, предлагают получить персональную пенсию. Он отказывается, так как считает, что он еще молод, у него есть силы для работы в родном институте. Он просит только две вещи: Вернуть ему его квартиру и библиотеку. Квартиру вернули, библиотеку не смогли вернуть. Все уникальные книги растащили. В 1958 году Грамп собирает всех своих друзей по комсомолу по случаю 40‑летия ВЛКСМ. Тогда и принимается решение: объявить сбор сохранившихся документов о комсомольской юности для будущего музея истории комсомола. А в 1968 году на Б. Грузинской улице, 32, открылся Музей истории комсомола Красной Пресни. Здание под музей выделил исполком Красной Пресни, а ремонт произвел будущий Герой Социалистического Труда, генеральный директор ДСК‑1, а в ту пору комсомолец, руководитель комсомольско-молодежного управления №5 Копелев со своими товарищами. В 1979 году Музей комсомола Красной Пресни был преобразован в городской музей Москвы.
10 марта 1983 года в 12 часов мне позвонил Александр Николаевич Грамп, и мы договорились о встрече. А в 14 часов мне перезвонила Гертруда Яковлевна и сообщила, что Грампа больше нет.
Да, каждый человек знает, что умрет. Но один просто доживает свой век, а другой, как Грамп, и в 80 лет не превратился в старика, в брюзгу. Он работал с утра до вечера, всегда был бодр и полон планов. Грамп умер мгновенно, как говорится, на полном скаку.
Читайте НАС ВКонтакте
Источник
Видео дня. Бузова похвасталась элитной квартирой за 120 млн рублей
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Видео
Больше видео